В. Молотилов







Cмычок над тучей

Продолжение. Предыдущие главы:


9.5   Склянки

Проверим твои знания бед и напастей человечества, Томас. Язык отвалится? Хорошо, расскажи об исчадиях пучины вод.

Цунами, остановка Гольфстрима, могильники отходов производства плутония, придонный сероводород Чёрного моря.

Это не исчадия, Томас. Отрыжка, бешенство и паралич — не исчадия.

Monsters of sea abyss. Ответ принимается.

Назови самое опасное чудовище глубин. Спрут, нет возражений.

Теперь опиши спрута в общих чертах.

It’s not correct. It’s the widespread mistake.


     
Спрут
     спруд, скрут,  сказочное исполинское морское животное, род полипа, каракатицы, всплывающий целым островом и пожирающий целые корабли; ныне принято за родовое названье сепий, каракатиц, осьминогов.
В.И. Даль. Толковый словарь живого великорусского языка.
www.slova.ru/article/34784.html


      Спрут  или  осьминог. — В широком смысле слова, С. называют различных представителей головоногих моллюсков из группы осьминогих (Octopoda), принадлежащих к различным семействам: Octopodidae, Eledonidae, Tremoctopodidae, Cirroteuthidae. В более узком смысле С. называют представителей рода Octopus, a спрутовыми семейство Octopodidae. Тело лишено плавников, длинные ноги снабжены двумя рядами присосков, тело продолговато-округлое. У самцов гектокотилизируется (см. Головоногие) третья правая рука. Насчитывают до нескольких десятков видов этого рода, распространенного во всех морях. С. живут преимущественно среди скал и камней, между которыми прячутся, подстерегая добычу. По некоторым наблюдениям, они сами натаскивают камней, делая себе своего рода гнездо. Плавают весьма быстро. Крайне хищны и прожорливы, питаются моллюсками, ракообразными, рыбами. Яйца шарообразной или яйцевидной формы, соединены группами по 8–20 штук. Многие употребляются в пищу. С. обыкновенный (O. vulgaris Lam. s.octopodia L.) имеет бородавчатое тело, по три придатка над глазами, руки очень длинные и крайне неравномерной длины. При общей длине 640 мм, имеет тело с головой длиной 135 мм. Цвет, как и у других головоногих, очень изменчив, в зависимости от состояния животного и цвета окружающей среды. Водится в Средиземном и Красном морях и океанах Атлантическом, Индийском и Тихом. Употребляется в пищу.
Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона
www.slovopedia.com/10/209/980994.html
———————
     Забыв и думать о Моби Дике, мы разглядывали самое удивительное зрелище, какое только открывало когда-либо таинственное море глазам человека. Перед нами была огромная мясистая масса футов по семьсот (англ. фут равен 0,305 м. — В.М.) в ширину и длину, вся какого-то переливчатого желтовато-белого цвета, и от центра её во все стороны отходило бесчисленное множество длинных рук, крутящихся и извивающихся, как целый клубок анаконд, и готовых, казалось, схватить без разбору всё, что бы ни очутилось поблизости. У неё не видно было ни переда, ни зада, ни начала, ни конца, никаких признаков органов чувств или инстинктов; это покачивалась на волнах нездешним, бесформенным видением сама бессмысленная жизнь.
      Когда с тихим засасывающим звуком она снова исчезла под волнами, Старбек, не отрывая взгляда от воды, забурлившей в том месте, где она скрылась, с отчаянием воскликнул:
      — Уж лучше бы, кажется, увидеть мне Моби Дика и сразиться с ним, чем видеть тебя, о белый призрак!
      — Что это было, сэр?  — спросил Фласк.
      — Огромный спрут. Не многие из китобойцев, увидевших его, возвратились в родной порт, чтобы рассказать об этом. ‹...›
     Какими бы суевериями ни окутывали китоловы появление этого существа, ясно одно — зрелище это настолько необычное, что уже само по себе не может не иметь зловещей значительности. Оно встречается так редко, что мореплаватели, хоть и провозглашают спрута единодушно самым крупным живым существом в океанах, тем не менее почти ничего не знают толком о его истинной природе и внешнем виде, что, впрочем, не мешает им твёрдо верить, что он составляет единственную пищу кашалота. Дело в том, что все другие виды китов кормятся на поверхности, человек даже может наблюдать их за этим занятием, между тем как спермацетовый кит всю свою пищу добывает в неведомых глубинах, и человеку остаётся только делать умозаключения относительно состава его пищи. Иногда во время особенно упорной погони он извергает из себя щупальца спрута, и среди них были обнаружены некоторые, достигающие в длину двадцати и тридцати футов. Полагают, что чудовища, которым принадлежат эти щупальца, обычно цепляются ими за океанское дно, и кашалот в отличие от остальных левиафанов наделён зубами для того, чтобы нападать на них и отдирать их со дна.
     Есть, мне кажется, основания предполагать, что великий кракен епископа Понтоппидана и есть в конечном счёте спрут. Его обыкновение то всплывать, то погружаться, как это описано у епископа, и некоторые другие упоминаемые им особенности совпадают как нельзя точнее. Но вот что касается невероятных размеров, какие приписывает ему епископ, то это необходимо принимать с большой поправкой.
      Часть натуралистов, до которых дошли смутные слухи об описанном здесь загадочном существе, включает его в один класс с каракатицами, куда его по ряду внешних признаков и следует отнести ‹...›

Герман Мелвилл. Моби Дик, или Белый Кит. Глава LIX. Спрут
http://lib.aldebaran.ru/author/melvill_german/melvill_german_mobi_dik_ili_belyi_kit

It’s the widespread mistake. Осьминог обитает на мелководье и никакой опасности для взрослого человека не представляет. Спрут — это матёрый кальмар особой расы, мой мальчик. The giant squid, вот именно.

Не знаю как ты, а я сызмалу стреляный воробей. Образное выражение, да. Стреляный воробей, пуганая ворона. Трезвое отношение к жизни, здоровая недоверчивость — стреляный воробей. Пуганая ворона перегнула палку, вообще не бывает навеселе.

Какое ещё самомнение, не придумывай. То и дело попадаю впросак и набиваю шишки. Новогодние праздники — вот где я по-настоящему стреляный воробей, без оговорок.

При чём тут хлопушки. The sparrow can’t be deceived by a peel of a grain. Мякина, вот как переводится. Шелуха. С незапамятных времён не пускаю этот охмурёж дальше пуговицы.

„Не пускай это дальше пуговицы“, — говорила мама про житейские дрязги. Про дребезги она так не говорила, я догадался сам. Сколько мне их перекокали в драках. Врождённое косоглазие, поэтому очёчки с пяти лет.

Нашёл кого жалеть. Кабы не стёкла — пошла Настя по напастям. Крупный и отнюдь не домашний мальчик. Бодливой корове Бог рог не даёт.

Новогодний охмурёж я раскусил самостоятельно, без маминых поучений. Противоестественный праздник.

Ёлка, например. Маленькой ёлочке холодно зимой. И́з лесу ёлочку взяли мы домой. Взяли, теперь устанавливаем во Дворце имени Чехова.

Типовой Дворец культуры сталинской постройкиПочему Дворец? Хороший вопрос. Потому что не Дом.

Могу и подробнее. Дом обязательно имеет крышу, Дворец — не обязательно. Почему руины, действующий Дворец.

Опиши в двух словах Парфенон, Томас. Stone paling. Каменный частокол, умница.

Обязательно была, не спорь. Двускатная черепичная крыша. Храм подожгли персы, и она обрушилась.

Огнепоклонники, да. Спать не лягут, пока соседу красного петуха под застреху не пустят. Жестоко поплатились, если хочешь знать. Напали на Египет, чтобы спалить святилище Амона. Амон принял меры: песчаная буря. Все до единого испеклись в пустыне, пятьдесят тысяч персов. Вот вам и хвалёный Заратустра.

Зодчий Дворца имени Чехова тоже был уверен, что балясины Парфенона подпирают небо, а не чердак. И отгрохал сооружение от слова ‘двор’, то есть ограду без крыши. Только внутри не изваяние Афины, а Чехов на табуретке.

А ещё врач называется: нога на ногу. Чрезвычайно вредно для кровоснабжения. Когда проходили мимо Чехова, мама обязательно говорила: „Не сиди так, вены пережимаются“.

Как сидел Хлебников? Как мама научила, так и сидел. С достоинством. Никаких закидонов: Я — не Чехов.

Дворец и дворовые постройки. Постойки обозначаются иностранными словами ‘касса’, ‘фойе’, ‘зал’ и ‘буфет’, все под одной крышей для сбережения стропил и кровельного железа. ‘Фойе’ переводится hall, да. На испанский — vestibulo, молодец.

Как ты успел узнать, я изредка употребляю короткие иностранные слова. Слово ‘буфет’, например. Продажа холодных закусок и напитков, так и напрашивается “закусочная”. Но ни в одной забегаловке, где я имел случай угоститься, не было и намёка на тот восхитительный запах, который витал в буфете Дворца имени Чехова. Пахло ситрó, вот чем. Сокращённое citronnade, лимонный напиток. Поэтому слово ‘буфет’ не только имеет право на существование, но требует государственной поддержки. И ‘кефир’, совершенно верно.

Установить даже Эйфелеву ёлку во Дворце — раз плюнуть: подъёмным краном или с вертолёта. Попробуй втащить её в фойе. Крышу разобрать никто не даст, ясно.

Меня и сейчас распирает от родовой гордости, Томас. Называется “долго ли умеючи”. The eyes are afraid, but the hands make it. Спеленали натуго лапы — и таскать вам не перетаскать. Like suppression shirt for mad, yes.

Ребёнка распирает от родовой гордости, самое время приобщать к Stonehenge, Teotihuacan, Giza Pyramids, Angkor Wat, Brooklyn Bridge, Empire State Building, Baikonur etc., — а его дурачат. Сколько на ёлочке шариков цветных. Взялись мы за руки, встали в хоровод. Василиса Премудрая верещит: — Дети, поможем Дедушке пробиться сквозь пургу! Дедушка заплутал, подарки волки растащат! А ну-ка, все вместе: Де-душ-ка Мороз! Громче! Де-душ-ка Мороз! Де-душ-ка Мороз!

И обязательно вваливался этот ряженый со своей подельницей. Он в рдяно-красном и белая оторочка, она — в небесно-голубом и белая оторочка. Кто-то умный внедрял в детские головы красно-бело-голубое. Тот же, кто байки про Чапаева родителям внедрял. Разлагали страну.

Умные разлагали, дураки — отваживали от православной молитвы. Православная молитва обязательно дойдёт, если краткая и просишь во благо.

Просишь, бывало, а всё без толку. Короче некуда, а всё без толку. И слава Богу, что без толку. Боже, влюби её в меня. Боже, влюби её в меня. Боже, влюби её в меня. А она другому отдалась. И наблюдаешь эту стерву в развитии. Со стороны.

Так вот, с языка дураков позывные „Де-душ-ка Мороз!“ переводятся так: озвучил желание — получи паёк. Это к тому, что the giant squid без промедления откликается на кличку Architeuthis, но лично я бы не советовал.


     Гигантский кальмар или архитеутис (лат. Architeuthis) — род океанических кальмаров, составляющий самостоятельное семейство Architeuthidae. Считается, что гигантские кальмары могут вырастать в длину до 18 метров. Официально зарегистрированный рекорд длины — 17,4 м с щупальцами (1887 год, экземпляр найден на берегу Новой Зеландии). ‹...› Наибольший вес животного предположительно до тонны.
     Несмотря на размеры представителей этого рода, учёные предполагают, что самым крупным в семействе кальмаров является относящийся к другому роду так называемый колоссальный кальмар (Mesonychoteuthis hamiltoni Robson, 1925). Колоссальный кальмар является самым крупным в мире моллюском. В 2003 году был пойман молодой колоссальный кальмар с длиной мантии в 2,5 метра. У взрослых особей предполагается длина мантии в 4 метра. ‹...›
     Молодые и полувзрослые гигантские кальмары обитают в толще воды открытого океана на глубинах от нескольких метров до 500–600 м. Взрослые водятся главным образом у дна на глубинах приблизительно от 100 до 1100 м, чаще всего от 200 до примерно 600 м.
     Объект охоты кашалотов, однако взрослые особи служат добычей редко, поскольку достаточно сильны для борьбы даже со взрослым кашалотом.
http://ru.wikipedia.org/wiki/Архитевтис
———————
     По сообщению Reuters из Веллингтона, новозеландские ученые объявили о том, что вблизи Антарктики был пойман очень редкий кальмар вида Mesonychoteuthis hamiltoni. Стив О’Ши, морской биолог из Оклендского технологического университета, заявил, что это всего шестой случай, когда в руки ученых попадает подобный экземпляр гигантского головоногого, при этом, первый раз такой редкий экземляр вылавливают тралом практически неповрежденным, в отличие от тех останков, которые обнаруживают полупереваренными в чреве кашалотов. Рыболовный траулер выловил 150-килограммового кальмара в море Росса в 3500 километрах к югу от столицы Новой Зеландии Веллингтона.
колоссальный кальмар Mesonychoteuthis hamiltoni     Исполинский кальмар намного крупнее и опаснее своего сородича — гигантского кальмара (Architeuthis dux). Его щупальца оснащены 25 крюками, служащими для захвата жертвы, которые похожи на загнутые клыки и способны поворачиваться на 360°. Это оружие кальмар использует не только для охоты, но и для защиты от кашалотов, которые питаются осьминогами и кальмарами.
     Масса кальмара-колосса может достигать 900 килограмм, а длина щупальцев — 13 метров. Пойманный экземпляр оказался не вполне “зрелой” особью, но и при этом имел щупальца длиной около 5 метров. Изучение этих загадочных существ весьма затруднено тем, что они, как правило, попадают к ученым в полупереваренном виде, извлеченными из внутренностей погибших кашалотов. Именно так были добыты пятеро из шести предыдущих экземпляров.
     В этой связи находка приобретает большую ценность и напоминает о том, насколько мало изучены глубины Мирового океана, в которых обитают подобные создания. Подобные кальмары попадают в руки ученых чрезвычайно редко.
http://science.compulenta.ru/38825/
———————
     Гигантский глубоководный кальмар излучает ослепляющие вспышки света во время нападения на свою жертву.
     К такому открытию пришли японские ученые, проводившие исследование кальмаров вида Taningia danae.
     В ходе глубоководных съемок в северной части Тихого океана в 2005 году ученым удалось запечатлеть зрелищное световое шоу, устроенное кальмаром.
     Taningia danae впервые были засняты на видео в их естественной среде. Оказалось, что кальмары вовсе не вялые, инертные моллюски, как о них думали раньше, а агрессивные хищники.
     Японские ученые, опубликовавшие отчет о своем исследовании в журнале британской Академии наук Royal Society Journal, считают, что, излучая вспышки света, кальмары сбивают с толку своих потенциальных жертв.
     Кальмар, длина которого достигает двух метров, ловко плавает как вперед, так и назад, взмахивая своими большими мускулистыми плавниками.
     В видеоматериале, снятом на глубине от 240 до 940 метров, также показано, как головоногий моллюск развивает скорость до 2,5 метров в секунду во время преследования своей жертвы, которую он захватывает восемью щупальцами.
     Интенсивные световые сигналы, излучающиеся кальмаром во время нападения на жертву, привели в изумление всю группу исследователей.
      Профессор Цунеми Кубодера из Национального музея науки в Токио сказал Би-би-си: „Никто еще не видел такого свечения живых организмов, какое мы наблюдали во время охоты глубоководного кальмара”.
     Кальмары, известные науке под именем Taningia danae, излучают короткие вспышки из органов свечения — фотофоров, которые находятся на передних щупальцах.
     Впрочем, слепящий свет, как считают ученые, может использоваться не только для того, чтобы сбить с толку жертву. Он может быть также элементом ухаживания.
     Глубоководные кальмары, считающиеся когда-то морскими чудовищами, очень сложны для изучения.
     Мало что известно об их строении и среде обитания. Считается, что Taningia danae в больших количествах обитает в тропических и субтропических океанах. Самый большой известный науке кальмар достигает 2,3 метра в длину и весит чуть более 60 килограммов.
http://www.ivmag.org/node/1288

Как ты думаешь, Томас, для чего финикийцы изобрели буквы? Песок и скалы, острая нехватка глины для клинописи. Любопытные соображения.

Финикийский алфавитМоё мнение? Так сподручнее записывать байки мореходов. Плавай древние египтяне за пределы Нила, тоже перешли бы на загогулины вроде этих.

Тусклая, бедная событиями жизнь и повальный самообман. Стоит уснуть, обольщается древний египтянин, и мой Ка всюду побывает, всего нагляжусь. Никакой нужды в скорописи, зачем буквы.

То ли дело горожане Тира, Библа и Сидона: в Египет — драгоценный кедр, обратно — грошовый папирус. Домосед всегда в проигрыше, не так ли.

Подозреваю залежи свитков и складней (англ. regular pleats; фр. plissé) в учебных заведениях Древнего Леванта, не говоря о храмовых книгохранилищах. Горы чтива, это наверняка. Главным образом, приключения на море: альфа и омега изящной словесности финикийцев. Читали дети и подростки / Как заведённые, взасос. Пропитается мальчуган духом дальних странствий — и айда бороздить просторы.

Вот именно: ни одной байки не уцелело, даже обрывка. Лучше бы не изобретали букв, корпели по старинке. Клинопись Угарита налицо, хождения за Столбы Мелькарта — ни полслова.

Синдбад-мореход? Как это я сам не догадался. Пересказы и перепевы, да. Пересказали Аристотеля, перепели Моисея. Арабы и мореплавание — арабские сказки.

Какой ещё венецианский мавр. Отелло не смуглее Дездемоны, просто его родители так назвали: Маурициус, сокращённо Мавр. Имя собственное, да.

Учитывая размах финикийского мореходства, я не думаю, что нападению спрута скандинавы подверглись первыми. Потерпевших было полным-полно и до них.

Ладьи небольшие, викинги поневоле орудовали стаей. Шли на расстоянии прямой видимости. Пристали к берегу, нахватали полонянок, плывут продавать. Те же печенеги, только под парусом. Поделом, что становились поживой кракена епископа Понтоппидана.


Хиротевтис верании (Chiroteuthis veranyi)Называются головоногие, восемь ног. При этом у всех на устах ‘обвил щупальцами’. Лично мне выражение “осьминог всосался в жертву всеми ногами” нигде не встречалось. Хорошо, пусть будут щупальца, не ноги. А руки есть? Две руки, совершенно как у человека. Наука их руками не считает: кальмары — отряд десятиногих головоногих моллюсков.

Но кроме буквы науки есть дух языка, не так ли. Дух животворит. Если у всех на устах выражение ‘обвил щупальцами’ — называем десятиногих головощупальцевыми. Лично мне выражение “у головощупальцевых восемь губ и две руки” по душе.

Восьмигубые? Осьминог, осьмигуб. Покорнейше благодарю, ешьте сами. Почему упрямый старик. Хорошо, обкатаем осьмигуба.

Итак, восьмиконечная звезда с пастью посерёдке. Чтобы загýбить (ср. ‘губить’, ‘пагуба’, губирь) добычу, спрут совершает рывок, перемещая всё тело головой вперёд. Spurt, совершенно верно. Резкое кратковременное увеличение скорости движения.

Однако известно, что наибольшую скорость эти существа развивают, пятясь. Мышечный чехол волнообразно сокращается, происходит отдача от выдавленной струи. При этом глухой конец чехла заканчивается листовидным плавником, который позволяет спруту двигаться в противоположном направлении. То есть рывок пастью вперёд — никакой не spurt, а нечто из жизни креветок.

Допустим, охота удалась: морской заяц или котик прочно удерживается щупальцами, начинает работать клюв. Работа, что называется, спустя рукава: руки полощутся в сторонке, бездействуют. Если же выпал случай закусить морским волком, осьмигуб охотится совершенно иначе.

Прошу внимания: руки спрута. Тоже с ладонями, но без пальцев. Ладонь называется булава.


     На булаве четыре ряда присосок, из которых два средних ряда (12–14 пар) очень крупные, до 5 см в диаметре, их роговые кольца вооружены по всему периметру 40–50-ю одинаковыми треугольными зубцами.
www.sivatherium.h12.ru/library/Nesis/squid_01.htm

Каким образом спруты орудуют булавой где-нибудь в Марианской впадине, нам с тобой всё равно. Совершенно другое дело, когда чудовище глубин посягает на человека.

Почему, спрашивается, кракен епископа Понтоппидана безнаказанно пожирал викингов? Потому что самые опытные бойцы не успевали применить оружие. Мечи обнажены, секиры занесены для удара — бесполезно, прозеваешь.

Делается так: в погожий денёк днище ладьи различимо с любой глубины, спрут бесшумно всплывает обочь. Слегка высунет голову, мгновение — и человек летит за борт.

Никаких мачт кракен не крушил, это враки. Вымётывает булаву, влипает присосками и резко подсекает. Похоже на гарпунную пушку, только вращается не лебёдка возврата линя, а гребной винт китобойца. Полный назад. Для спрута с его водомётом — полный вперёд: третий закон Ньютона.

И так выщипывает по волоску, пока вся шкура не облысеет. Соседи не спешили на помощь: случалось, кракены играли в пятнашки наперерыв, стаей.

Это преувеличение, что спрут пожирал всех до единого. Почему бы не юркнуть под скамью, спрашивается.

Не тот народ, я тоже так подумал. Врагу не сдаётся наш гордый варяг. Спасение — мачта. Поочередно вскарабкивались обозревать просторы, кому-то и выпадет уцелеть.

Язык не поворачивается назвать такое удачей: наблюдать, сходя с ума. Обязательно бредили об исполинском загнутом клюве и жуткой величины глазах-плошках.

Очевидец рассказывает, заикаясь и всхлипывая. Косая сажень в плечах, а вот поди ж ты. Грамотею это на руку: легко угнаться. Запишет слово в слово и вручает рукопись конунгу, главарю народа.

Раз в пять лет конунги шведов, норвежцев и датчан устраивали съезд. Происшествия на суше и на море. Читай с расстановкой, не тарахти. Подробности нападения. Строго в погожий день, парни. Слушали, постановили. Первое: перемещаться там-то и там-то исключительно в ненастье. Густой туман, снегопад — лучшее прикрытие. Второе: очевидцам нападения кракена урезать языки, дабы не смущали народ. Третье. Найти способ мореплавания в условиях ограниченной видимости.

Быстрёхонько изобрели компас, жизнь заставила.


     Еще в 1856 году знаменитый датский естествоиспытатель Япетус Стенструп изучил громадный клюв кальмара, выброшенного волной на берег Дании в 1853 году, сопоставил его с частями тела кальмара, которого в 1855 году подобрали севернее Багамских островов, разобрался со старинными записями о других гигантских чудищах, выброшенных на берега Дании (1545) и Исландии (1639, 1790), и описал загадочное морское чудовище как реально существующее животное, гигантского кальмара, дав ему имя Architeuthis dux (в переводе — сверхкальмар-князь).
www.sivatherium.h12.ru/library/Nesis/squid_01.htm

Обрати внимание, Томас, англо-саксы путают спрута и осьминога: один и тот же octopus. Но, как мы выяснили, спрутом следует называть матёрого кальмара (the giant squid). При этом англичане обожают точность, а Британия — владычица морей. Почему путаница?

Потому что мореплаватели этой страны овладели навыками борьбы со спрутами так давно, что и забыли, каковы они вблизи.

Но сначала поговорим о кашалотах, естественных врагах чудовищ глубин.


     Ясно выражен половой диморфизм: длина самцов до 18–21 м, самок до 11–13 м. Форма тела каплевидная, значительно утолщенная в переднем отделе. Огромная выпуклая сверху голова, достигающая 1/3 длины тела, спереди оканчивается тупо — “лобовиной”. ‹...›
     Гомодонтные колышкообразные зубы кашалота, часто слегка изогнутые в средней части, могут достигать до 27 см в длину. ‹...›
     Распространение охватывает все моря от Северного Ледовитого океана до Антарктики. Предпочитают теплые и умеренные воды. В летнее время мигрируют к северу, а зимой — к югу. Северная граница летнего распространения в Тихом океане проходит примерно по 62° с.ш., а в Атлантике местами достигает и даже переходит 75° с.ш. Места зимовок в западной части Тихого океана располагаются в основном южнее Японских о-вов, а в Восточной Атлантике — в тропических водах у Западной Африки. В водах СССР обычны на Дальнем Востоке, возможны также встречи у Мурманского побережья.
     Питается в основном головоногими моллюсками, преимущественно кальмарами, в значительно меньшей степени — рыбой. Может нападать на крупных кальмаров до 10 м и более в длину и поедать их. В поисках добычи ныряет на большую глубину (более чем на 1000 м), оставаясь подолгу под водой (15–60 мин). Кашалоты полигамны, и в период размножения около одного половозрелого самца держатся 10–15 самок.
www.bg-znanie.ru/article.php?nid=27385

Некогда зубатые киты обитали на суше, это надёжно доказано. Никто не понимает, для чего им понадобилось менять образ жизни. Туманные предположения. Лично я думаю так: борьба за существование.

Будущих китообразных вытеснили с материка ископаемые ныне ящеры, рогачи с аршинными когтями. Хорошо, пробуем охотиться в воде. Постепенно руки превратились в плавники, нижние конечности в хвост, одна ноздря совершенно закрылась, другая стала дыхалом и т.п.

Ну и ловили бы рыбу, как нерпа. Так нет, давай нырять на полторы версты вглубь, питаться головоногими.

Разумеется, кто-то питался ими задолго до китов. Но предыдушие ныряльщики потерпели поражение: спруты их передушили. Почему передушили? Потому что водная среда остыла, и морские ящеры вместе с ней. Остыли, не та скорость обмена веществ, то есть подвижность. То ли дело теплокровные поморы: белый медведь, морж, киты.

Предыдущие единоборцы вымерли, ниша свободна, её занимают кашалоты. Устанавливается равновесие между хищником и жертвой, как в африканской саванне.

Своими пищевыми предпочтениями кашалоты напоминают мангуста, охотника на змей. Хорьки давят кур, мангусты — кобр. Разумеется, змеи спешат в укромное место при появлении зверька.

Киты выкармливают детёнышей молоком. Кровь совершенно того же цвета, что и у нас с тобой. У осьминогов и осьмигубов она голубая, мой мальчик. Потому что переносчиком кислорода у них служат соединения меди, а не железа. Важная подробность, не упусти.

И ещё: в отличие от земноводных, спруты не пробовали выползать на сушу, а все силы бросили на приспособление именно к солёной воде. Добились нулевой плавучести, например. В их тканях такое множества пузырьков с раствором нашатыря, что осьмигубы не тонут и не всплывают, если сами того не захотят. Ничего подобного у осьминогов и каракатиц не обнаружено, заруби себе на носу.

Вот кит-охотник ныряет на умопомрачительную глубину и там вступает в схватку. Нижняя челюсть у него точь-в-точь как у крокодила, но приёмы борьбы совершенно другие. Крокодил утаскивает добычу в воду и там запихивает её под корягу, чтобы туша проквасилась и можно было отрывать по куску. Кашалот выносит осьмигуба на открытый воздух, как пробка вылетая из воды.

Пока китобои не пересели с парусников на пароходы, мореплаватели то и дело становились свидетелями победного завершения поединка. Щупальца обмякли, туша спрута колышется на поверхности. Нулевая плавучесть, вот именно. Кашалот медлит с трапезой, ходит кругами. Почему медлит? Добытчик, вот почему. Налетают домочадцы, начинается пиршество.

Жёны, детёныши. Жёны изящные, маленькие. Охотятся только в случае крайней нужды. У каждой — по сосунку или на сносях.

Иждивенцы насыщаются, сам в сторонке. Пол-щупалца достанется, бывало. Казалось бы, ныряй вдругорядь. Голод не тётка — ныряй.

Почему-то уходят с места удачной охоты, откочёвывают.

Вот и англичане догадались, не ты один. Спруты быстрёхонько разбежались, то-то и оно. Значит, осьмигуб подал своим знак „take refuge, who can!”

Подсказка: перепад давления.

Взрыв лопающихся глаз, молодец.

При этом звон, как от разбитого стекла.

Надо почаще воспроизводить на корабле этот звук — и дело в шляпе.

Бить склянки, умница.


Склянки на корабле били каждые полчаса, правильно. Нынче не бьют: бесполезно. Нарушили равновесие в природе, вот и пожинаем плоды.


9.6   Помада

Кашалот
     Если рассматривать голову кашалота как четырехгранную призму, то наискось её можно разделить на два плоских клина, из которых нижний будет представлять собой костное образование — черепную коробку и челюсти, а верхний — жировую массу, совершенно лишённую костей; широкая же передняя грань как раз и даст нам могучий и отвесный китовый лоб. Теперь в середине лба горизонтально разделим верхний клин на две почти совершенно равные части, которые и без нас разделены природой при помощи внутренней перегородки из толстого хряща.
      Нижняя из этих двух частей, называемая “колодой”, представляет собой огромные масляные соты примерно в десять тысяч ячеек, образованных переплетением плотных и эластичных белых волокон и пропитанных жиром. Верхняя часть, известная под названием “кузов”, это не что иное, как большая Гейдельбергская бочка кашалота. Спереди она украшена какой-то замысловатой резьбой — на огромном нахмуренном кашалотовом челе можно видеть всевозможные символические узоры. И как знаменитую бочку в Гейдельберге всегда наполняли лучшими винами Рейнской долины, так и эта “бочка” кашалота содержит самый драгоценный сорт масляного вина, а именно знаменитый спермацет в его совершенно чистом, прозрачном и ароматном виде. И ни в какой другой части китовой туши это ценнейшее вещество без примесей не встречается. В живом кашалоте оно находится в абсолютно жидком состоянии, но после смерти кита, будучи открыто воздействию воздуха, начинает быстро густеть, образуя красивые кристаллические иглы, как будто первый тонкий ледок затягивает поверхность воды. “Кузов” большого кашалота даёт обычно около пятисот галлонов (галлон равен 4,55 л. — В.М.) спермацета, не считая того, что в силу неизбежных обстоятельств в значительных количествах расплёскивается, проливается, вытекает, просачивается или иным путём безвозвратно теряется во время сложной работы, хотя при этом и стараются спасти что можно. ‹...›
     В процессе отделения головы кашалота оператор орудует своим инструментом в непосредственной близости от того места, где позднее будет проложен ход к спермацетовым залежам; вот почему ему следует проявлять величайшую осторожность, чтобы из-за неловкого преждевременного удара не вторгнуться в святилище и не пролить без пользы его бесценное содержимое. Отделённая голова поднимается из воды отрезанным концом вверх при помощи огромных талей, чьи пеньковые петли свисают над бортом целым канатным лабиринтом. ‹...›

Герман Мелвилл. Моби Дик, или Белый Кит.
Глава LXXVII. Большая гейдельбергская бочка
http://lib.aldebaran.ru/author/melvill_german/melvill_german_mobi_dik_ili_belyi_kit

Мелвиллу довелось работать с драгоценным содержимым головы кашалота, вот его впечатления:


Герман Мелвилл (Melville, Herman 1819–1891)     ‹...› я с удивлением увидел, что он застыл комками, которые плавали в ещё не затвердевшей влаге. Нам поручалось разминать эти комки, чтобы они снова становились жидкостью. Что за сладкое, что за благоуханное занятие! Неудивительно, что в прежние времена спермацет славился как лучшее косметическое средство. Как он очищает! как смягчает! как освежает! и какой у него аромат! Погрузив в него руки всего на несколько минут, я почувствовал, что пальцы у меня сделались, как угри, и даже начали как будто бы извиваться и скручиваться в кольца.
      ‹...› купая руки мои между этих мягких, нежных комьев сгустившейся ткани, только что сотканной из пахучей влаги; чувствуя, как они расходятся у меня под пальцами, испуская при этом маслянистый сок, точно созревшие гроздья винограда, брызжущие вином,  — вдыхая этот чистейший аромат, воистину подобный запаху вешних фиалок, клянусь вам, я жил в это время словно среди медвяных лугов; ‹...› я готов был согласиться со странным поверьем времени Парацельса, будто спермацет обладает редкой способностью смирять волнение гнева: купаясь в этой чудесной ванне, я испытывал божественное чувство свободы от всякого недоброжелательства, от всякой обидчивости и от всякой злобы. ‹...›
Там же

Сперма (σπερμα) — семя, семенная жидкость самца; κήτος — кит. Кто и когда ошибся или пошутил, покрыто мраком. Во всяком случае, не китобои. Потворствовать заблуждениям не в моих правилах, переменю-ка я это нелепое название.

Каких только нет смазок, включая твёрдые. Баббит, например. Крепкое слово ‘баббит’, пригодится подкаблучника поддеть. Но это промышленность, жизнь железяк; а что маслянисто-воскоподобного в быту, в повседневном обиходе? Помада маслянисто-воскоподобная.

От слова ‘яблоко’ (лат. pomum). Яблоки покрыты восковым налётом, это и есть первобытная помада. Римские прелестницы заставляли рабынь счищать кожуру, вытапливать из неё воск и сбивать с маслом оливы, а потом Купидон расхлёбывал. Или Гименей, кому как повезёт.

Решено: помада.

Откуда я узнал о кашалотах? Из книги Германа Мелвилла. Почему из книги Германа Мелвилла? Хотел взять урок высокой печати у Рокуэлла Кента. Взял, заодно и прочёл. В Энн Арбор писателя-китобоя ставят ниже Элизе Реклю. Назло надменному соседу: помада Мелвилла. Credible man, yes. Edison’s lamp, Parkinson’s Law, Melville’s pomade. Brand, of course.

Адольф фон Менцель. Флейтовый концерт в Сан-Суси. 1852. Старая национальная галерея.Пока не научились перегонять нефть на керосин, вечера в приличных домах коротали при свечах, не так ли. Во времена Василия Тёмного, Бориса Годунова и Павла I основным источником пополнения казны государства Российского была продажа пчелиного воска и пеньки за рубеж.

Растительное волокно, правильно. Пропитай селитрой — получится фитиль.

Взятие Казани было задумано боярами Ивана IV ещё и для того, чтобы захватить лучшие медоносные угодья Евразии. Башкирский мёд, да.

И вдруг воск перестал пользоваться спросом. Пеньку рвут с руками, воск — даром не надо. Почему?

Восковая свеча не утратила своего значения и поныне, в православном обиходе. Льётся тёплый свет, но лики святых с годами темнеют. Приходится признать, Томас, что Запад и тут нас обскакал: помада Мелвилла горит значительно ярче и совершенно без копоти. Да ещё и запах вешних фиалок.

Jean-Auguste-Dominique Ingres (1780–1867). Philibert Riviére (1766–1816). 1804–1805. Oil on canvas, 116×89 сm. Musée du LouvreДорогое удовольствие такое освещение, но того стоит. Пройдись по Лувру, загляни в глаза породистых бездельников конца XVIII – середины XIX века. Разливанное умиротворение, Будде не снилось. Врачебное искусство Парацельса стояло не на поверьях и предрассудках, мистер Мелвилл: у простонародья, затесавшегося в развеску благодаря живописным лохмотьям, всегда тревожный огонёк во взоре. Постоянно что-то грызёт этих работяг.

Беззаботная знать, беспокойные труженики. При этом в Древнем Риме свет и роскошь обозначались одним словом ‘lux’. “Ваша Светлость” и “Ваше Сиятельство” — оттуда. Поэтому высший свет и сальный огарок — невозможное сочетание. Кляча и трепетная лань в одной упряжке, я бы сказал. Или даже светопреставление.

Но вот и пчелиный воск стал ниже достоинства спесивых неженок. Благовонное сияние и блистательное благоухание во что бы то ни стало, даже в кабале у Гобсека.

Раз Мелвилл не дружит с Парацельсом, за которого горой весь Лувр, — отменяю Melville’s pomade. Своя рука владыка: да будет pomade lux.

Ты заскучал, как я погляжу. Вопрос: почему из туши кита-цедильщика не получить и напёрстка pomade lux? Одна ворвань, сырьё для мыловарения. Подсказка была, проверим твою память.

Память, как у Дональда Маклейна или даже как у Гая Бёрджесса. Кто такие? Понятия не имею. Правильно, особенности питания. Криль богат чем угодно, только не медью, зато головоногие сочатся, даже истекают ею. Голубая кровь, да. И у пауков голубая, молодец.

Bernardo Strozzi (1581–1644). «Vanitas» or «Old Coquette». 1637. Oil on canvas, 135×109 cm. Pushkin Museum of Fine Arts, Moscow.Недостаток меди в питании приводит к бледной немочи, запомни. В крыжовнике особенно много почему-то. Чехов издевался над любителями, врач называется. Мама всегда говорила: “Нажимай осенью на крыжовник, яблоки подождут”.

Фиалки фиалками, но Джон Буль и дядя Сэм — люди расчёта: быстрёхонько закрыли свечные заводики на дорогущем привозном сырье, стоило появиться отечественному керосину. Отечество Джона Буля тогда простиралось на оба полушария, никаких таможенных пошлин, вот именно. Дёшево и сердито. Воняет? Проветривайте помещение. Зальём старушку Европу светом — никаких бродячих призраков, господин Маркс.

Родовая знать долго держалась старины: жалко выбрасывать бабушкины подсвечники, да и смирять волнение гнева на промах прислуги чем-то надо. Но вот расползлись по стенам провода, знай щёлкай выключателем. Самой дремучей маркизе стало понятно: запах медвяных лугов хорошо, лампочка Эдисона около ночного горшка — лучше.

Всё шло к тому, что зубатого кита оставят в покое — перестали же истреблять страусов, как только Робеспьер проредил дворян. Лампа накаливания — охранная грамота кашалота. Наверняка оставят в покое, и кит-ныряльщик потихоньку восстановит былое поголовье.

Не тут-то было: кашалот исчез с лица Земли. В чём дело?

Борьба трудящихся за достойный заработок, Томас. Бедняки приучили богатых делиться.

Paulus Moreelse (1571–1638). A Girl with a Mirror, an allegory of Profane Love. 1627. Oil on canvas. 105.5×83 cm. The Fitzwilliam Museum.

„Собственность — это кража“. Сказал Прудон, да. Богачи в первом поколении с этим никогда не согласятся: до меня пустыня, всё нажито непосильным трудом.

Правоту Прудона изнутри этого сословия можно признать только будучи наследником состояния, каким-нибудь Саввой Морозовым.

Кого из Святых Отцов ни возьми, все учат: единственное оправдание богатства — благотворительность. Отцы учат, простецы подпевают: Низложи сильныя со престол и вознесе смиренныя, алчущия исполни благ и богатящияся отпусти тщи (Лк.1:52,53).

Послушал Савва Морозов церковное пение — в пот бросило. В холодный пот с позывом на низ. Делиться надо, пока не поздно. И бегом улучшать благосостояние человека труда. Как заорёт на конторских: „Всех уволю! Быстро подняли расценки ткачам, гады!“ И не один же Савва Морозов такой сознательный.

Благосостояние растёт, трудящиеся накупили жёнам и дочерям зеркал.

В прежние годы любовались на своё отражение одни леди, теперь — любая Марфа. Главное, вышли из употребления белила и румяна. Вотрёт, бывало, кухарка пригоршню белил в щёки — готово, пожарные за ней строем ходят.

Почему-то кожа стремительно увядала от этих белил. Не один же Мелвилл заметил благотворное влияние своей помады: какой-нибудь швее капнуло с господского подсвечника на руку, она растёрла сгоряча — батюшки, кожа как шёлк, а ну попробуем обработать лицо. Ух ты, вылитая Полина Виардо.

Я нарочно поддел Германа Мелвилла Парацельсом, чтобы проверить его благодушие. И что же? Неколебимое спокойствие духа. А какой красавец, глаз не оторвать. Особенно хорош цвет лица: нежно-розовый румянец. И это при при седой-то бороде. Вот как пропитался помадой, разминая комки. Беру назад pomade lux, восстанавливаю Melville’s pomade.

Искусство нравиться требует жертв — раз. Кукловоды человечества смекнули: полезное благодушие трудящихся, никаких восстаний, — два. То есть кашалот попал между молотом и наковальней.

И пошла неслыханная травля.

На переломе XX века забили тревогу, но поздно: не осталось ни одного зубатого кита, одни костяки на подпорках для любознательных.

Ну и что, моя хата с краю. Подумаешь, одни костяки. Мамонтов тоже почикали, как-нибудь приспособимся без притираний. Не переедать, например. Пьянству бой. Курить — здоровью кредить. Закаливание. Бег трусцой. Ежедневное опорожнение кишечника.

Вот именно, что хата с краю, на побережье. По населению береговой кромки — главный удар.

9.7   Нашествие спрутов

Пошла неслыханная травля, Томас. Во времена парусников для поединка с кашалотом требовалось немалое мужество и навык; двигатель внутреннего сгорания превратил этот промысел в простую бойню. Василий Перов (1833–1882) Тройка. Ученики мастеровые везут воду. 1866. Холст, масло. 51,5×65,8 см. ГТГ, Москва.Никаких шлюпок с отважными гребцами — дальнобойная гарпунная пушка прямо на китобойце. В наконечнике гарпуна взрывное устройство. Прицельный выстрел — и мгновенная гибель кита. Бездыханную тушу втаскивают за хвостовой плавник по слипу на палубу, и застучали ножи.

Разумеется, первыми гибнут самцы: они вдвое крупнее самочек. Гарем остаётся без повелителя — раз, семья без добытчика — два. Мечты и надежды подрастающего поколения летят ко всем чертям. Хилые недомерки пробавляются каракатицами, трепангами и прочей дрянью. Стремительное вырождение стада. А травля набирает обороты: помада Мелвилла идёт на ура, бойтесь подделок.


Вдруг сообщение:


      Близ побережья Флориды чудовищный спрут напал на парусную яхту. Уцелела парочка, уединившаяся для пробного исполнения супружеского долга, как они заявили при даче показаний.
     Убедительная просьба не запирать двери кают изнутри.

И понеслось.


      Культовый пляж Вайкики на Гавайях подвергся уже пятому нападению морского чудовища. Как обычно, спрут всплыл у самого берега и закусил мужчиной заурядного телосложения, личность которого в настоящее время устанавливается. Несчастный отличался от соседей по лежаку разве что устрашающей причёской, так называемыми дредами. Трое из предыдущих пострадавших тоже обладали густыми шевелюрами, один был совершенно лыс, но имел пышную бороду и волосатую грудь.
     Не лишено оснований предположение, что людоед опасен только для любителей погреться на солнышке: купальщики его явно не привлекают. Полное равнодушие к прелестям близорукой мисс Джексон, беззаботно плескавшейся в сени щупалец монстра.
     „Когда спрут запихивал этого парня себе в глотку, я хорошенько врезал ему пяткой по кумполу, да что толку“, — делится впечатлениями один из спасателей, облепленный с головы до ног зловонной слизью.
     Береговая охрана советует отдыхающим подныривать под спрута при его приближении: это самое безопасное место.

     Скорость обнищания населения Канарских островов сопоставима со стремительным ростом благосостояния киргизов. Поскольку внутренние водоёмы с чистой водой в наши дни наперечёт, неделя отдыха на Иссык-Куле обойдётся вам не дешевле полёта на Луну.
     Азербайджан полностью прекратил добычу нефти на Каспии и развернул строительство гостиниц, волноломов, коралловых рифов и затонувших городов античности по всему побережью страны. Нагорный Карабах добровольно присоединяется к Баку, но его не берут.

     Европа едина как никогда: Гибралтар и Ла-Манш оборудованы приборами раннего обнаружения тел перетекания и раздвижными стальными решётками. Командование НАТО заверило, что торпедирован последний спрут Средиземноморья. Туристический бизнес Туниса и Турции поднимает голову.

     Лежбища моржей, морских котиков и курильских каланов стремительно пустеют. Ластоногие Земли на грани исчезновения. Защитники животных всего мира объединились для спасения братьев наших меньших от щупалец спрутов. Оснащенные противотанковыми орудиями и миномётами отряды добровольцев ведут круглосуточную охрану лежбищ.

     Как известно, воды высоких широт бедны падальщиками, и трупы убитых спрутов разлагаются на поверхности моря, пока течение не выбросит их на берег или шторм не размечет останки. Флотилии мародёров ожесточённо соперничают за право добычи роговых выростов близ ротового отверстия моллюсков, так называемых клювов. Установлено, что порошок из них далеко превосходит бобровую струю, йохимбе, камыш Typha Capensis, корни Heteromorpha arborescens (гетероморфа древовидная), Ozoroa reticulata (озороа сетчатая), Carissa edulis (карисса съедобная), Securinega virosa (секуринега вироза), Triumfetta welwitschii (триумфетта Велвича) и африканскую сливу в поддержании мужской состоятельности. Опасайтесь подделок.

     Учёными из Сан-Паулу предложен относительно дешёвый способ уничтожения спрутов: пингвины-подрывники.
     Этих птиц всё равно не спасти, но отныне гибель каждой особи нанесёт равноценный урон прожорливым рукосуям Антарктики.
     Пингвинов постоянно кольцуют для отслеживания их перемещения, они привыкли носить на теле посторонний предмет. Почему бы не пояс шахида, сообразили бразильцы.
     Не требуется ни минуты натаскивания, чего не скажешь о догах-камикадзе времён Второй мировой, остановивших Роммеля на подступах к Лондону. Танк, позволю себе такое сравнение, добровольно запихнёт взрывчатку в своё нутро.
      Папа Римский благословил этот почин, католикос всех армян — осудил. Оно и понятно: пляжи Севана с недавних пор ежедневно приносят доход, равный выручке от продажи армянской меди, марганца и молибдена за год.

      Устья Оби, Лены, Енисея, Индигирки, Амура, Амазонки, Рио-Гранде, Инда, Ганга и Меконга должны стать неодолимой преградой для расползания головоногих людоедов по материкам.
     Госсовет КНР изыскал средства для работ на Жёлтой реке и потребовал от СССР последовать его примеру в отношении Амура.

     По заключению старшего научного сотрудника Пермского НИГНИ Шестова И.Н., пресная вода непригодна для обитания спрута: сила выталкивания этой жидкости значительно уступает солёной воде. „Гадина просто утонет”, — уверенно обещает тов. Шестов.
     Госсовет КНР приостановил строительство защитных сооружений на Жёлтой реке. Виновные в преступном недомыслии взяты под стражу. Русские долго запрягают, это полезная привычка.

      Вероятность того, что промыслу минтая на Дальнем Востоке пришёл конец, близка к 1,0. Крепчайшие корейские тралы не подлежат восстановлению. Чудовищные убытки.

      Полностью прекращен лов сельди, палтуса и трески. Скандинавия без рыбы — это не укладывается в голове. Отдадим должное предусмотрительности норвежцев: разведение сёмги в неволе поможет северянам пережить тощие годы.

      ВМФ США положил конец разгулу глубоководных монстров вдоль всего западного побережья своей страны.

      ВМФ Советского Союза положил конец разгулу глубоководных монстров близ восточного побережья своей страны.

      Натиск спрутов на восточное побережье США необычайно усилился. Фидель Кастро отрицает причастность Кубы к указанному явлению.

      Натиск спрутов на восточное побережье СССР необычайно усилился. Пресс-служба ВМФ США отрицает причастность своего ведомства к указанному явлению.

И так далее, Томас. Лично я для себя сделал такие выводы: 1. Ни одно существо на свете не переселится по доброй воле к чёрту на рога; 2. Стоит прекратить на него давление, перестать угнетать, — изгой неизбежно вернётся туда, откуда его выжили.

Глубоководные спруты залегли на отмелях и прекрасно там себя чувствуют, о чём это говорит? Это говорит о том, что они не глубоководные, а приспособились. Налицо череда событий и противособытий, Томас. Важнейшее прозрение Велимира Хлебникова.

По всей видимости, дело было так. Земноводные, то есть будущие насельники суши, попёрли из воды ведь не обсохнуть на солнышке, кто-то на них наседал. Кто? Вот эти самые спруты и наседали.

Веские доказательства: пустые лежбища моржей и лежаки Вайкики.

Вот так спруты и подхлёстывали когда-то будущих ящеров, и те уползли сначала в болота, а потом даже и воспарили. Это событие. Теперь противособытие: расслоение ящеров. Здоровяки оказывают давление на более слабых, и те вынуждены спасаться в воде. Где их поджидают спруты, совершенно верно.

Но не тут-то было, как мы теперь знаем. Будущие киты приобрели вон какие челюсти. Кто кого. Противособытие заканчивается победой кашалота, спруты уходят прозябать в глубины морей.

Победа полная, но не окончательная. Разве уничтожение зубатых китов ради румянца и благодушия не событие? Событие, да ещё какое. И оно оборачивается возвращением спрута на круги своя, то есть на шельф. ‘Шельф’ слово короткое и важное, гораздо важнее буфета и даже кефира: на шельфе добывают газ.

А как ты его будешь добывать, когда у буровой залёг спрут. Он залёг, а ты не знаешь об этом. И сколько таких незнаек поедено этой тварью — ни в сказке сказать, ни пером описать.

Или взять рыбу минтай. Спруту минтай не нужен, ему подавай бывших земноводных — моржа, пингвина, котика, волосатика или бородача. Вот он плывёт на кормёжку, и его тралят заодно с минтаем. Попался, голубчик. Никуда не попался, это ты влетел, рыболов. Повторение — мать учения. Открутим назад, на первое знакомство со спрутами:


     Его щупальца оснащены 25 крюками, служащими для захвата жертвы, которые похожи на загнутые клыки и способны поворачиваться на 360°. Это оружие кальмар использует не только для охоты, но и для защиты от кашалотов.

Эти крюки спрут уже не тупит о шершавую шкуру кашалота, а рвёт ими сети, словно ветошь. И Россия остаётся без продовольствия, потому что минтай — наш второй хлеб. И что теперь прикажешь делать руководству страны и лично Никите Сергеевичу Хрущёву? Взяться за ум, правильно.

Хрущёв Н.С.Взяться за ум переводится всесторонне обдумать. Да и что тут думать: до исчезновения кашалотов спрут знал своё место, не наглел. Следовательно, требуется вернуть зубатого кита на просторы морей.

Разумеется, невозможно. Слона ещё как-нибудь прокормишь в неволе, кита — ни за что, в особенности кита-охотника: надо же спрутов ему подтаскивать, а не крыжовник. Затоскует без голубой крови, разве не так.

Но даже у Гагенбека не найти кашалота на развод, хотя удивительно запасливый был немец. Что делать? Веками помогали склянки, теперь не помогают. Значит, надо как-то иначе их бить. Более отчётливо.

Это и есть решение вопроса: склянки нового образца и новейшего применения.

А теперь признавайся, Томас, кто тебя подослал: Моссад или АМАН. Хватит заливать про Энн Арбор и Омри Ронена. Ещё позавчера ответил Ронен: не знаю никакого Тома Сойера, самозванец. Да я и сам тебя раскусил, когда плёл про какаду в кампусе. По расширению зрачков. Ты ещё и ноздри непроизвольно раздуваешь, парень.

И очень хорошо, что ты разведчик, Томас: на тайной службе дураков не держат.

С какой это стати и я тоже разведчик, вовсе нет. Из-за косоглазия не взяли бы, даже если и надумал. Ах, вот в каком смысле. Тогда разведчик, не отрекаюсь. Ну вот и договорились: ты будет продолжать свою разведку, а я — свою.

Как ты имел случай крепко убедиться, выцыганить у меня государственную тайну невозможно, разве что вчитать её в мои художественные произведения. Вот и вчитывай себе на здоровье, а потом доложи начальству. Тебя не повысят в звании, вот увидишь. Спорим, что не повысят? Если повысят, я лезу под стол и пою там гимн Израиля, если оставят в звании сержанта — снова проникаешь в Посягаевку, лезешь под этот же стол и поёшь „Вставай, проклятьем заклеймённый, весь мир голодных и рабов”. Ну, по рукам, сержант?

Ишь, опять заиграл ноздрями, как арабский жеребец. Вижу, что прапорщик. И зрачки сузил от злости на прапорщика. Был бы капитан, не сузил. Делаем вывод: летёха, сагам по-вашему. То есть сотрудник АМАН — в Моссад нет воинских званий.

Как догадался? Очень просто догадался: когда я нахваливал Роберта Джонсона, ты не забил копытом. А если молодому человеку до лампочки краса и гордость его страны, о чём это говорит? This not his fatherland, here is that this signifies. Я нарочно допустил ошибку — а ну, исправь. Сразу зрачки как у барана, что и требовалось доказать.

Или вот эта самая табуретка, на которой ты сидишь. Русским языком было сказано: дарю, на ней Барак Обама сидел. Гражданин США вскочил бы как ужаленный, а потом кинулся вон с подарком в обнимку, пока я не передумал. Военный разведчик государства Израиль не вскочил и не кинулся. Мотай на ус, Том Сойер.


9.8   Имена собственные

И всё-таки главная промашка твоего начальства — расовый признак. Перемудрили сионские мудрецы, вот что. Слишком хорошо — тоже нехорошо: расцветка выдаёт тебя с головой, нарвался на стреляного воробья — все ухищрения насмарку.

Зачем ты такой рыжий, Том Сойер.

Жаботинский заступался за рыжих евреев, бесполезно: как не давали вам ходу в Палестине, так и не дают. Не должно быть красноголовиков и даже просто конопатых в таком количестве — и весь разговор. Посторонняя примесь, вроде Пушкина у русских.

Ничего себе посторонняя примесь: а Исав? А царь Давид, помяни Господи всю кротость его?

Наци, когда объявили евреев расово-чуждыми и погнали в печи, едва не споткнулись о вашего брата: не загнутый бы кончик носа — вылитые ирландцы. За окончательное решение еврейского вопроса отвечал Эйхман, он и направил в Аненербе запрос: караимы оказались не евреи, а эти рыжие кто? Герман Вирт был честнейший человек, поэтому ответил Эйхману приблизительно так: нордическая раса, но я вам этого не говорил. Гитлер немедленно разжаловал Вирта и запретил печатать его труды. Это безобразие продолжается по сей день, как и замалчивание государством Израиль Эммануила Великовского: оказались побратимы с Третьим рейхом, какой позор.

И начальник отдела кадров АМАН сообразил, что рыжего еврея из штата Мичиган русские не заподозрят в том, что он военный разведчик Израиля: Иосиф Бродский же не осел в Хайфе, даже ни разу там не побывал. На всякого мудреца довольно простоты, даже и на сионского мудреца, и ты провалил дело своей разведки.

Ну и что провалил, надо как-то жить дальше. Не бойся, никуда не завербую, всё будет шито-крыто. Сколько тебе положили гостить у меня в Посягаевке? Нет, в неделю не уложимся. Потому что Сара Исаковна говорила: начинать и бросать — не дело.

Кто такая Сара Исаковна? Незабвенная подруга мамы, вот кто. Еврейка из Баку. А первый рыжий еврей, которого я полюбил как родного, был Клясторник с нашей Гайвы.

Я чуть не умер в детстве от последствий гриппа: воспаление паутинной оболочки головного мозга. Оболочка воспаляется, кровеносные сосуды набухают, давят изнутри на череп. Страшные боли у ребёнка.

И я оказался в палате на двоих с Клясторником. Страшные головные боли, ребёнок стонет и скрипит зубами.

А ты попробуй петь, мальчик, говорит мне Клясторник. И я стал петь вместо скрежета зубов.

То есть петь без слов, мычать. И, знаешь, становилось легче голове. Становилось легче, а потом боли прошли. Бесследно не пройдёт — кровеносные сосуды такое надавили в черепной коробке, что и сейчас у знатоков дух захватывает, когда снимок увидят. И я не существую как личность, стоит внезапно перемениться погоде с прохлады на зной: бери голой рукой. Захочешь воспользоваться — подстерегай с начала лета, сейчас уже опоздал.

И вот больной ребёнок мычит сутки напролёт, а Клясторник безмолвно терпит. Как же не полюбить рыжих евреев.

К тому же Сара Исаковна заповедала мне доводить всякое дело до конца. Поэтому занятия наши состоятся согласно расписанию, хочет военная разведка Израиля того или не хочет. Белый Китай и так далее.

Всем хороша Святая земля Палестина, кроме одного: новосёлам приходится менять имена. Я этого не знал, пока не вступил с Омри Роненом в переписку, хотя мне строжайше запрещено. Нечаянно вступил, пришлось придраться к ерунде и прекратить запретное знакомство. Вот именно взял на испуг, никакого Энн Арбор позавчера.

Почему я проявил неосторожность и завязал знакомство с Омри Роненом? Потому что был совершенно уверен: питерский чухонец, финн советского разлива. Урхо Кекконен, Олли Йокинен, Онни Ойнонен, Омри Ронен. И нате вам: венгерский еврей.

Омри Ронен. Вайкики Бич (о. Оаху, Гавайи, США)Однако же в Венгрии он был Имре, а в Израиле записался в Омри. Почему в Омри? Потому что никаких Имре у вас не положено, хотя бы ты оказался Имре Кальман, а Омри — достоверное имя царя Эрец-Исраэль времён пророка Илии.

Эту чехарду с именами собственными затеял Жаботинский, когда из Владимира перешёл в Зеева. Как переводится ‘зеев’? Волк, совершенно верно. Коротко и ясно: горло порву за Палестину. Замечательный писатель и недосягаемый образец гражданского мужества.

Теперь подскажи мне перевод слова ‘омри’, разведчик. Ну так я подскажу: переводится ‘сноп колосьев’. То есть человек добровольно соглашается, что состоит из соломы и зерна, причём соломы охапка, а зерна — горсть, да ещё и намолотить надо смертным боем.

Как это неправильный перевод ‘сноп колосьев’. Не может быть. А какой правильный. Дословно ‘мой сноп’?

Что и требовалось доказать, лейтенант Сойфер. Я же и говорю: на месте голова и отвага один раз в пятьсот лет — Мартин Лютер и Омри Ронен. Беспримерно храбрый поступок на трезвую голову: человек в самый разгар холодной войны оповещает, что горло порвёт за Советский Союз. И не какую-нибудь Жмеринку или Житомир оповешает, и трубит на весь так называемый западный мир.


Государственный герб СССРРассказываю, что значит глагол ‘трубить’ в переносном смысле. Это сейчас вернули двуглавого орла, а совсем недавно был именно сноп колосьев, перевитый лентой с призывом объединяться тунеядцам всех стран.

Роковая ошибка Маркса, Энгельса и Ленина: пролетарий означает неимущего, но совершенно свободного гражданина Древнего Рима, не раба даже не наймита. Означает совершенно свободного от ручного, принудительного и вообще какого угодно труда самца-оплодотворителя. Даже не петух в курятнике, а трутень у пчёл, потому что петух, в навозной куче роясь, нашёл зерно — кукареку, все сюда, жёнушки.

Зачем работать, когда можно наплодить ораву детей и сесть на шею государства, как неимущий Маркс приспособился к зажиточному Энгельсу. Эти двое напутали, а Ленин проявил детскую доверчивость, не вник в Тита Ливия: значение слова proletarius — ‘производящий потомство’ (от proles — pro + alo — ‘для + выращивать, воспитывать’). Стоило позвать, плодовитые тунеядцы без промедления объединились вокруг русского пирога, и закипела работа.

А новосёл Святой земли назло дяде Сэму, Джону Булю, Конраду Аденауэру, Чан Кай-ши, Шпрингеру, Яну Смиту, Чомбе, Батисте, Салазару, Франко и прочим злейшим врагам СССР берёт имя Мой Сноп.

Всё-таки пришлось прекратить препирания с этим храбрецом, пусть он и лучший друг Советского Союза. Я и сам люблю спорить, но не в такой же степени. Вообще ничего невозможно доказать, постоянно прав: еврейский Никита Хрущёв.

И это последняя дань голове и отваге Омри Ронена, аминь. Поговорим лучше о нашем с тобой имени собственном.

Переводится с арамейского ‘близнец’, правильно. Что Фома, что Томас — один и тот же близнец. Но это неточный перевод, сейчас докажу.

Почему возникло у древних евреев имя Фома? Потому что ложная беременность. Здоровенное брюхо у роженицы, обязательно там двойня, — а родился одиночка. Его с досады и стали называть Фома, то есть близнец самому себе. В самом деле: родилась двойня и назвали обоих Фомой, — не оберёшься мороки, явная нелепость. Даже Фома и Ерёма не подойдёт: Ерёма безусловный Фома, потому что ведь тоже близнец.

Поэтому наше имя собственное переводится ‘близнец самому себе’, и этот перевод настраивает ребёнка ещё с колыбели на так называемую двойную жизнь.

Всё дело в настойчивости родителя. Сам как эта глупая луна на этом глупом небосклоне — „Тем более окрестим дитя Владимир Владимирович Маяковский“, — Владимир сухо отвечал / И после во весь путь молчал. Молчал до самой смерти от укола ржавой булавкой, скрывая заветное: наперекосяк жизнь, авось хотя бы сынок во владетели выбьется. И выбился, невозможно спорить: Красно Солнышко. Велимира Хлебникова лучами обогрел: Колумб, честнейший рыцарь и так далее.

Владимир Путин-старший — то же самое: эвона сын какое Великое княжество к рукам прибрал, а ведь никакая не вотчина.

То же самое и Фома Опискин-старший: не задалась двойная жизнь, а вдруг этому тихушнику пофартит. Так и живём, Томас.



Продолжение

      содержание раздела на Главную