В. Молотилов



Каменный гость

К статье Дж. Янечека «Три кузнечика: Хлебников, Каммингс, Айги»

Dame esa mano.
No temas, la mano dame.
Tirso de Molina. El Burlador de Sevilla y convidado de piedra. L. 2746–2747




щё раз, ещё раз: он для нас В-кiй | Верослав | Переслав | Волеполк | воин будущего | воин истины | воин Разума | воин чести | воин времени | воин духа | песни воин | свободы воин | всадник оседланного рока | часовой у русского подъезда | Воронихин столетий | охотник скрытых долей | жилец-бывун не в этом мире | Словеннега | Велимир Первый | белый ворон | белый чорт | мнимых чисел звальник | рот человечества | тать небесных прав для человека | Бодисатва на белом слоне | Вишну новый | весёлый корень из нет единицы | Вогу Мано | Аша Вагиста | Кшатра Вайрия | победитель будущего | такович | слова божок | священник цветов | Velimir-Ганг | храбрый Хлебников | стрелочник на путях встречи Прошлого и Будущего | путеец языка | верх неги | Разин навыворот | Разин со знаменем Лобачевского | изгнанник жиган | голубой бродяга | звездный скакун | видязь видений | мирооси данник звездный | Марсианин | иог | король поэтов | русский пророк | Король времени Велимир 1-й | колокол Воли | главнеб | Председатель Земного Шара | Гуль-Мулла | урус дервиш | сын гордой Азии | одинокий лицедей | одинокий врач в доме сумасшедших | носящий весь земной шар на мизинце правой руки | Людин Богович | Го асп | Волгарь | Москвич | повелитель ста народов | Велимир Грозный | отъявленный Суворов | Завоеватель материка времени | Будущего свидетель.

Список самопровозглашений В.В. Хлебникова, да. Неполный, да. Слона-то я и не приметил.

— Are your eyes good enough for you to drive without spectacles?

— No, unfortunately.

— Clean their glass, then.

Молодо-зелено. Подростковая угловатость, прыщавый гонорок. Порывы, неотличимые от позывов. И вот я спустя наставление выдержанного, как вино из подвалов барона Ротшильда, собеседника очищаю очки от пыли, пепла, пуха (пудры подруг и пивной пены сроду не бывало), плевочков пылких пустозвонов, подсохших пупырышков повидла, пшёнки, перловки, пюре, приправленного паприкой, петрушкой, пастернаком, помидорами, пореем и пр. Уму непостижимая расторопность и сноровка: позарез прозреть подпёрло. Как тому Вию, да.

Протёр, нацепил. Или водрузил, со стороны виднее. Ваше дело сторона, сам знаю. Неукоснительное невмешательство и безусловное неучастие.

И вот я протёр стёкла, а потом вздел их на свой клюв. На рубильник? Со стороны виднее. Батюшки-светы: статуя!

The statue, yes. Not a marble, not a granite, not a labradorite. А diorite, yes. С какой стати габбро, за кого вы меня принимаете. Именно диорит.

Собеседника зовут Gerald Janecek, Professor Emeritus of Russian and Eastern Studies at the University of Kentucky — раз, статуя Командора — два.

Именно самопровозглашение, именно. Nomen est omen.


     Всем! Всем! Всем!
     Правительство земного шара на заседании своем 22 октября постановило; 1) Считать Временное Правительство временно не существующим, а главнонасекомствующего Александра Феодоровича Керенского находящимся под строгим арестом.
     „Как тяжело пожатье каменной десницы”.
     Председатели земного шара Петников, Ивнев, Лурье, Петровский, Я — статуя Командора.

В. Хлебников. Октябрь на Неве.
www.rvb.ru/hlebnikov/tekst/04prose/243.htm

Нет правил без исключения для своих да наших. Латынь Волеполк (Волгарь | Воронихин | Вогу Мано и прочая, и прочая) отрицает, отрясает и отколупывает, а статуе (statua — изваяние кого-либо; колонна) — покровительство, покрывательство, поддавки, поблажка, поощрение, пруха и т.п.

Всемирная отзывчивость Пушкина доходила до самозабвения, и то меру знал. Взять памятник Петру I в СПб. Пушкин пишет Медный всадник, хотя это заведомая бронза (bronze | bronce | bronzo). Почему. Потому что всадник медный, Евгений бедный — перезвон созвучий. То же самое о себе: памятник нерукотворный, главою непокорной. Оставляем перезвон Кюхельбекеру, читаем дальше: восславил я свободу. Cтало быть, колокол Воли. Коротко, ясно и никакой латыни.

А Хлебников не коротко и не ясно: статуя Командора.

Это не тот командор, который забурел у Ильфа и Петрова. Разве диорит буреет? Сроду никогда. Меняться со временем — вредная привычка мрамора. А вы поскоблите, поскоблите. Или вчитайтесь в пьесу Боги. Нашли Юнону с напилком?

Но даже не потому боговидец Хлебников согласился на статую Командора, что она диоритовая. Откровенно говоря, ему было плевать на породу камня. Суровый известняк? Почему нет. Павдинский камень? Почему нет. Конжаковский | Лялинский | Магдалинский | Сухогорский камень? Почему нет. Главное дело — пожатье каменной десницы. То есть способность осмысленно двигаться, оставаясь памятником. И вот Велимир Хлебников пожимает руку сперва Каммингсу, а потом Айги.



В. Хлебников

Крылышкуя золотописьмом
Тончайших жил,
Кузнечик в кузов пуза уложил
Прибрежных много трав и вер.
Пинь, пинь, пинь! тарарахнул зинзивер.
О лебедиво!
О озари!


*   *   *

е. е. cummings

r-p-o-p-h-e-s-s-a-g-r
who
a)s w(e loo)k
upnowgath
PPEGORHRASS
eringint(o-
aThe):l
eA
!p:
Sa
(r
rlvInG .gRrEaPsPhOs)
to
rea(be)rran(com)gi(e)ngly
.grasshopper;

*   *   *

Геннадий Айги

ТРЕТИЙ  КУЗНЕЧИК
Кузнечикам В. Хлебникова и Э. Каммингса)

Сыну Андрею

трепещет знак-кузнечик
над полем и под небом! —

(знак — Разуму: быть стражем!
самим собою быть) —

знак препинанья
из окрасок двух:
немного Поле
и немного Бог
1967


Нет, покамест не пожимает руку, а учится на статую. Не на условного сходства болван, а на статую как таковую — со всеми бородавками. Как того требовала от литейщиков и каменотёсов римская знать.


     На святках нам достали маскарадные костюмы. Хлебников выбрал костюм римского патриция. Когда ему застегнули на плече тогу, обнажив вялые, худые руки, жилистую шею, вид у него стал совсем жалкий. Но вот у него на голове лавровый венок, и вдруг с Хлебниковым произошло что-то совсем неожиданное: он выпрямился и показался очень высоким, лицо стало властным, глаза — твёрдыми и холодными.
     А когда мы все вместе поднимались по лестнице женского Медицинского института, Хлебников внезапно шагнул со ступенек на пьедестал, приготовленный для какой-то скульптуры, величественно поднял руку и замер. Настоящая мраморная статуя: ни один мускул не дрогнет в лице!
     Так Хлебников не шевелясь простоял несколько часов. Только когда маскарад окончился, он сошел с пьедестала и как был, в тоге и сандалиях, пошел по Большому проспекту.
     Было холодно, но Хлебников, почти босой, с обнаженной грудью, надменно шагал по снегу. Изумленные прохожие шарахались от него, но римский патриций не замечал ни их, ни мороза, ни порывистого ветра.
     Полицейские арестовали его. У Нерона не оказалось никакого вида на жительство, ничего, кроме тоги и лаврового венка. Его посадили в каталажку.
Ольга Матюшина. Призвание.
www.ka2.ru/hadisy/matjushina.html

Вот когда Велимир Хлебников овладел искусством оживать, будучи статуей: на святках. Отдельный разговор, строго после Великого поста (la cuaresma | la quaresima | Das großen Fasten | total abstinence easier than temperance).

Итак, обратимое окаменение | истукан-расстукачество | шагающий памятник. Разумеется, столь редкий навык тать небесных прав для человека не унёс в могилу, а употребил с пользой. Называется назидание.

И как же Хлебников назидает Камммингса и Айги? Очень просто: ловит на слове. Каменной десницей, да.

Следовательно, Каммингс отпадает. Хлебников не владел английским языком, это доказано. Читал по-французски со словарём, то же самое латынь. Выучил на том свете? Свежо предание, да верится с трудом. На том свете никаких языков нет, разве что языки пламени под чанами для обеззараживания витий многовещанных.

Шутка, да. В действительности так называемые мертвецы используют для связи между собой и подрастающим поколением лучи разума, проникающая способность (deeply affecting | die Penetranz | la pénétration) коих напрямую зависит от остроты ума при жизни. Умер тупицей — глухонемой демон. А вы как хотели.

Однако речь не о том свете как собеседнике, а о последствиях общения с ним. О статуе Командора, да. Приступим.

Надгробные статуи (sepulcri monumentum) бывают лепные, литые и высеченные в камне. Относительно Командора Тирсо де Молина ещё в 1630 AD указал со всей определённостью: El Burlador de Sevilla y convidado de piedra. Каменный гость, да.

Впереди 400-летие Дон Жуана (Don Juan | Don Giovanni | Dom Juan), закидают нравоучительными статейками. Некоторые заранее одобряю: всё-таки у Тирсо де Молина не проповедь содомии, а разнополая похоть. Положительный, в целом, пример. Не перегибай палку — и женщины с понятием (las mujeres de digo y hago) на руках носить будут.

Однако мыть севильского кобеля нынче недосуг, на повестке дня — его званый гость. В свете постановления Правительства земного шара от 22 октября 1917 года малейшая подробность о коем драгоценна, малейшая. Curae leves loquuntur, ingentes stupent.

Командора у Тирсо де Молина зовут don Gonzalo de Ulloa, причём в списке действующих лиц его чин или должность не указаны. Пребываем в неведении вплоть до разговора дона Гонзало с королём Кастилии Альфонсо XI (Alfonso XI de Castilla; Alfonso XI el Justiciero; 1312–1350).

Альфонсо Справедливый, да. Действующее лицо произведения Гаэтано Доницетти Фаворитка (La Favorita, 1843). Содержание одним предложением: возлюбленная короля ответила на его чувства десятью погодками, а потом втюрилась в молоденького.

Это не те погодки, что постой да погоди, а восемь ангелочков и две очаровашки. Varium et mutabile semper femina. У Тирсо де Молина о душевных терзаниях Альфонсо XI ни слова, и это правильно: multa paucis.


Rey¿Cómo os ha susedido en la embaiada, comendador major?
КорольВеликий командор, успешно ль было посольство ваше?

Это не тот comodoro, который сейчас полковник авиации в Аргентине, а comendador, коих нынче нет вообще. Ряженые и больные на всю голову не в счёт. Глава рыцарского ордена (orden de caballería), да. Уголовный мир Испании сохранил это слово в значении comendador de bola (вор на ярмарках), но сие к делу не относится.

Пушкин, известный любитель наставить рога, и здесь пошёл на поводу своей привычки: извратил первоначальную дочь Командора в его жену. Дело хозяйское. Однако подлинник есть подлинник, а перепев есть перепев. Русские футуристы (исключая Хлебникова, это доказано) советовали бросить (сбросить) Пушкина с парохода современности. Исключая Хлебникова: Разин навыворот. Не следует швыряться писателями, а надо их вразумлять. Не бросить (сбросить), а высадить. На берегу пустынных волн стоял он, дум великих полн. Надоело стоять — строй шалаш. Где шалаш, там и рыбачка. Где рыбачка, там и корыто. Где корыто, там и золотая рыбка. Не перегибай палку — хоромы с холопами тут как тут. Покой и воля. Вот счастье, вот права.

Итак, ссаживаю Пушкина с парохода современности: отец доньи Аны (doña Ana de Ulloa) при жизни руководил одним из рыцарских орденов Испании: Montessa | Santiago | Alcantara | Calatrava (Salvatierra).

Изнываю от нетерпения уточнить, каким именно. Томительно долгое ожидание, даже я рассердился на этого копушу Тирсо де Молина. Всё-таки дон Хуан (don Juan Tenorio) удосужился заколоть дона Гонзало, пошла подготовка к похоронам.


ReyY al comendador, con cuanta solenidad y grandeza se da a las personas sacras y reales, el entierro se haga en bronce y piedras varias. Un sepulcro con us bulto le ofrezcan, donde en mosaicas labores, góticas letras den lenguas a sus venganzas. Y entierro, bulto y sepulcro quiero que a mi costa se haga. ‹...› Ha de sentiresta falta Castilla; tal capitán ha de llorar Calatrava.
КорольКомандор же достославный будет погребён с почётом, воздаваемым лишь праху королей и принцев крови. Над могилой мы поставим изваянье из гранита и готическою вязью выбьем надпись на подножье — пусть о мщении взывает. Все расходы я беру на себя. ‹...› Воскорбит о командоре не одна лишь Калатрава: смерть его — большой удар и для всей державы нашей.

Как видим, перевод Ю. Корнеева грешит против истины: ни о каком граните (granito ← grano, зерно | крупинка | прыщ) речи нет, король покамест не определился. En bronce y piedras varias, т.е. бронза и разные камни.

Бронза менее надёжна, достаточно вспомнить судьбу изваяния Велимира Хлебникова работы С. Ботиева или особенности литья в Испании XIV века:


     Король поручил магистру Монтесы подавить восстание в Валенсии, что противоречило уставу ордена, которому надлежало заниматься борьбой с неверными. Дон Альберто с рыцарями отлично справился с поручением короля и своей жестокостью вызвал ужас у современников: колокол, который мятежники использовали для сбора, был расплавлен, и жидкую бронзу вливали в глотки руководителям восстания.

http://covadonga.narod.ru/Montesa.html

Если уж церковный колокол не пощадили, что говорить о надгробиях. По размышленьи зрелом бронза отменяется. Вникаем глубже в слова короля: piedras varias. Почему-то не variadas (разноцветные | пёстрые), а varias (некоторые | различные). Различные по цене, например: камень подножия подешевле, но само изваяние должно сответствовать заслугам Гонзало де Уллоа, великого командора ордена Калатрава (comendador major de Calatrava es Gonzalo de Ulloa).

Дальнейшее легко вообразить, имея перед глазами десницу Eric Halfvarson из постановки Don Giovanni  8 and 12 September 2008, Royal Opera House, Covent Garden, London. Разумеется, диорит. Хотя лично мне габбро нравится больше: красивое слово. Габбро, абракадаббро. Но Велимир Хлебников сказал как отрезал: чёрный диорит свода законов Хаммураби. Чтобы на равных, см. Поединок с Хаммураби (Хлебников, т. 5, с. 460–461)

Приходится брать назад свои слова о том, что ему было плевать на породу камня. Беру: не плевать. Ещё бы ты мне ракушняк впарил, смеётся Хлебников. Но я же не впарил.

Итак, величая себя Командором, Велимир Хлебников подразумевает руководителя воинского (воин будущего | воин истины | воин Разума | воин чести | воин времени | воин духа | песни воин | свободы воин) сообщества (la coligacíon militar), созданного на добровольных началах (comunidad de ideas). Всё то же самое, что у испанских монахов-рыцарей, за исключением обета целомудрия. Дозволяются Председателям земного шара плотские утехи? А то. И Хлебников ставит под свою руку Альберта Эйнштейна, женатого вторым браком.

Орден Председателей земного шара. От латинского ordo: строй (aliquem in ordinem cogere), сословие (homines omnium ordinum), порядок (nullo ordine). Отнюдь не казацкая вольница с войсковым атаманом, коего приказы не обсуждаются только в бою; Предземшарам (V, 167) надлежит безоговорочно подчиняться носящему весь земной шар на мизинце правой руки.

Сколачивая могучую кучку Предземшаров по заветам рыцарских орденов, первым делом надлежит озаботиться гербом. Тело вращения вышить на ткани затруднительно, вспоминаем первобытное представление о Земле: равносторонний крест. Четыре стороны света, да. Теперь вспоминаем детство золотое: a + b = с. Доказать, что b = c – a. И погнали доказывать. На булочках, да.

Отставить смешки. Ах так. Ладно, хихикайте. Прыскайте в кулак. Обойдусь без посторонней помощи. Дано: герб ордена Предземшаров. Доказать: равносторонний крест. Доказываю от противного (argumentum a contrario) и невозможного (argumentum ab impossibili), то есть всячески.


Лучше синица в руке, чем журавль в рукаве: стой обеми ногами на земле, не зарься на Млечный путь. Даже на солнце не зарься, не ходи к Василию Каменскому в отряд солнцеловов, а слушай оперу А.Е. Кручёных и М.В. Матюшина.

Краткое содержание для глухонемых и глухоманских: охотники на мамонтов и пещерных львов изображали солнце в виде свастики (кругового вихря) — раз; родовое прозвище А.Е. Кручёных происходит от глагола ‘крутить’ — два. Вот с кого писал Корней Чуковский своего крокодила-проглотила: с А.Е. Кручёных (замечание в скобках).

Проглоченная свастика — не шутка, малейший намёк на неё в качестве герба Предземшаров неуместен: А.Е. Кручёных обозвал Хлебникова Азефом-Иудой. За что. За внятность (замечание в скобках).

Ещё вопросы есть? Вопросов нет. Доказано.


Переходим от противного к неприятному: всё-таки придётся воздать должное победе зауми над солнцем: А.Е. Кручёных сделался предтечей Адольфа Гитлера. Сейчас обосную с чужих слов и едем дальше:


     Государство Платона и Утопия Мора были секуляризацией религиозного архетипа земного райского сада и небесного райского царства. Иррациональное сверхгосударство Гитлера и фашистское общество 1930-х годов явились гротескной и трагической реализацией антикультурного утопизма Кручёных и дадаистов; сталинское суперрациональное сверхгосударство и советское общество 1930-х годов явились трагической и гротескной реализацией хлебниковского транскультурного утопизма. Отрицание Кручёных значения осуществилось в фашизме как отрицание других народов; соединение фонем в алеаторические серии — как алеаторическое соединение чужих государств в собственном сверхгосударстве; милитантное сознание, антикоммуникация и жанр симультанического спектакля — как прекращение коммуникации между народами и всеобщий военный спектакль; эстетическое разрушение естественно-коммуникативного языка и основанной на нём европейской культуры — как действительное военное разорение европейской цивилизации. Хлебниковское возобновление древних или создание новых онтологических связей между означенным и означающим, знаком и предметом осуществилось в сталинизме как онтологизация одного класса, пролетариата, стирающего все общественные различия и насильственно устанавливающего бесклассовое общество; интеллектуальный монтаж — как инсценированные политические процессы; магическое сознание, общение и сверхповесть — как магическое единство Сталина и его подданных в коммунистическом сверхгосударстве; создание нового языка physei — как попытка создания нового коммунистического physei-искусства (социалистический реализм).
Дубравка Ораич Толич. Авангард как утопическая культура: Велимир Хлебников.
www.ka2.ru/nauka/dot_2.html

Таким образом, Дубравка Ораич Толич изгоняет А.Е. Кручёных из братства Предземшаров и шьёт оставшимся красную пятиконечную звезду. Можно ей возразить, что Кручёных в списках не значится, только вот зачем — в спорах рождается не истина, а вражда. Veritas odium parit. Благоразумие советует не пререкаться, а сообща изучать явления, внеположные сознанию.

Все, например, согласны, что красота спасёт мир. Кроме А.Е. Кручёных, да. Но мнение даже такой важной птицы ещё не повод закрывать глаза на правду жизни:


     Хлебников был совершенно изумительный красавец, элегантный человек. У него был серый костюм, хорошо сшитый. Фигура у него была совершенно изумительная. Красивее Хлебникова я никого не видела.
www.ka2.ru/hadisy/sinjakova.ru

А что есть красота, как не изящная простота? Вот она, простота несказанная — третья слева. Разумеется, перекрасить. А ну, быстренько: любимый цвет Велимира Хлебникова.


гербы испанских рыцарских орденов

Пока незнайки роются в Собрании сочинений проф. В.П. Григорьева, объявляю перерыв на покаяние: зарвался. Усомниться в осведомлённости Тирсо де Молина, ну и ну. Помалкивать в тряпочку? Нетушки. Без промедленья, сей же час позвольте ознакомить вас: донья Ана состоит в родстве с доном Гонзало исключительно как духовная дочь. Со всеми вытекающими подозрениями. Да возрадуется Пушкин.

Обоснование впереди, а покамест очередное покаяние: соврал. Нарочно соврал, что Великий командор испанского рыцарского ордена есть его глава. Это соответствует не действительности, а моим привычкам. Русский человек. Сам создаю себе трудности (formidable obstacles), а потом преодолеваю. Winnie spoke, yes. Overcoming for the sake of overcoming, yes.


     Командная структура Ордена Калатравы (несколько отличавшаяся от структуры других иберийских Орденов) выглядела следующим образом. Во главе Ордена стоял Магистр (Маэстре или Местре). Заместителем Магистра являлся Кастеллан, или Казначей (Клаверо), ниже которого стоял Великий Приор (Приор майор). Кроме того, в орденское руководство входили Великий Командор (Комендадор майор), Квартирмейстер (Обреро) и Знаменосец Ордена (Альферес).
В. Акунов. Об Ордене Калатравы (Сальватьерры).
www.proza.ru/2009/07/06/975

Стоило узнать, что Командор ниже Магистра, сразу вопрос: чего ради Альфонсо XI так с ним носится. Вплоть до королевских почестей при погребении.


     Начиная примерно с 1275 г., руководство иберийскими духовно-рыцарскими Орденами постепенно переходит в руки представителей высшей аристократии, а затем — короны, вследствие чего они со временем в значительной степени лишются своего прежнего благосостояния. Кроме того, их могущество тает от вовлечения рыцарей-монахов в гражданские войны, то и дело раздиравшие христианские королевства Иберийского полуострова. ‹...› В Трастамарском конфликте 1350–1360-х гг. “братья-рыцари” Ордена Калатравы (а также Орденов Сантьяго и Алькантары) сражались на обеих сторонах. ‹...›
     Орден Калатравы имел 40 командорств (“энкомьенд”) в конце XIV и от 51 до 58 командорств к началу XVI в. В 1442 г. Великий командор и Кастеллан Ордена Калатравы вывели в поле друг против друга, соответственно, 500 конных и 1200 пеших воинов (Великий командор) и 1200 конных и 800 пеших воинов (Кастеллан). ‹...›.
     Как бы то ни было, располагавший постоянной профессиональной армией из воинов-монахов Орден Калатравы в ходе своего развития на какое-то время превратился в один из сильнейших и богатейших военно-монашеских Орденов Испании и стал главным оплотом “грандов” (высшей аристократии) в их борьбе с усилением королевской власти. Не случайно именно командор (комендант замка и правитель прилегающей области) Ордена Калатравы, дон Фернан Гомес де Гусман, выступает и как главный отрицательный персонаж, и как враг короля в Овечьем источнике (Фуэнте Овехуна) знаменитого испанского драматурга XVI в. Лопе де Вега.
Ibid. 

Так за что же дону Гонзало де Уллоа королевские похороны и статуя из диорита, спрашивается. Не за что, а зачем: разделяй и властвуй. Альфонсо XI не только холуи (los lacayos) да подхалимы (los aduladores) славили Справедливым: умел доказать на деле. В пьесе Тирсо де Молина comendador major de Calatrava беседует с королём не как военачальник, а как его посол в Лиссабоне. Отчёт о размежевании приграничья: уступаем то-то, приобретаем взамен то-то. Не Калатрава приобретает, а Кастилия.

А потом глаза и уши короля в могущественном ордене, противовес кастеллану, казначею, приору и магистру, закрывает озорник дон Хуан, и Каменный гость волею (donde hay gana, hay maña) Велимира Хлебникова отправляется в Россию, дабы навестить Александру Феодоровну Керенскую. См. письмо Правительства земного шара ей лично.

Ей, главнонасекомствующей. Предводительнице кузнечиков, памятуя о цели наших изысканий. Уже было сказано, что А.Е. Кручёных в списках Предземшаров не значится, а вот правозащитник А.Ф. Керенский считался таковым до 25.X.1917. Обратите внимание на обряд изгнания: sexoesthetic inversion.

А теперь вспоминайте мою привычку задирать проф. В.П. Григорьева. Потерял чувство меры, сам скажу. Но собой покамест владею: замахнулся на Тирсо де Молина и каменно замер.

Прошло время раскаменеть: в XIV AD испанские командоры домочадцами себя отнюдь не обременяли. Койка в общежитии для холостяков, не более того.


     С 1254 г. король принимает участие в избрании должностных лиц Ордена Калатравы, а с 1476 г. лично их смещает. После того, как несколько Магистров окончили свою жизнь на эшафоте, царственные супруги Фердинанд (Фернандо) Арагонский и Изабелла (Исабель) Кастильская добились в 1489 г. от папы римского издания буллы о передаче Ордена Калатравы под верховную власть испанского Королевского Дома (последний суверенный Магистр Ордена Калатравы дон Гарсия Лопес де Падилья скончался в 1487 г., и с тех пор рыцари нового Магистра не избирали), а в 1523 г. папа римский Адриан VI, по ходатайству короля Испании и императора Священной Римской империи Карла I (V) Габсбурга, окончательно подчинил Орден Калатравы, вместе с другими духовно-рыцарскими Орденами Испании, власти короля.
     Освобождение “братьев-рыцарей” этих изначально военно-монашеских Орденов от прежних суровых обетов (от обета безбрачия они были освобождены в 1494 г.) окончательно обеспечило превращение иберийских Орденов в чисто светские, с полным подчинением королевской династии.
Ibid.

Ещё раз: Альфонсо XI умер в 1350 г., обет безбрачия отменён в 1494 г. Впереди полтора столетия целомудрия. Какая дочь?

Кастильские короли всегда покровительствовали ордену Калатравы, но подмять его под себя сумели только на излёте XV AD. Gaudium magnum nuntio vobis: возвращаемся в XIV AD. Орденские владения широко раскинулись, и не только в Испании. Ещё прибалты слыхом не слыхивали о ливонских рыцарях, а испанские крестоносцы уже искореняли местное язычество. При этом на их родине царили нравы Киевской Руси: все против всех.

А орден везде и всюду. Умение влиять на его верхушку — вопрос выживания.

Дон Гонзало крепко держит сторону Кастилии, но вовсе не как назначенец короля. Великий командор выслужился из рядовых. Трудно в это поверить: спали в стальных доспехах. Устав есть устав, и начальство строго надзирает (supervisar) за его исполнением. А уж как чтит устав дон Гонзало де Уллоа — спросите у дона Хуана Нуньес де Прадо, магистра ордена (1322–1355). И вдруг дочь на выданье.

При этом я буду последний, кто бросит камень в Статую командора. Вменить рыцарю-монаху блудный грех — да вы с ума сошли. Духовная дочь. За примерами далеко ходить не надо: Анна Ахматова, духовная дочь Николая Николаевича Пунина. Николай Николаевич ходит на работу, его супруга Анна Евгеньевна то же самое. А дочь сидит в тереме. Днём сидит, ночью лежит. Рядом с отцом. И читает ему Священное писание. По-испански называется hija espiritual.

Видали, что творится. Уже видения пошли, ver visiones. Прозорливец ты наш.

Как будто не знает, что Ахматова и Маяковский — жертвы учения Чернышевского о семье будущего. Властитель дум целого поколения, даже двух. Спасибо Сталину — запретил эту жизнь втроём, где от перемены мест слагаемых вред не меняется: ни одного Павлика Морозова. Ни у Веры Павловны, ни у Лили Юрьевны, ни у Анны Андреевны.

Как это ни одного — а Лёва, будущий Л.Н. Гумилёв, освободитель монголов от сергие-радонежского ига?

М-да, вот ведь как бывает. Чудеса. Пушкину и не снилось, а у меня стоит перед глазами: Ахматова подаёт правую руку в перчатке с левой руки чёрно-лиловому диориту, и тот расцеловывает каждый её пальчик. В знак признательности: как никто содействовала (contribuir al éxito) торжеству справедливости (triunfo de la justicia).

Дело в том, что дон Гонзало де Уллоа поступил в орден Калатрава с горя. Жена умерла от родильной горячки, младенца оставляем кормилице и спим в доспехах. Чтобы ускорить встречу с любимой на небесах: мавры так и норовят наподдавать христианам. Кидается в самое пекло битвы — целёхонек. Раз, другой, третий кидается — хоть бы ссадина или синяк. Служебная лестница так и стелется под ноги: командор крепости (итал. commendatore, рус. комендант) на передовом рубеже. Мавры бегут или сдаются без боя: всё равно бесполезно. Пятый раз бегут или сдаются — магистр вверяет попечению дона Гонзало все комендатуры (нем. die Kommandantur) ордена.

Сорок богатырских застав (plaza de fuerte), разбросанных по Киевской Руси на Иберийском полуострове. Вся жизнь в разъездах, я тоже так подумал. Дочурка возьми да вырасти; переживания и страхи Риголетто (Rigoletto by Verdi, 1851) неизбежны.

Как это у Велимира Хлебникова не было детей, да вы что. Стал бы я заниматься пустоцветом. У Владимира Маяковского есть дочь, а у Велимира Хлебникова нет. Человек вырос в многодетной семье, и вдруг нет дочери. Плохо вы знаете В. Хлебникова.

Спорить не приходится: расписание занятий таково, что семейный очаг своей прохладой напоминает мертвецкую. Дров полная поленница, вздуть огонь — потом, потом. Когда. Во время припадка малярии, например. Отвал башки, самое время жениться. И зимой 1922 года Велимир Хлебников подгадал такой припадок, чтобы сделать предложение Оксане Асеевой. Так ведь я, говорит Оксана, замужем. Это ничего, заявляет Хлебников. А вы говорите, не было дочери. Ещё как была.

Вот уж нет. Куда мне. Заслуга исключительно проф. В.П. Григорьева. Называется «Горные чары» В. Хлебникова. Чтение доставляет неизъяснимое наслаждение, пересказ — блаженство. Раз пересказал, два пересказал — готово сказание. Сказ, по-нашенски.


Вид на Павдинский камень из пос. Павда     Уже вы наслышаны о покорённых В.В. Хлебниковым вершинах Урала, с удовольствием повторяю: Павдинский | Конжаковский | Лялинский | Магдалинский | Сухогорский камни.
     Пять вершин, включая Конжак. Можно перечитать сказы Бажова, но проще поверить мне на слово: обычай нерушим и поныне. А именно: cходил на Конжак — жених, не сходил — даже не думай сватать порядочную девушку. Путёвую, по-нашенски.
     Теперь о том, каким образом В. Хлебников оказался в пределах досягаемости прославленного Конжака: ни малейшей случайности. Всё предопределено заручками отца, потомственного почётного гражданина г. Астрахани.
     Напоминаю, что большая рыба так и норовит пожрать мелкую — раз, на то и щука в озере, чтобы карась не дремал — два. Судите сами о нравах каспийских рыбопромышленников: Константина Петровича Воробьёва эти живоглоты вынудили свернуть промысел и податься на Урал.
     Подался и приобрёл на остатки прежней роскоши дачу. Дача называется Николае-Павдинский горный округ с усадьбой в посёлке Николае-Павдинский завод. От завода осталось только название: медная руда кончилась, производство чугуна убыточно вследствие бездорожья. Новый хозяин делает ставку на зелёное золото. В Астрахани полно лесопилок, знай плоты причаливай.
     И что. Волга впадает в Каспийское море, а местные Павда, Ляля, Нясьма и Лобва — в Обь. Называется водораздел.
      — Ну и дурак же я, — сетует К.П. Воробьёв В.А. Хлебникову, — что дрых на уроках географии.
     И начинает плакаться на мороку перевалки: полста вёрст по тайге до ближайшего притока Камы. Поплакался и внезапно просиял:
      — Зато и места здесь прямо сказочные: глухари вместо ворон летают. А хариус, а таймень! Подай теперь мне осетра — собакам велю скормить вместе с поваром!
     На этом позвольте прервать задушевную беседу земляков в одном из казанских трактиров и сразу передвинуться на итоги ея:
      — Не извольте беспокоиться, Владимир Алексеевич: как у Христа за пазухой будут!
     Вот почему братья Хлебниковы оказались на Николае-Павдинском заводе: папашины заручки.
     Обращаю внимание, что письма, надписанные Пермская губерния Верхотурский уезд Павдинский завод студенту В.В. Хлебникову до востребования безусловно доходят — раз, Павдинский З. годится — два, П.З. то же самое — три.
     Прибыли братья на дачу Воробьёва весной, убыли осенью (первая запись в дневнике наблюдений — 11 мая, последняя — 15 октября) 1905 года. Прибавьте 9 месяцев на вынашивание плода, и вы получите точную дату рождения дочери Велимира Хлебникова.
     Безусловно признаю за проф. В.П. Григорьевым право первой ночи; моё дело — вывесить простыню с его художествами. Вывесил, перехожу к частностям открытия, кои всецело моя заслуга.
     Главная частность — честность. Сходил на Конжак? Сходил. Теперь второстепенная: писаный красавец. Мнение М.М. Синяковой-Уречиной о внешности Хлебникова вам известно: чаровник. Потому второстепенная частность, что красота в уральской глубинке — не диво. А что диво.
     Светское воспитание. Именно светскостью (un hombre mundano) отличался Хлебников от Есенина, весьма недурного собой до запоев. Но смазливость и светскость настолько разные понятия, что просто не о чем говорить. Говорить не о чем, а вот послушать Артура Лурье весьма назидательно:

     Хотя среди профессиональных литераторов, критиков и журналистов Хлебников слыл то ли за помешенного, то ли за тихого дурачка, отличительной чертой этого лжеюродивого была безупречная вежливость, воспитанность и деликатное отношение к людям, настолько деликатное, что о нём можно было свободно говорить как о светском молодом человеке особого петербургского склада. В эту эпоху петербургская манера себя держать считалась признаком особой культуры, отличавшей петербуржцев от всех других. (Блок был человеком с той же петербургской манерой себя держать, хотя по всему своему складу был полной противоположностью Хлебникову).
     Второй отличительной чертой Хлебникова была его нравственная чистота и его безупречное моральное целомудрие. За все годы моего общения с Хлебниковым, т.е. на протяжении всей эпохи футуризма, я не слышал от него ни одной двусмысленности, ни одного вульгарного слова или выражения. В наши дни, когда стихийная распущенность в Европе и Америке приняла эпидемический характер, такие люди, как Хлебников, показались бы свалившимися с другой планеты.
     Третьей характерной чертой поэта была его доброта. Хлебников был человек в самом глубоком смысле этого слова: он жалел людей ещё более бедных и обездоленных, чем он сам. Достаточно было Хлебникову встретить человека с тяжёлой судьбой, как поэт немедленно отзывался на чужую беду, отзывался активно, стараясь помочь всем, чем мог.


     И вот он встречает человека с тяжёлой судьбой: красавицу на выданье.
     То-то и оно, что не в Петербурге, Москве или Харькове. Таёжная глухомань. Закругляю свои дополнения к открытию проф. В.П. Григорьева малюсенькой частностью.
     Как же не малюсенькая — всего две буквы.
     Знали бы вы, как дрожит рука. Просто ходуном ходит. Что делать. Совета жду. От командора, да. Почему Статуя. Командор автопробега. Командор советов не даёт, это приказ: Шура, выпускайте Берлагу. Слушаюсь.
ПЗ = Павдинский завод (Хлебников) = Полотняный завод (Пушкин).

Итак, Тирсо де Молина неопровержимо свидетельствует: один и тот же язык español, включая подначки. Поэтому некоторые допрыгались. Относительно каменной десницы Хлебникова уже было уточнение: русскоязычие. Подначка обязательна, да. Присоседился, например. Наследник всех своих родных.

Каким образом влип Айги, вы и без меня угадали. Глагол ‘трепетать’, да. Трепещет не кузнечик, а бабочка. Причём не целиком, а только крылами.

‹...› Книги единой,
Чьи страницы — большие моря,
Что трепещут крылами бабочки синей
‹...›
Единая книга

Трепещет рыба на мели, свет лампады, сердце в груди, Пушкин пред созданьями искусств и вдохновенья. Листва осины с такой очевидностью трепещет на ветру, что дерево прозвали трепéта. Трепет есть болезненное содрогание, беспомощное трепыханье, мерцание. То есть движение туда-сюда близ точки покоя. Трепещут крылья жаворонка — именно поэтому голосистая пичуга зависает в поднебесье. То же самое колибри у цветка.

А у Геннадия Айги спустя знакомство с Каммингсом затрепетал кузнечик.

При этом он признаётся, что не знает английского языка. Следовательно, трепет Третьего Кузнечика целиком на совести Велимира Хлебникова. Так воззовём к ней.

То есть перечитаем прославленное стихотворение.

Что, например, значит слово крылышкуя?

Не слушать подсказку, не поддаваться! Как обычно (многочисленные примеры находим у В. Мордерер), Хлебников пускает читателя по ложному следу, подсовывая взамен травяного попрыгунчика (англ. grasshopper, нем. Grashüpfer) речного разбойника ушкуйника. Есть в природе и хищные кузнечики, но Хлебников отводит малейшее подозрение на плотоядность: В кузов пуза уложил / Прибрежных много трав и вер. Мимоходом он одёргивает переводчика Вл. Британишского, любителя путать кузнечика со сверчком: семейство сверчковых (Grylloidea) отличается от семейства кузнечиковых (Tettigonioidea) именно всеядностью. Запечный сверчок очень хорошо знает свой шесток: никаких трав, не говоря о верах.

Почему бы не обкашлять, кстати. Верба, вербена, вереск, полынь (нем. Wermut). Нет, всё-таки латынь (многочисленные примеры находим у В. Мордерер): vēr.

Весна, да. Коротко и ясно. Варвары, пока делались итальянцами, успели размазать кашу по столу: primavera. И на том спасибо. У древних римлян, в изваяния которых насмерть вживался Велимир Хлебников, была поговорка, понятная без перевода: juventas vere numerare flores. Известен также обычай приносить в жертву всех первенцев, кои родятся при ближайшем пробуждении природы.

Если они родятся вообще. Потому что таковой обет давался горожанами в годину бедствий, когда дальнейшее существование Рима было сомнительно. Поначалу так и поступали на радостях: резня всего и вся; со временем закалывали только весенний приплод скота и птицы, а детям позволяли вырасти. Вот они достигли зрелости — до свидания: извольте выселиться из города Рима. Этот обычай vere sacrum вдохновил Игоря Стравинского на создание балета Весна священная; почему бы и Хлебникову не воспламениться? Решено: Прибрежных много трав и vēr.

Владимир Маяковский поддакивает прилагательному прибрежных: „Рим — город и стоит на Тибре. / Румыны смотрят, что бы стибрить”. Доказано, что существительное родительного падежа вер означает ‘вёсен’, то есть стихотворный кузнечик благополучно перезимовал, и не раз. Древнейший старик в царстве насекомых, Мафусаил.

Шутка, да. Балагурю напропалую. Между тем, смех без причины — признак растерянности. Застрял на первом же слове и давай дурачиться.

Застрял, да. Джералд Янечек торопит: нечего рассусоливать, в целом понятно. Позволю себе возразить. Лично я никакого золотописьма тончайших жил у кузнечика сроду не видал, поэтому новодел крылышкуя ставит меня в тупик. У кузнечика, подчёркиваю. Саранча крылышкует, не спорю. А наши зелёные и серые кузнечики только прыгают и стрекочут. Сколько раз ловил для рыбалки.

Но это на Урале кузнечики не крылышкуют; ино дело выжженная степь. В борьбе за существование все средства хороши, летучие рыбы, мыши и белки-летяги тому пример. Не приспособился — исчезай как вид.

Но с какой стати Хлебников будет ограничивать круг своих читателей степняками. Затхлая местечковость. Прошу считать предыдущие мои рассуждения черновиками, сейчас перебелю.

Разумеется, речь не о насекомом. Возьмите бабочку, которая бьётся о стекло равнодушия, теряя пыльцу вдохновения. О себе, да. Совершенно то же самое кузнечик.


     В хоре кузнечиков моя нота звучит отдельно, но недостаточно сильно и, кажется, не будет дотянута до конца.
Письмо к Е.Н. Хлебниковой от 28.11.1908 г.

Ещё раз, ещё раз: Велимир Хлебников отрицал общепринятый предрассудок „природа не делает скачков” и положил своё здоровье на алтарь бога прерывистости.


     Делают ошибку, считая время непрерывной величиной: оно прерывно, как и числа, и две соседних точки могут быть качественно различны, а дальние — тождественны.
Колесо рождений. 1919

Перечитайте любое произведение: непредсказуемые (многочисленные примеры находим у В. Мордерер) скачки. Становится понятным, что называет Хлебников золотописьмом тончайших жил: изящную словесность. Какую. Cвою, конечно. И словестность его последователей. Потуги, ну и что.


     Подростковая угловатость, прыщавый гонорок. Порывы, неотличимые от позывов. И вот я спустя наставление выдержанного, как вино из подвалов барона Ротшильда, собеседника очищаю очки от пыли, пепла, пуха (пудры подруг и пивной пены сроду не бывало), плевочков пылких пустозвонов, подсохших пупырышков повидла, пшёнки, перловки, пюре, приправленного паприкой, петрушкой, пастернаком, помидорами, пореем и пр. Уму непостижимая расторопность и сноровка: позарез прозреть подпёрло. Как тому Вию, да.

При этом целочисленный кузнечик переполнен внутренним содержанием: много трав и вер. Опять речь о последователях. Обо мне, да. Вот я впариваю Предземшарам герб ордена Калатравы. Зачем, спрашивается. Хлебников отомстит, пошло-поехало спряжение глагола ‘трепетать’.

Ничего подобного: предварительная договорённость. Внимательно следит за всеми извивами произведения Красотка. Очень много вер, особенно вер Индостана. То ли ещё будет. Потому что герб ордена Калатравы имеет отношение не только к лилиям Бурбонов, но и к Лилит. А вы как хотели.



     содержание раздела на Главную