В. Молотилов

Красотка

Продолжение. Предыдущие главы:

17-2. Обереги

буквица ‘З’. Раскраска по узору Аминат Чехоевой.наете ли вы, что такое казахский войлочный ковёр?
Кошма, совершенно верно. А что такое текинский ковёр? Победитель мирового первенства по узелкам на дюйм, правильно.

„Всё-то вы знаете, даже противно”, — ворчал один мой преподаватель, Хвисюк. Ворчал-ворчал — да и бросил свою науку. Бросил науку и подался в пасечники, вот как ему были противны знающие люди. Пчёлы понятия не имеют ни о постоянном, ни о переменном токе, милое дело.

Хорошо быть пасечником. Живёшь себе где-нибудь на хуторе близ Диканьки, например. Пчела — божья скотинка. Это вам не крупный рогатый скот, вечера все твои. Проказничай вволю: Солоха, Басаврюк и всё такое.

Сразу предупреждаю: я разбираюсь в коврах не больше пчелы. Пчёлы мужского рода трутни — жуткие тупицы, речь о познавательных способностях девы-пчелы. Одинаково с девой-пчелой разбираюсь в коврах, но вкусы у нас разные. Чем больше ковёр похож на цветущий сад, тем он заманчивее для этой непоседы. Можно такое предположить? Почему нет. Наверняка персидский ковёр покажется пчеле верхом совершенства.

А я вроде Собакевича: облепи лягушку сахаром, всё равно в рот не возьму.

Зато жабу всю обмуслякаю, не надо подслащать. То есть чем гуще жаб на ковре, тем больше он мне нравится. Cамую захудалую кошму я не променяю на тысячу персидских ковров —

вот какова моя тяга к так называемым жабам.

Эге, крепко же обуяли мою голову замысловатые закавыки. Собакевич на язык сел, а это надолго. И правильно сделал, что сел. Давно пора.

Удивительно справный хозяин, до изумления. Даже варенье у Собакевича редкой добротности: редька в меду. Знатный пчеловод, стало быть. Наверняка слава о пчёлах Собакевича гремит по всей округе. Округа в переводе на романо-германские языки никак не меньше половины Франции. Не меньше половины современной Франции, включая Корсику и Гвиану. Следовательно, русская округа совершенно то же самое, что Франция при Хлодвиге.

Собакевичевы пчёлы получили Grand Prix на Всемирной выставке в Бордо, если хотите знать. Неимоверной длины хоботок. Les abeilles russes pareilles aux éléphants. Побольше бы таких помещиков.

Ковры с райскими кущами в нашем уезде давным-давно не диковина. А если завернуть к Петру Петровичу Петуху, то найдутся и гурии в райских кущах, да ещё какие грудастые гурии. Но доподлинно персидский ковёр — только у Манилова. Потому доподлинно персидский, что приглянулся в Тебризе, а не на Макарьевской ярмарке. Приглянулся и приобретён.

Известно, как приобретаются ковры в Тебризе: взаймы с отсрочкой платежа. Почувствуйте разницу: Разин овладел княжной, Манилов — ковром. Предусмотрительный человек: персиянки рано увядают, персидскому ковру сносу нет.

С отсрочкой платежа, потому что корнет Манилов брал крепости турок и персиян, как берут горшки на базаре: возами. Вся грудь в крестах. Изранен в боях с неприятелем — живого места нет. Зато и ковра такого вы не сыщите ни у кого, даже у выжиги Костанжогло.

Пчёлы Собакевича облепят эту диковину, бывало. Надо взяток с донника нести, а они узорами взоры ублажают. Иной раз восемнадцать роёв клубится вокруг да около, вот какие лакомки до рукотворной красоты эти пчёлы. Дадут знать Собакевичу. Собакевна остаётся на хозяйстве, сам отрывается по делу в гости. Есть баран — подавай всего барана, кабан — всего кабана. Дети Манилова стонут от зависти: нам бы такого папеньку. Откушает Собакевич, отчехвостит лихоимцев городской управы Бордо, рассадит рои по западёнкам — и ходу. Глаз да глаз за пасекой, иначе не бывать ей образцовой. Впереди — Всемирная выставка в Лионе.

Однако же я давеча зарёкся упоминать жабу. Зарёкся, и вдруг опять. То жаба, то не жаба. Эдак не годится: Собакевич ославит плутом и мошенником.

В любом разе ославит? Нашего Мины не проймёшь в три дубины. Нашли тоже, кем пугать — Собакевичем. Если уж пугать, то Петрушкой. Вот пугало так пугало: а вдруг и Сила Трудящихся вникает в мои порывы и дерзновения на ту же глубину? Петрушка страшнее Панночки, если хотите знать. Не только петушиный крик не поможет, но и девяностый псалом царя Давида не поможет.

То жаба, то не жаба. При этом заваруха с пчёлами Собакевича даже в печь не ставлена. Зачем ставить, когда вьюшка закрыта. А потому вьюшка закрыта, что не вьётся в печурке огонь. Ни полена в дровянике, вот и не вьётся. А потому ни полена в дровянике, что конь ещё не валялся в пчёлах Собакевича. Коня куют, а жаба лапы подставляет, вот и не валялся. Да и ковёр Манилова пора выставить на обозрение: Гоголь так и шмыгает носом, изнывая от любопытства. Совесть надо иметь: сам Гоголь изнывает, а я рассусоливаю. Но это уже в прошлом.

Только, бывало, уляжется пыль от собакевичевой колесницы, стихнет в полях злобный гул заключённых пчёл и раскатистые взрёвы „Les concussionnaires! Les consommateurs des grenouilles!” — помещица Коробочка на своём тарантасе. Ковровая дорожка из Исфахана, Иран.Отдавайте рои, а то по судам затаскаю. Si vous ne rendrez pas mes abeilles, je commencerai le procès. Восемнадцать семей разом ушли на персяк ваш проклятый. Манилов тотчас шлёт за понятыми. На место происшествия прибывают Ноздрёв и зять его, Мижуев. Ответчик вводит истицу и понятых в так называемую Марсову светёлку. Турецкий барабан, чучело онагра, гранатовое деревце в кадке, кальян у походной кровати, застланной шкурою барса, «Гибель Грибоедова» кисти Доу, персидский ковёр. Говоря по совести, это не ковёр, а ковровая дорожка. Но действительно персидской работы: налицо павлины, а не гагары или снежные куропатки, например. Манилов сразу догадался, что это половик, но всё равно велел повесить на стену: целее будет. И где тут ваши рои? Ни единой пчелы ни на ковре, ни под ковром. Вы наглая клеветница, госпожа Коробочка. Vous le calomniateur insolent, madame Laboоte. Вчиняю иск об оскорблении чести и достоинства дворянина. Внесудебное примирение сторон? Il y a une possibilité de l’accord de paix. Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут. Ваши предложения. Пенька, что значит пенька? А луковой шелухой не промышляете? Кожа воловья сыромятная, овчина романовская выделанная — вы на верном пути к полюбовному соглашению, madame. Записывайте, Мижуев. Холст домотканый белёный, кули рогожные новые, олифа льняная осветлёная, перламутр пуговичный пресноводный, клей рыбный пластовой, селитра промытая осаженная, известь-пушонка, патока свекловичная упаренная, табак самосадный махорка не надобно, пиявки лечебные а скорпионов не дадите, труха сенная лечебная зачем она, сало барсучье, дрань осиновая саженная, брус матица, тёс еловый, доска иконописная шпунтовая, жерди стропильные, срубы колодезные готовые не надобно, ушаты уравновешенные не надобно, шишки хмеля обойдёмся, орехи лещина калёные, лук репка в косицах, чеснок, семя тыквеное не надобно, семя подсолнечника лузгальное, корень девясила не надобно, корень калгана не надобно, трава блошница пуками да вы издеваетесь над нами, корень марены резаный, веники дубовые банные не надобно, горох колотый, пшено сорочинское, крупа ядрица гречневая, мука овсяная обжареная, масло конопляное, масло маковое, масло горчичное, масло рыжиковое впервые слышу, рыбий жир кишковой вытопочный гадость какая, солод ржаной молотый, окорок свиной сырокопчёный, балык белорыбицы провесной, вишня сушёная, груша дичок сушёная, чернослив, дыня комовка вяленая, жёлуди кормовые не надобно, бороны вязовые не надобно, вилы-тройчатки вязовые не надобно, косовища вязовые не надобно, коромысла вязовые, дуги вязовые расписные, топорища берёзовые, сита волосяные частые, вожжи верёвочные, вожжи ременные, сбруя чёрная клёпаная, войлоки потниковые, попоны стёганые, веретёна кленовые, коклюшки кленовые, скалки берёзовые, кузова берестяные не надобно, глина синяя самородная не надобно, смола живица сосновая, поташ мыловаренный, дёготь берёзовый макитрами, мётлы с черенками не надобно, перья гусиные писчие, короба берестяные не надобно, свечи сальные фунтовые короба берестяные берём так и быть, свечи восковые пасхальные коробами берестяными, бобровая струя обойдёмся, пакля конопаточная, топорища берёзовые уже были, квачи мочальные, кисти щетинные разные, грибы белые сушёные, рыжики солёные с хреновым листом, грузди солёные с укропом, огурцы солёные нежинские с хрустом, яблоки антоновские мочёные на ржаной соломе, капуста белокочанная квашеная с тмином и морковью, уксус яблочный бочковой, перепела певчие живые. Мижуев, не откажите в любезности оприходовать отступное. Au revoir, madame. На медовый Спас Ноздрёву, Манилову и Мижуеву подарок от Собакевича: по кади мёда каждому. Надо понимать, что такое кадь Собакевича. Из воздуха возникает наивное дитя Чичиков. Возгласы умиления, объятия, поцелуи. Не уступите ли мёртвых душ, голубчик. Отчего ж не уступить, пульпультик вы мой. Пятачок пучок. Рыльцевый пух не покупаете? А жмых жмотский? В другой раз, понятно. Пух и жмых — в другой раз. Только заскрипело бойкое перо Чичикова, входят понятые — Ноздрёв, Мижуев и Собакевич. Мижуев, читай разыскной лист. Борода седая, брюхо толстое, на носу бородавка, на лбу другая. Он самый: Наполеон. Поглядим, что у Наполеона в этой шкатулке с двойным дном. Les roubles faux russes, мы так и знали. Исправника позвать, или по-братски договоримся? И летит птица-тройка с ошалелым седоком куда-то на хутора чухонские, подальше от немытой России.

А теперь я хочу сделать заявление. Относительно истинной причины зарекания от жабы. Причина в том, что я боюсь прослыть подражателем Давида Бурлюка.

Бурлюк драпанул из России, а потом в Штатах ежегодно праздновал победу Октября. Хорош гусь: дал тягу и празднует. Чистой воды раньшевик, прошлец и вчерахарь этот ваш Бурлюк.

Кручёныха я терпеть не могу, но ведь Круч не драпанул. Не говоря о Хлебникове. Хлебников собирался проведать Индию, но раздумал: Россия без меня обойдётся, я без России — нет.

А Давид Бурлюк известно кто: доитель изнурённых жаб. Я к этой дойке даже косвенно причастным быть не желаю. Поэтому Табити–Габие–жабе придётся терпеть кличку тбт до завершения моего исследования природы этого существа. Или суеверия.

Все мы тут люди самостоятельные, все без ошейника и поводка. Это не намордник, а противогаз. Не продохнуть от пастырей с наставниками, вот именно. Выдь на Волгу — и там опекун вынырнет. Вынырнет, выскочит на берег и затарахтит о разумном, добром и вечном.

И я туда же, поучать да пестовать. Наставниче и собеседниче повелительного наклонения. Но это уже в прошлом. И вы не те, и я не тот. Всклень полон Марсовой светёлкой. Только бы не расплескать, только бы не расплескать.

Буду вам глубоко признателен и высоко оценю вашу любезность, если вы соблаговолите обернуть взоры свои на заглавное изображение. Попутно гляньте на буквицу, душа моя. Именины сердца, я тоже так подумал. Узор Аминат Чехоевой, раскраска моя. О чём буквица? Жаба в полёте сквозь тысячелетия, вот о чём. Так называемая жаба. Временно исполняющая обязанности. Тбт, одним словом.

Если вас не затруднит, кто эта лебёдушка близ ковра? Казахская рукодельница, правильно. Глазки у вас порченые книгой, но смекалка что надо. Потому что бросили курить семи лет. Вовремя батяня выпорол. Батяня у вас что надо. Выпорол и засадил за букварь. Мысленно жму руку. Так и передайте: Фома Фомич мысленно жмёт руку.

А ну не растекаться мыслию по древу, не растекаться. Казахская рукодельница благоустраивает юрту, не покладая рук. Очередной подвиг: настенный ковёр тускииз. Рукодельница молода, всё впереди. Невеста на выданье. Тускииз её жизни — впереди. Этот — проба сил, разминка.


     Ценнейшей реликвией казахской семьи считается тускииз — настенный богато украшенный ковер. Он является талисманом семьи, воспринимается как символ благосостояния; это один из главных элементов в приданом невесты. В юрте он располагается в изголовье постели и создает своим узорочьем яркий праздничный акцент. Тускиизу отводилась роль оберега, он должен был защищать от дурного глаза. Неслучайно поэтому в орнаментальные мотивы искусно вплетались солярные знаки, символы плодородия, ромбические фигуры, летящие птицы.
http://irbis.asu.ru/docs/server/publish/2001/ukok/ukok04u.html

В моём собрании восточных ковров есть тускиизы дивной красоты, глаз не оторвать. Обязательно покажу, но не сию минуту. Постепенность и ещё раз постепенность. Не сразу и не вдруг. Учиться вглядыванию в ковры-обереги следует на простых образцах, вроде этого.

Начали вглядываться. Личики неведомых цветов о четырёх лепестках. Из таковых лично я знаю сирень и жостер, но их лепестки не смыкаются. Маки? Только маков, белены и конопли нам не хватало. И вообще, кто вас научил везде, всегда и всему подыскивать сравнения — Пушкин? Правильно его турнули с парохода современности, коли так.

Нет, не правильно. Там на неведомых дорожках следы невиданных зверей — вот что такое Пушкин, молодые люди. Пушкин учит: искусство живо тайной. Весомо, грубо и зримо (отпечатки лап), но при этом — невесть где и невесть чьи следы. Или отпечатки невесть чего (зеркальные дву- и троекратия тбт) на ковре Манилова, вполне достоверном. Таинственное всегда востребовано, будь то изящная словесность или вышивание гладью.

Чтобы не поймали на слове, приведу образчик искусства острова Сахалин, нивхскую вышивку. Умышленно сочетаю рукоделие со словесностью. Сначала эту писанину следует перевести, я тоже так подумал. Ещё вопрос, изящная или нет. То ли дело вышивка. Никаких денег не жалко за рукавички с такой жабой. Как это не жаба. Тогда и Пикассо не художник, а майский жук.

Итак, открутили на заглавное изображение и начали вглядываться в простейший казахский тускииз. То есть не просто глазеть, а считать. На всякий случай, вот зачем считать. А вдруг.

Итого 12 личиков неведомых цветов целиком, 11 половинок и 2 четвертушки. Четвертушки округляем до нуля, как бы нет их вовсе.

Четвертушки округляем до поры до времени. Целую бездну открытий чудных в этих четвертушках готовит нам просвещенья дух, если хотите знать. Совершенно так же Ньютон округлил Вселенную, а потом Эйнштейн соорудил из отходов его производства искривлённо-дырчатое пространство и доказал обратную зависимость возраста от скорости перемещения. Оказывается, бессмертие — это перемещение со скоростью света. Остаётся доказать, что мысль имеет волновую природу. Тогда можно умирать совершенно спокойно, без сожалений. Если ты мыслитель, конечно.

Дюжину цельных личиков тоже оставляем пока вне поля зрения. Остаются половинки. Избираем для сосредоточенного вглядывания левую верхнюю, например. Красные, скажем так, лепестки с жёлтыми как бы прожилками. Восьмиконечную звезду внизу я нарочно перекрасил, для пущей наглядности. Как это не звезда. Самое время вам помолчать, полковник.

Налицо давешний знакомец карачаевский оберег, совершенно верно. Вверх ногами, что ни капли не волнует почему-то. И треугольник не равносторонний, а равнобедренный. Пустяки: равнобедренный, зато прямоугольный. Оно и понятно: извольте соответствовать правилу a2 + b2 = c2, чтобы в зеркальном отражении при повороте на 90° возник якобы цветок с четырьмя якобы прожилками. Отражения-повороты равностороннего треугольника дают мальтийский крест. Это уже какие-то вольные каменщики, а не войлочный ковёр.

А ещё какой-нибудь лепестково-прожилочной угадайки домовитыми горцами не припасено ли? Хороший вопрос. Много мы лишних слов избежим, если ответим наглядным пособием.

Отдельная благодарность Мухтару Кудаеву за труды.

Карачаево-балкарские орнаменты и символика. Составитель Кудаев М.Ч.Предлагаю окунуться в море карачаево-балкарщины, если можно так выразиться. Нельзя? Ладно, пусть будет не море, а пролив или бухта. Значковый язык, короче говоря. Люди все мы занятые и даже замороченные, поэтому погружаемся в значковый язык не с головой, а по щиколотку. Быстренько разулись и слегка закатали штанины. Зачем окунаться с головой, когда и так видно: карачаевцы и балкарцы не только знают свастику во всех её разновидностях, но и от себя добавили вагон и маленькую тележку.

Вагон и маленькая тележка условных изображений Солнца, но в качестве оберега они предпочли свастике совершенно другой знак. Знак чего?

Язык откушу, но не проговорюсь. Потому что не в моих правилах лезть поперёд батьки в пекло. Поперёд батьки, бая и барина. Вот приедет барин — барин нас рассудит. Уже было сказано, что господин Великовский выехал из Принстона на бричке. Вероятно, имеет желание не спеша обозреть окрестности и местных жителей. Не пришлый сброд, а коренное население. Тлинкитов (Tlingit), например. То есть барин едет рассуживать нас через Аляску. Кого это нас? Фому Фомича с Редьярдом Киплингом, например. Как это не сойтись Западу с Востоком, а я тогда кто?

Полным-полно всевозможных свастик у горцев Северного Кавказа, но и разновидностей заветного оберега немало. Хотя был уговор не лезть в воду, дозволяю часок-другой понырять за кораллами, жемчугом и сокровищами погибших кораблей. Сокровища сдавать мне.

Ого, сколько народу рассупонилось. Придётся объявить привал, раз такое дело. Объявляется привал.

Что я слышу. Я слышу ропот и насмешки. Они плещутся, а мы изнывай. Хоть бы утонул кто-нибудь, что ли. Хоть бы этой пышке в голубом купальнике ногу свело. Почему бы не захлебнуться вон тому, бокастому. И прочие проявления досады.

Зреет бунт, стало быть. Зреет на суше, вот в чём беда. Бунт на корабле легко подавить в зародыше: всем драить медяшку, негодяи! Но мы на берегу пролива или бухты. Надо срочно придумать вам занятие. А не поиграть ли в тапочки Менделеева, граждане пешеходы? Принято единогласно.


Зная привычку Дмитрия Ивановича Менделеева к добротной домашней обуви, современники надарили прославленному учёному гору всевозможных тапок и туфель без задников, то есть шлёпанцев.

Чего только нет в его прихожей, даже загнутые носы спереди и сзади. А я почём знаю, зачем носы сзади. Может, это байдарка лилипутов, а не тапочка.

Байдарка или нет — какая разница, потому что Менделеев любым изыскам и выкрутасам предпочитал стёганые полуваленки с помпонами. Предпочитал добротные полуваленки, пока не прикипел душой к подарку зятя. Немедленно даю в общий доступ изображение подарка.

Странный у Дмитрия Ивановича зять: cловечка в простоте не скажет. Туманные намёки невесть на что. При этом язык намёков до того русский, что пальчики оближешь.

С мужниным языком Любе здорово повезло, но до сих пор нет детей. Заучились и страшно далеки от народа, вот что я вам скажу. Надень шапку-ушанку и рукавицы, а под подушку положи топор — вот вам и дети. При этом никакой краснухи, золотухи, свинки, оспы, скарлатины и кори. Сроду не бывать рахиту и даже глистам у детей, коли грамотно зачаты.

На что намёк эти шлёпанцы, например? Надо припомнить обстоятельства дарения. Каковы слова говорил, даря? Скифы и азиаты мы, вот каковы слова.

Чья бы корова мычала, только не зятева. Нашёлся тоже скиф и азиат. Бывают кудрявые азиаты? Армяне кудрявые, абиссинцы. Румыны кудрявые иногда.

На этом поток сознания Менделеева иссякает, потому что истинное наслаждение несовместимо с деятельностью левого полушария головного мозга. Работа левого полушария совершенно прекратилась, ибо всё остальное блаженно посапывает у камелька. То есть Менделеев нечаянно уронил знамя науки. Немедленно подхватываю.

Навершие женского парадного головного убора (высокий капор, сшитый из черного камчатского бобра или черных беличьих хвостов) из красного и черного сукна, расшитого золотой нитью. Якутия, Ботурусский улус, Бетюнский наслег. Истоки высоких женских головных уборов многие исследователи склонны видеть в культуре северных индоиранцев — скифов и саков, населявших Великую степь в I тыс. до н.э.Дмитрий Иванович понятия не имеет, чьих рук дело его любимые шлёпанцы. Но я разведал-таки, хотя не сразу и не вдруг. Трудолюбивой киргизки, вот чьих рук дело.

Но вам хочется насладиться бурлением поиска, а не сухим остатком на донце. Жалко, что ли.

Первое предположение: Емельян Ярославский привёз из ссылки. Не тут-то было. Из ссылки Емельян Ярославский привёз шапку, а не обувь. Вот, полюбуйтесь. Праздничный головной убор якутской женщины.

Очень легко догадаться, почему я заподозрил якутское рукоделие. Один и тот же узор, да. Но Ярославский божится, что такой обуви у якутов не было, нет и не будет: нашли дураков отмораживать пятки. Не верить божбе благочестивого еврея грешно, якутское рукоделие отпадает.

Второе предположение: Пржевальский. Почему Пржевальский? Оба родом из Польши, Пржевальский и Блок. А ведь Пржевальский путешествовал по Средней Азии. Вот и привёз тапки в подарок земляку, а тот передарил тестю.

Но разве так подхватывают знамя науки? Тапочки Менделеева — не наука. А что такое наука? Сопряжение далековатых вещей. Якуты и киргизы — одна и та же Азия. Сопрягать надо не Лену с Чу, а гораздо более отдалённые реки, как это делал Велимир Хлебников:


Желтый Нил, где молятся солнцу,
Янцекиянг, где жижа густая людей,
И ты, Миссисипи, где янки
Носят штанами звездное небо,
В звездное небо окутали ноги,
И Ганг, где темные люди — деревья ума,
И Дунай, где в белом белые люди,
В белых рубахах стоят над водой,
И Замбези, где люди черней сапога,
И бурная Обь, где бога секут
И ставят в угол глазами
Во время еды чего-нибудь жирного,
И Темза, где серая скука.

Сопрягать надо не Лену с Чу, а Лену, Чу и Согнефьорд (Sognefjorden) с Юконом (Yukon River) — вот это наука. Но что такое Чу, Лена и Согнефьорд? Это шлёпанцы Менделеева, ушанка Ярославского и Мьёлнир, молот бога Тора. Как это вы сами не догадались, что якутская шапка, обувь киргиза и оберег викингов — одно и то же. Просто вам недосуг было догадываться, вот и всё. Вы же занятой и замороченный. Расслабьтесь — и открытия посыплются на вашу голову, только успевай сотрясения мозга получать. А где сотрясение мозга, там и полный покой. Покой, забота окружающих и полноценное питание.


      Духовная наука получит великое значение, потому что будет изучено, каким образом лень одного будет помогать труду других. Таким образом будет оправдан лентяй, потому что его работа сердца направлена на повышение общей трудовой радости. Будет изучено, когда и по какому закону вольная лень переходит сама без усилия извне в радостный труд. И на повторах перехода лени в труд по законам волн будет построен мировой труд.

О какой духовной науке говорит Хлебников? Лицами духовного звания называют священников, а наука священников есть богословие. Стоило Хлебникову оказаться в Персии, его тотчас прозвали Гуль-муллой — священником цветов. Однако наука о цветах называется не богословие, а ботаника. Приблизительно в это же время, что и простодушные персы, невероятно просвещённый Вячеслав Иванов утверждал, что при появлении Велимира Хлебникова он обоняет запах святости. Не всякие святые мощи благоухают, а Хлебников благоухал. То есть Гуль-мулла переводится не священник цветов, а цветок-священник.

И этот цветок-священник прочил великое будущее отнюдь не цветоводству и даже не запаховедению. А чему? Первобытная духовная наука есть волшба, ворожба и ведовство; первобытный учёный — волхв и ведьмак. На этом я прекращаю дозволенные речи, потому что грядка вокруг изображений Мьёлнира возделана.

Thor, the Thunder God, throws his hammer, Mjollnir, across the skies to smite his evil foes, the Jotuns. A protective amulet worn by common folk and noble alike to invoke Thor’s watchfulness. Can you hear the rumbling of his goat cart?Thor’s Hammer Small Pendant, $18.99. The magic hammer of the Thunder God — Thor. The hammer was called “Mjolnir” and was said to produce lightening bolts. “Mjolnir” made Thor invincible in battle against Gods and men.Перед вами первобытная духовная наука оптом и в розницу: Thor’s Hammer Small Pendant, $18.99. To the wholesale buyers the discount.

Образчики древнегерманских нагрудных оберегов. Обязательная принадлежность викинга. Повесил на шнурке или цепочке — и ты мачо, мужская неукротимость обеспечена.

А я вам говорю, что без толку эта цацка на груди. Спору нет, в кладах времён св. Олафа то и дело находят молоточки Тора. В кладах находят, а в погребениях воинов нет. Ибо годы правления Олафа (Olaf II Haraldsson) есть последние времена викингов. Как только эти головорезы попытались противопоставить Мьёлнир древу распятия, их ладьи рассохлись, а клинки съела ржавчина. И почему бы ладьям не рассохнуться, а клинкам не растаять, когда олафовы крестоносцы кого угодно вобьют в землю за эти чёртовы молоточки. Вобьют без суда и следствия — вот и всё погребение.

Кулон-оберег — деньги на ветер, чего не скажешь о наколке близ левого соска. Самое то Мьёлнир на веснушчатой груди: Тор благоволит подобным ему — молочно-белокожим красноголовикам.

Если вы чуть смуглее, даже и наколотый Мьёлнир совершенно бесполезен. Черепаха и ещё раз черепаха. Для чернявых мачо наколка черепахи столь же обязательна, как люлька и соска для младенца. Непременно покажу образчики, дайте срок.

Торговцы оберегами лукавят, мягко говоря. Серебряный Мьёлнир не укрепляет, а обращает в ничто мужскую неукротимость, для этого и водружают его мамаши на своих дочерей-невест. Надёжный оберег от сглаза на брачном пиру, а после замужества — залог здорового потомства от законного мужа, а не от насильника.

A very unusual type V ha’ykel with a triple trefoil design. and Full set of jewellery for a Karakalpak bride including an o’n’irmonshaq and a ha’ykel. The o’n’irmonshaq was considered to be one of the essential parts of a bride’s set of jewellery. It is a symbol of motherhood, worn just below the navel. Images courtesy of the Karakalpak State Museum of Art named after Savitsky, No’kis. Copyright of David and Sue Richardson, www.karakalpak.comПочему суеверие. Не суеверие, а духовная наука целого народа, полковник. Маленького, но ветхого днями народа каракалпаков.

Уж я не знаю, как эта сбруя называется по-русски, но никак не молот. Слева шумящая подвеска матерей семейства, справа — шумяще-бряцающий набор драгоценностей невесты. Так и подмывает сказать — иконостас девственницы. Подмывает, но придётся помалкивать до прибытия Иммануила Великовского.

Ох и трудно помалкивать, зная наперёд золотое слово. Почему боевые награды государства Российского, буде они во множестве на груди молодецкой, любой озорник мог назвать иконостасом, а Святейший Синод этому не препятствовал? Потому что Святая Анна, Святой Владимир, Святой Александр Невский и святой Георгий, вот почему.

Но что есть православный образ св. Георгия? Образ св. Георгия есть не лик, но Чудо. Так и называется: Чудо Георгия о Змие.

А что такое чудо? Чудо есть необычайное происшествие, происшествие из ряда вон. Поэтому и приходится помалкивать до приезда Великовского: иконостас каракалпакской девственницы — изображение необычайного происшествия, за расследование обстоятельств коего этот человек немало претерпел.

Но покамест Великовскому невдомёк, что жаба имеет самое прямое отношение к делу его жизни. Вот и хорошо: будет о чём потолковать. Фома Фомич с головой ушёл в подготовку задушевной беседы. Наглядные пособия, да.

В том числе и наглядные пособия из Приаралья. Каракалпаки совершенно точно знают, что вериги невесты потому и напоказ, что служат  напоминанием  о сверхестественном существе или событии: висюльчатая бляха, которую по случаю брачного торжества — только в день свадьбы, больше никогда — обременяют серебряным куполком с хвостами, называется хайкель, и это слово переводится ‘памятник’.

Памятник чему? За ответом далеко ходить не надо: вот этой хвостатой подвеске и памятник. Памятник её первосмыслу, разумеется. Забытому и перевранному первосмыслу.

Куполок с хвостами в наборе оберегов невесты оказался именно там, где ему и надлежит быть, ибо стережёт как раз то, что ценится в родо-племенных сообществах дороже всего. Стало быть, онгирмоншак (silver breast adornment for girls in the form of a half-sphere with pendants from the lower edge) и есть  главный оберег .


Онгирмоншак из набора драгоценностей каракалпакской невесты     As previously stated the o’n’irmonshaq was considered to be one of the essential parts of a bride’s set of jewellery. It is a symbol of motherhood, worn just below the navel. Its shape is said to resemble the cupola of mosques and mazars, but this may be a recent interpretation. The top section is generally engraved and often gilded. Some examples are inset with small stones such as turquoise and coral. Below the hemisphere is a circle with an ornamental fringe (shashaq) of dozens of small lengths of chain, each terminating in a small decoration such as a stamped leaf or a bell. ‹...›
     O’n’irmonshaq were a costly item of jewellery. Sadegu’l from the Qarasiraq clan was born in 1895 in Qarasiyraq awil in the Kegeyli region. It is believed that she was married sometime between 1910 and 1920. For her wedding her father commissioned an o’n’irmonshaq the price of which was 1 cow.
     Full set of jewellery for a Karakalpak bride including an o’n’irmonshaq and a ha’ykel.
David and Sue Richardson. Karakalpak Jewellery
www.karakalpak.com/jewellery.html




Комета Поймански. Источник заимствования http://astronomy.net.ua/4images/details.php?image_id=1461&sessionid=     Символ материнства онгирмоншак (подвеска, носимая чуть ниже пупа) — важнейшая принадлежность свадебного убора. Полагают, что внешний вид её повторяет купола мечетей и мазаров. Возможно, это домыслы. Верхняя часть обязательно украшена резьбой и зачастую позолочена. У некоторых образцов имеются вставки небольших кораллов или бирюзы. Нижняя часть оснащена узорчатым ободком (шашак) со множеством небольших цепочек, каждая из которых заканчивавется тиснёным лепестком или бубенцом.
     Онгирмоншак стоил чрезвычайно дорого. Садегюль из клана Карасыйрак родилась в Кегейли в 1895 году и вышла замуж предположительно в 1910–1920 годы. Для ее свадьбы отец приобрёл онгимоншак ценой в корову.
     Полный набор драгоценностей каракалпакской невесты обязательно включал онгимоншок и хайкель.
Дэвид и Сью Ричардсон. Драгоценности каракалпаков.
Перевод мой. — В.М.

Купола куполами, но лично мне эта штука напоминает головной обтекатель оружия возмездия. Немедленно приходят на ум Янгель, Челомей и Макеев.

Но ведь обтекателем закрывают головную часть, чтобы уменьшить лобовое сопротивление, а тут целая метла цепочек, лепестков и бубенчиков.  Главный оберег  девственницы — метла с головным обтекателем. Где-то я уже читал про такие мётлы.

Свадебный убор каракалпакской невесты. Фрагмент.Могущественный оберег временно пристыкован к нагрудной бляхе-памятнику. По-русски ‘памятник’, по-тлинкитски — ‘тотемный столб’. Оба перевода замечательно дополняют друг друга. Столбы тлинкитов уже маячат впереди, уже маячат.

На первый взгляд, ни о какой жабе применительно к верованиям каракалпаков и речи быть не может: чрезвычайно сухая и жаркая среда обитания. Налицо простейший trefoil design. The elementary trefoil design, а не жаба Хлодвига.

Вам наверняка надоест разглядывать эти трилистники, полковник, и довольно скоро. Лучшее лекарство от усталости — разнообразие. Будьте добры переместить взгляд с висюльчатой бляхи на ткань платья. Рдяные на индиго узоры непосредственно под висюльками. Just below the navel, чуть ниже умозрительного пупка. Именно здесь ёрзали на свадьбе зенки сластолюбцев и сладострастников.

Оба узора имеют вид человечка вниз головой и руки в боки, не так ли. Я бы назвал это устрашающей причёской вроде dreadlocks, однако и на плечах точно такие же клещи. Какой простор для воображения, дух захватывает.

Таз широкий, стало быть человечек — женщина. Берегиня. Угловатость верхних конечностей не должна смущать: ткань ручной работы. Извивы-завитки выткать чрезвычайно трудно. На каракалпакских коврах то же самое огрубление, то же самое. И на текинских коврах то же самое огрубление. Для удобства счёта узелков, я тоже так подумал.

А теперь вернёмся к так называемым трилистникам. Хайкели весьма дороги, ибо чрезмерно усложнены. Бедняки были вынуждены довольствоваться чем-то попроще: не девять коралловых вставок, а пять, например. Ни в коем случае не гранат, камень вожделения, — обязательно коралл цвета кровавой пены, вернейшее средство умножения потомства.

Karakalpak shar tu’yme. Image courtesy of the Karakalpak State Museum of Art named after Savitsky, No’kis.Красный кирпич способствует деторождению ничуть не хуже, особенно если не таскать его на стройке от зари до зари. Уловка торгашей. Продай кафтан да купи буквицу, вот как это называется.

Лично я убрал бы все камни до единого. Правильно украли бирюзу из обоймы слева, ещё и кораллы срубить. Оборвать цепи, срубить кораллы, а потом хорошенько потянуть крест за нижние крючья.

Не за крючья, а за лапки. За лапки жабы. Которые слывут рогами быка. Дело хозяйское, но тогда уж не рога, а когти. Когти филина или совы.

Но если оборвать цепи, срубить кораллы и хорошенько потянуть крест за нижние лапки, получится вводное изображение главы 17.1, не так ли. Это я к тому, что сага о крестах королевских мушкетёров далеко не кончена.

Голову тебе срубить, а не кораллы. Нашёлся тоже рубщик. Не мог щадить он нашей славы; / Не мог понять в сей миг кровавый, / На что он руку поднимал!

Это же сердолик, а не коралл. Сarnelian is not coral. Любимый камень Пушкина. У Пушкина было два перстня с карнеолом, он же сердолик.

Ну и что два перстня. „Сердолик поможет предотвратить ссору и предохранит от растраты сил впустую“. Сейчас проверим, сказал барон Геккерен Дантесу.

Полудрагоценные камни агат, яшма, сердолик. Сердолик вам обойдётся чуть дороже перламутровой пуговицы, крестовидной оправе — цены нет. Руки, ноги и голову рубить всякому, кто посмеет изуродовать оправу. Редкость из ряда вон. Вообще не встречается у соседних народов. Крестовидная нагрудная подвеска не встречается ни у казахов, ни у киргизов, ни у туркмен. О саха-якутах разговор особый, как всегда. А то, что оберег неимущих каракалпачек так и просится на православную хоругвь, вы и без меня видите.



     Крест — символ спасения и искупления рода человеческого, знамение победы над смертью и адом. Иисус Христос как искупительная жертва освобождения человечества от власти греха умер крестной смертью и в третий день воскрес (распятие на кресте было наиболее позорной и мучительной казнью в Римской империи, которая применялась исключительно к рабам, разбойникам и восставшим против власти Рима) ‹...›
     Белые полевые лилии называются по-славянски ‘крины сельные’. ‹...› Такие крестики известны в византийских древностях ХI–ХII веков, а в XIV–XV веках были широко распространены на Руси.
      Вообще же символическое изображение креста, состоящего из цветков лилии, напоминает: „Я, — говорит Господь, — лилия долин” (Песн. 2:1).
      „Ради меня, находящегося долу, Он сходит в долину, — пишет Ориген о Христе, — и, пришедши в долину, делается лилией. Вместо древа жизни, которое насаждено было в раю Божьем, Он сделался цветком целого поля, то есть целого мира и всея земли”.
      „Выслушайте Меня, Благочестивые дети, — призывает всех Слово Божие, — цветите, как лилия” (Сирах. 39; 16–18), то есть, иными словами, мудрою и благочестивою жизнью будьте чистым благоуханием Всесовершенному.
О. Александр Шпарварт
http://blogs.mail.ru/mail/priestnatur/




Домонгольские криновидные кресты. Источник заимствования http://domongol.su/gallery/album.php?id=54     Православные домонгольские криновидные кресты, слева направо:

     • Крест тельный, Киевская Русь. Медный сплав, XII век. Брянская обл.
     • Крест тельный, XI–XIII вв., медный сплав. Место находки: Киев, Украина, 2009 г.
     • Крестовидная четырехконечная привеска с концами в виде трилистников. Оглавие имеет вид бусины. Медный сплав, литье. XII – первая треть XIII века. Место находки: Ярославская обл. г. Переславль-Залесский., 2009 г. Аналогии: Станюкович А.К., Осипов И.Н., Соловьев Н.М., Тысячелетие креста, М., 2003, 3–32.
     • Крест тельный, XI–XIII вв., медный сплав. Место находки: Украина, 2009 г.
Источник заимствования:
http://domongol.su/gallery/album.php?id=54

Так и просится на выносную хоругвь равносторонний лапчатый крест-оберег из Каракалпакии. Именно такие на знамёнах со Спасителем и Пресвятой Богородицей в нашем приходском храме, именно такие.

Почему-то не корсунчики вышиты, а криновидные кресты. И это постоянно вводит меня в соблазн. Как это в какой соблазн. Пламенные проповедники распространили ересь Нестория от Кипра до Хоккайдо, но что за крест был в их руках?

С какой стати мальтийский крест. Если наспех вырубить на валуне близ Иссык-Куля (Nestorian Tombstone Issyk Kul), то мальтийский. Но благочестивые литейщики Церкви Востока решительно возразят степным каменотёсам. В конце этой главы летящей походкой к вам приблизится индус в церковном одеянии. Наперсный крест Его Преосвященства наводит на раздумья, с плодами коих я непременно вас ознакомлю, полковник.

В удобное для меня время. И с плодами раздумий о тибетских крестах ознакомлю. Заголовок «Жаба и крест» — созрели плоды раздумий. Покамест одни кресты, поверх заметки Дэвида и Сью Ричардсон.


Shar tu’yme

     Shar tu’yme were large cross-shaped breast decorations with mounted stones, usually of carnelian or coloured glass. Vajra is a Sanskrit word meaning both thunderbolt and diamond. It is a short metal weapon that has the nature of a diamond (it can cut any substance but not be cut itself) and the nature of the thunderbolt (irresistible force). The vajra has come to represent firmness of spirit and spiritual power. It is a ritual tool or spiritual implement which is symbolically used by Buddhism, Jainism and Hinduism. Because of its symbolic importance, the vajra spread along with Indian religion and culture to other parts of Asia. It was used as both a weapon and a symbol in India, Tibet, Bhutan, Siam, Cambodia, Myanmar, China, Korea and Japan.The equivalent word in Tibetan is dorje (Wylie: rdo-rje; ZWPY: dojê), which is also a common male name in Tibet and Bhutan. Dorje can also refer to a small sceptre held in the right hand by Tibetan lamas during religious ceremonies. http://www.dorjemall.com/2008_07_18_tibetan_dorje_archive.htmlConfusingly the word shar refers to a ball or sphere. Xojamet Yesberganov has argued that the four arms of the shar tu’yme relate to the four cardinal directions and that the shar ta’rep (spherical directions) are therefore the four directions of the world. We remain sceptical.
     There remains some confusion regarding the manner in which shar tu’yme were worn. Yesbergenov believes that when a family could not afford a ha’ykel the shar tu’yme was worn as a less expensive substitute. Consequently the shar tu’yme and the ha’ykel were never worn together. However Ag’inbay Allamuratov wrote that two shar tu’yme were sometimes fastened to the bottom edges of the ha’ykel. ‹...›
     Perhaps the truth lies somewhere in between. Allamuratov was very knowledgeable and it would be foolish to dismiss his comments. It is likely that a small minority of very wealthy Karakalpaks could embellish a ha’ykel with two additional shar tu'yme for an elaborate wedding display. However in the majority of cases it is likely that the shar tu'yme was primarily used as an independent item of jewellery.
      One wonders whether the Karakalpak shar tu’yme, like the ha’ykel breast decoration discussed below, has connections to the Volga region of Russia. It is interesting that the Chuvash also have a breast decoration known as a shulgeme. Another avenue we have yet to explore is whether there is any connection with the Christian cross — the shape of the shar tu’yme has similarities to that of the medieval four-ended baptismal cross used by members of the Russian Orthodox church.
David and Sue Richardson. Karakalpak Jewellery
www.karakalpak.com/jewellery.html





Чувашские женщины с металлическими нагрудными украшениями      Шар туйме представляет собой массивное крестообразное нагрудное украшение с камнями, обычно сердоликом или цветным стеклом. В слове ‘shar’ смутно угадывается мяч или сфера. Хожамет Есбергенов утверждает, что четыре “лапы” шар туйме означают четыре стороны света; едва ли это так.
     Большой вопрос и то, кто и как шар туйме носил. Есбергенов полагает, что это более дешевая замена хайкеля, то есть к шар туйме прибегали не от хорошей жизни. Но тогда получается, что шар туйме и хайкель никогда не носили одновременно. Однако Ажимбай Алламуратов свидетельствует, что иногда к хайкелю подвешивали снизу два шар туйме. ‹...›
     Скорее всего, истина лежит посередине. Алламуратов — крупнейший знаток, глупо не прислушаться к его словам. Почему бы не предположить, что некие богатеи исключительно ради показухи решили заказать хайкель поувесистее, и не более того. Как бы то ни было, складывается впечатление, что шар туйме изначально самостоятельная разновидность драгоценностей Каракалпакии.
     Удивительное сходство некоторых нагрудных украшений Средней Азии и Поволжья — едва ли случайное совпадение. Речь идёт о чувашских шульгеме. Но главное направление исследований очевидно: неоспоримое подобие шар туйме христианскому кресту, в особенности православному тельному.
Дэвид и Сью Ричардсон. Драгоценности каракалпаков.
Перевод мой. — В.М.

Превосходный образчик шульгеме из чувашской глубинки я показал, чего вам боле. Пора покидать насельников южного берега пересыхающего Арала ради бездонного моря карачаево-балкарщины. Родовые тамги (Кудаев М. Карачаево-Балкарская этнохореография и символика. http://balkaria.h15.ru/books/tamgi/famil.htm), совершенно верно.

С какой стати покидать. И совсем не пора. Чистое безумие покидать. Преступление перед человечеством покидать каракалпаков. Кто вам сказал, что нет у них священной жабы?!

Именно восклицание, именно. Восклицание с оттенком восторга.


Baqa or jalpaq tu’yme


Two examples of baqa tu’yme from the Regional Studies museum, No’kis     Both of the names given to this type of tu’me are somewhat confusing. The word jalpaq simply means flat and would therefore suggest a flat platelet but in fact the basic part of the tu’yme has a depth of one centimetre with an additional half centimetre for the mounted stone. The word baqa, sometimes spelt qurbaqa, means frog or toad in Karakalpak.
     Morozova recorded that:      „In some breastplates the shape of the ‘boka-tuyme’ was absolutely identical to the shape of the carpet medallion called ‘Karakalpak-nuska’ — ‘the Karakalpak pattern’ by Fergana carpet makers.”
     We have been unable to find any examples of baqa tu’yme that resemble the ‘Karakalpak nuska’ and wonder if there may have been some confusion with the shar tu’yme which does have some similarities to it.
     O’temisov shows a set of moulds or qa’lip for casting baqa tu’yme. However most examples that we have encountered are hollow and appear to have been assembled from flat sheets of silver.
     It is interesting that Qoraz Tilewbayev’s moulds are for baqa tu’yme, which were supposedly preferred by by the On To’rt Uriw. However he was from the Uyg’ir tribe, part of the Qon’irat aris who supposedly favoured the jumalaq tu’yme.
Ibid.

Когда мы вглядывались в сложносоставные подвески каракалпаков, я нарочно не стал распространяться о названиях частей грудной бляхи. Теперь самое время.

Потому что надо перевести дух. Лично мне надо перевести дух: взяло Фóку и сзади и с боку. Каракалпакская жаба для Фоки такое потрясение, что в зобу дыханье спёрло. Для Фомы, совершенно верно. В зобу дыханье спёрло у Фомы Фомича от жабы каракалпаков. Самое время вспомнить про сложносоставные нагрудные обереги. Нырнуть в заранее вырытый окопчик, я бы сказал.

Длинная пластина, обочь которой кое-кто возделывает свои трилистники и пасёт быков, называется tumarsha. Причём ни навершие, ни подзор пластины самостоятельных названий не имеют. Бывшие витые шнуры, ныне цепочки, так и называются про старой памяти shinjir, висюльки — shitaq, относительно же собственно бляхи — никаких подробностей, за исключением названия самой длинной пластины.

Не пластины, а трубки. Уплощенная для удобства крепления сердоликов трубка. Уплощенная, но не сплющенная всхлоп: достаточно места для клока бараньей шерсти, например.


Туркменская невеста в традиционном облачении. Источник заимствования http://etno.environment.ru/news.php?id=45      Тумары получили широкое распространение в быту и обрядовой практике узбеков, каракалпаков, уйгуров, туркмен, казахов, таджиков и других народов среднеазиатского региона; этот вид украшения бытовал также на Ближнем Востоке, в Египте. Такого рода амулеты  среднеазиатского производства были обнаружены также на Руси, в Прибалтике и даже Норвегии. ‹...›
      У каракалпаков были распространены в основном крупные нагрудные амулетницы-тумары, известные как хайкель (букв. памятник, идол). По мнению исследователей, отталкивавшихся от названия изделия, генезис этого вида тумаров связан с антропоморфными фигурками божков (например, богиня-мать), которые носились в качестве оберега. Они представляют собой лаконичный по форме цилиндрический футляр с навершием в виде бычьих или бараньих рогов, инкрустированный самоцветами.
     Казахские тумары представлены четырьмя основными формами: треугольный амулет (туморша), прямоугольный подмышечный (колтыкша), трубчатый (бойтумор), сложносоставной треугольный трубчатый ‹...›
      Туркменские и каракалпакские отличались монолитностью соединений частей тумара, массивными замкнутыми формами, в то время как узбекские и таджикские представляли собой подвижные конструкции с множеством дополнительных штампованных подвесок, бусин, напоминающих россыпь зерен — классических символов, с которыми связаны пожелания плодородия и изобилия, многочисленного потомства. ‹...›
Казахские тумары. Слева сложносоставной треугольный трубчатый тумар. Справа носимая на женском головном уборе подвеска-оберег yкiяк из Государственного музея искусств им. А. Кастеева. Изделие выполнено в традиционной форме, верхняя часть представлена в виде тумара с крупной прозрачной вставкой из стекла в центре и мелкими вставками из бирюзы по краям. Основой нижней части являются крупные разветвленные когти филина с множеством подвесок из коралловых бус и круглых вставок из стекла красного цвета на удлиненных цепочках.     Сакральными свойствами наделялась как сам футляр, точнее, его исходная форма, декор (орнамент, камни, каждый из которых также имел определенные магические свойства), и, наконец,  вложенный амулет. ‹...› Широкое распространение этого вида украшения у разных народов, стойкость его бытования, вплоть до ХХ века, побуждает обратиться к вопросу о его генезисе (среда и время появления). Ответ на этот вопрос может подсказать содержимое тумара. В качестве вкладываемого внутрь талисмана использовались различные предметы, в той или иной степени наделяемые сильными охранительными свойствами. Подавляющая часть этих предметов была связана с древней языческой магией, что уже само по себе говорит об архаичности этого вида украшения. С принятием ислама перечень языческих талисманов дополнился небольшим листом бумаги с текстом ‹...› Собственно, с  содержимым связано и само название ‘тумар’, что в переводе с арабского означает молитву, написанную на бумаге, которой предназначалась роль оберега.
Эльмира Гюль. К вопросу о генезисе амулетниц-тумаров
http://www.kyrgyz.ru/?page=309

Тумар происходит от арабского ‘молитва’, и кончено. Зато у Тора полно разночтений имени: „Der Hauptgott der nächstälteren Periode war der nordische Thor, altsächsisch Thunar, angelsächsischen Thunor, südgermanisch Donar oder Donner. ‹...›”

Итак, древние саксы (altsächsisch) именовали Тора Тунаром, а южно-германские (südgermanisch) племена — Доннером. Гордо шествуют германцы, заменивши T на D. Остаётся выяснить, не величал ли кто из пришлых на Эльбу, Рону и Гаронну азиатов своего бога-громовика Тумаром.

Тунар и тумар, разница в одну согласную. Если будет доказано, что слова эти одного корня, дело примет крутой оборот.


      У казахов известны маленькие треугольные амулеты tu’marsha и большие составные boi tu’mar, однако они значительно отличаются от каракалпакского ha’ykel.
      В пределах Центральной Азии только туркмены племён Tekke и Ersari имеют подобные женские украшения. Они очень похожи на ha’ykel каракалпаков.
     То есть появились под их влиянием? Скорее всего, нет. Туркмены называют словом tumar вообще все свои ha’ykel-подобные изделия, а каракалпаки используют термин tumar только для обозначения средней горизонтальной трубки ha’ykel. Образцы туркменских kheykel весьма разнообразны. Они могут иметь форму небольшого планшета, зачастую кожаного и украшенного пластинками резного серебра. Ими пользуются только пожилые туркменки. Kate Fitz Gibbon утверждает, что внутри этих планшетиков находятся изречения из Корана или ключи ‹...›
      Tumar набора каракалпакских драгоценностей — это круглый пенал из серебра; если на нём есть вставки драгоценных камней или цветного стекла, такой tumar называется tumarsha. Образцы внушительных размеров носили на шейных цепочках, маленькие — вшивали в одежду.
      Это исключительно детский и девичий оберег (детям tumar вшивали в одежду в области спины), внутри которого помещают лоскутки бумаги с молитвами.
David and Sue Richardson. Karakalpak Jewellery
Перевод мой. — В.М.

Я всячески оттягиваю перевод главки о жабах из «Каракалпакских драгоценностей» супругов Ричардсон и воздерживаюсь от каких-либо предварительных замечаний, потому что с жабой Хлодвига куда больше ясности, чем с Мьёлниром. От туранской жабы всё равно никуда не уйти, но сейчас позвольте напомнить, что германцы называли одним и тем же словом два совершенно разных с виду нагрудных оберега.

Современное изображение Тора с молотом.На крестообразно-стержневом Мьёлнире действительно имеются бойки, плоский же Мьёлнир гораздо больше похож на секиру.

Два изделия одного и того же народа, с одним и тем же названием и одинакового назначения, но совершенно разные на вид.

Разные на вид, потому что появились в разное время — вот самое разумное предположение. Какой молот древнее? Тот, что хотя бы отдалённо похож на молот — или гораздо более условный, зато с тбт?

Разумеется, Фоме Фомичу милей секира: он первым углядел на ней жабу Хлодвига. Но куда больше так называемой жабы Фома Фомич возлюбил истину. Джордано Бруно пошёл за неё на костёр, а Галилео Галилей отрёкся под нажимом. Отрёкся, а потом отрёкся от своего отречения: и всё-таки она вертится.

И всё-таки крестообразный с бойками древнее. Крестообразный древнее, а секировидного не смей касаться без Великовского. Приедет барин, и всё такое.

Но что я слышу. Я слышу ропот и насмешки. Напускаешь туману, Фома, и тому подобное. Один растрёпанный юнец даже холуём обозвал. Только холуи за барина прячутся, понял?

Смирения и кротости Фоме Фомичу не занимать, однако стерпеть такое невозможно.

Невозможно стерпеть, поэтому открутите назад, на три тумара. Два здоровенных туркменских тумара и крохотный тумар каракалпаков. Этот малявка — прямой наследник Мьёлнира с бойками, сейчас обосную.

Современный тумар каракалпаков — это ладанка с аятом из Корана. Но и до пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует) ладанки были нужны позарез. Медь, не говоря о серебре, под ногами у скотовода не валяется. Зато полно трубчатых костей. Затыкаем пыжами трубчатую кость с обеих сторон, привязываем сухожилиями крест-накрест рукоять, сверлим в ней дырочку для шнурка — оберег готов. Можно и без рукояти, да.

Что там за святыня внутри, нам уже никогда не узнать: всё истлело. А может быть, и не истлело — громовые стрелы не гниют.

Если молния бьёт в землю, остаются каменные слитки желтоватого цвета, пальчатые сосульки. При этом давным-давно известно, что Mjollnir и ‘молния’ — одно и то же. Чуть-чуть смекалки — и молния у вас на ладони. Та самая, которую с грохотом швырнули с облаков, та самая. Тор — старик со снежной бородой роящихся пчёл, Зевс, Юпитер, Вахагн, Ваал, Сомбуцу, Пирва, Сюгэ Тойон, Илья-пророк или Перун швырнул — вопрос ваших убеждений.


     Громовая стрела, каменья больше кремневые, подобно стрельному копию находятся, на оба концы остро. Простой народ верят оным из облак быть, и якобы они в третьей год по ударе являются, а обманщики оныя во многую пользу, особливо для окачивания младенцев за великое лекарство употребляют и от несмысленных за то деньги берут.
http://www.encyclopedia.ru/enc/lexicon/detail/1472/

Это свидетельство Василия Никитича Татищева, XVIII век. Громовая стрела слывёт вернейшим снадобьем при детских болезнях. У младенца родимчик, на дитя страшно смотреть. Последнее знахарке отдашь. Сбрызнули водой с громовой стрелы — как рукой сняло.


     Ссылаясь на мнение удмуртов, Н.Г. Первухин сообщает, что „‹...› ни одна наружная рана, нанесенная острым оружием, не может повести к смертельному исходу, если ее засыпать порошком из “пальца Ву-мурта” и заговорить ‹...›” Исследователь приводит рассказ о человеке, который сильно порубил себе топором ногу и „кровь насилу могли остановить присыпанием наскобленного “чертова пальца” ‹...›
     Действительно, в славянской традиции “чертов палец” и “громовая стрела” — два названия камнеобразного либо стекловидного сплава, продолговатой и округлой формы, образовавшегося от удара молнии в песчаную почву, иногда — доисторического орудия в виде топора или остатков раковин вымерших морских моллюсков в виде стрелки, пальца. Стрелу использовали в разных традициях по-разному: как охранительное средство от грома, колдовства, порчи; для лучшей закваски молока, в народной ветеринарии и в магии, предохраняющей от болезней крупный рогатый скот; для лечения детей от эпилепсии; считали, что он приносит счастье, необходим в народной медицине (от зубной боли, от ожога, от обморожения); порошком от него присыпали раны и лечили другие недуги.
Е.В. Ложкина. “Чертовы пальцы”
(‘вумурт чиньы’) в народном целительстве удмуртов
http://www.ruthenia.ru/folklore/lozhkina1.htm

Якутка в праздничном национальном костюме. Якутия, 1932 г. Материалы Комиссии по изучению ЯАССР, МАЭ, колл. 4568100Легко назвать мои рассуждения о громовой стреле в трубчатой кости досужими домыслами, да я и не сильно держусь за них.

Не то что бронзовый Тор за рукоять своего молота. Вон как вцепился. Вцепился и тянет. Тянет-потянет, вытянуть не может.

Не говорите глупостей, полковник. Наш Тунар всё может. Это литейщики неумехи, не смогли правильно отлить молот. Нынешние производители оберегов смогли, а древние германцы огрубили до неузнаваемости.

Ничего себе неузнаваемость, скажет вам любой якутский мальчишка. Огрубили, да: вместо лягушки перекладины молота заканчиваются кругляками.

Только это вовсе и не молот, а нагрудный крест. Старинный нагрудный крест-сурэх. Почему-то одни женщины носят, и только по праздникам. Когда-то носили по праздникам.

Обязательно подвески, никогда сурэх без подвесок не бывает. Зачем подвески? Чтобы шумели, вот зачем. Абаасы отгонять. Холодно, лягушка мёрзнет. Окоченеет иной раз.

Просто похоже на лягушку, потому так зовём. Может быть, и не лягушка. Айыысыт? Может быть, и Айыысыт. Уже никто не знает.


Его Высокопреосвященство Мар Апрем Мукен. В индийской епархии Ассирийской Церкви Востока, возглавляемой им, окормляется около 30 тысяч верующих, проживающих в основном на Малабарском побережье, в штате Керала.     Нагрудные кресты, носимые как украшения, предположительно, появились в Якутии в первой половине XIX века. Предстоит выяснить историю их возникновения у якутов, с чем это связано. ‹...›
     В собраниях музеев нашей республики нагрудные кресты, как это ни странно, встречаются чаще, чем нательные кресты. По форме и конструкции они близки к славянским крестам-энколпионам и крестам-мощевикам. ‹...›
     В XVI–XVII вв. ‹...› начинается активное освоение Сибири русскими землепроходцами, казаками, миссионерами, которые брали с собой в далекий край свои реликвии — иконы, кресты и т.д. Предположительно, что именно таким образом могли попасть в Сибирь, а в дальнейшем и в Якутию, прекрасные образцы русского ювелирного дела — серебряные кресты-энколпионы и кресты-мощевики. Возможно что именно эти кресты послужили образцами для якутских мастеров-ювелиров при изготовлении нагрудных украшений в виде крестов.
     Нагрудные кресты у якутов обогатились новыми элементами: носили их на груди на широких цепочках довольно сложной конструкции, появилось множество различных подвесок, дополнялись щипчиками, копоушками и т.д. ‹...›
Элеонора Сивцева. Кресты-сурэх.
http://ilin.sakhaopenworld.org/1995/90.htm

‘Сурэх’ в переводе значит сердце. Чует моё сердце — не православными образцами вдохновлялись якутские серебрянщики. Самое время вернуться в Приаралье, самое время.


Продолжение

     содержание раздела на главную страницу