В. Молотилов

Goddess Durga


Красотка


Продолжение. Предыдущие главы:


17-8. Рёв вер


Буквица Ну и ну. Вот это да. Ничего себе. С ума сойти.

Враг, именно враг. Взять меры сей же час. Ату его. У нас не побалуешь. Аййа! Веййа! Эййа! Бззы! Насквозь! Насквозь! Зыззз! Уф! Уф! Урр! Урр! Ать! Стой, стерва! Не уйдёшь! Хырр... Хырр... Курва!

Вот это был писатель так писатель, Хлебников. Не зря Фома всю голову об него иссинячил. Русский народный писатель. С доверием относился к людям, не как Достоевский. У Достоевского Митя Карамазов понятия не имеет, каких он дров наломает через полторы строки, и какую нелепицу отчебучит спустя три. Не в Мите дело. Это писатель в носу искал, чем занять действующее лицо, вот и вся так называемая карамазовщина. Потому что Достоевский не верил народу.

А Хлебников верил. Не только русскому, а вообще народу. Орочам верил. Сказано три солнца стоят на небе — воистину так, ровно три. А индусам Хлебников верил? Ещё бы. Хлебников подозревал такие развесистые плоды на деревьях ума, что даже на войну пошёл, только бы отведать.

Подозревать можно всё что угодно, любой вес, вкус и привкус. Купцы налгут с три короба, перекупщики добавят. Убедись лично. Откуси, разжуй и перевари на месте, как Афанасий Никитин. Тогда и толкуй о плодах. Фиги тоже бывают разные.

И Хлебников отправился на войну. Вчера проклинал человекоубийство, сегодня винтарь через плечо. Раздвоение личности, скажет Зигмунд Фрейд. Сума перемётная, скажет Махатма Ганди.

Никакая не сума и не раздвоение, а справедливая война. Мозолистая рука братской помощи. Вставай, проклятьем заклеймённый. Встал и записался добровольцем в персидский поход. Мировой пожар раздуем. Главное ввязаться, а там видно будет.

Никакая не рука братской помощи, а удобный случай. Перевезите за Каспий, а там поглядим. Потеряться или нет. Он был себе на уме, этот ваш Хлебников.

Водная преграда позади. Хлебников непосредственно в Персии, страшно дряхлой на поверку. Угнетающе дряхлая страна. Товарищи по оружию не подозревают о его замыслах убыть в самоволку навсегда. Странноватый, но свой в доску.

Война войной, а обед по расписанию. Ну и что по расписанию. Одна и та же перловка, надоело. Айда рыбачить огнестрельным способом. Занятие настраивает на размышления. Разнообразные мысли о том о сём. Вот бы сейчас на этот пустырь сел английский самолёт. Добротный plywood air liner дальнего следования, а не наши тряпки-щепочки. Don’t budge, otherwise I’ll shoot. Listen my command to oppressors of folk to leave an airplane. The сomrade pilot, agree you render aid the mission of the liberation of oppressed folk an Orient? Yes, of course. So, we’ll fly to Bombay.

Ну и что самолёт дальнего следования. А воздушные ямы. Рухнешь в горах, как Демон Врубеля. Даже Уточкину слабó через Гималаи. А кому не слабо? Ивану-дураку на ковре-самолёте. Невероятная скорость, дешевизна и безопасность полёта. Плавно огибая утёсы.

Ну и что ковёр-самолёт. Кишка кишке бьёт по башке. Немедленно подкрепиться, иначе вывих желчного пузыря. Не успел сглотнуть слюну вожделения — скатерть-самобранка. Ослепительной белизны бязь и горшок перловки с маслом.

Ну и что горшок перловки. Чем прикажете уработать. Из небытия возникает самоходная ложка. Горшок-рот, рот-горшок. Хорошо это или плохо? Даже слишком хорошо, поэтому противно. Отменяем самоходную ложку, едим палочками, как японцы. Благоговейно пережёвывая каждую крупинку.

Из чего делается перловая крупа? Из ячменя. И пиво из ячменя. Здорово, что не весь ячмень сквасили в пиво. Одолей нас Гитлер — никакой перловки, одна гороховая каша. Вывод. Горазд на пиво — желудочно-кишечный власовец, любишь перловку — генерал Карбышев.

И всё в таком духе. Поев, прикорнул на ковре. Он же взаправду самолёт, а не так называемый. Самолёт-самозванец это воздушное судно, не более того. Руль и всё такое. Вещи надо называть своими именами: aeroplane, flugzeug, avion.

И всё в таком духе. Проснулся. Голова работает на удивленье. Ничего удивительного: выспался. Некому было возмущаться и толкать в бок, что храпишь.

Белоснежная бязь на месте, но без горшка. Ждёт приказаний, стало быть. Долго ли, коротко — приходит понимание: дуракам везёт. Ковёр мужского рода, скатерть женского, — вот она, удача наотмашь. Самолётова жена. Не шея при голове, а голова при шее. Куда хочу, туда и верчу.

Душенька-лапушка скатёрочка, не повернуть ли нам в Бомбей. И душенька-лапушка говорит таковы слова: Сикихики хазадеро. Омр, бром, мэу, цицилици ци! Цуги буги хорм! Барг! Брезг! дзо! Аракаро дзуго дзи! бздрак! Что в переводе на язык Ожегова и Ушакова означает: „А ну, быстро в Бомбей, лысый-дырявый. Я кому сказала в Бомбей. Ещё огрызается. Поговори мне”.

И тому подобные мысли-черновики. Рой мыслей-черновиков, пурга мыслей-черновиков. Но любая муть со временем разделяется на прозрачную влагу и отстой, даже муть в голове. Муть в голове писателя может отстояться строкой бессмертной чистоты. Если это настоящий писатель, конечно. Настоящий Хлебников или нет — лично мне наплевать. Это дело Фомы, судить-рядить. Но муть о ковре-самолёте отстоялась вот чем: Верю сказкам наперёд: / Прежде сказки — станут былью.

Фома тоже верит сказкам. Соколик наш. Я походкой длинной сокола / Прохожу, сутул и лих. Стало быть, Фома подражает походке Хлебникова? Ничего подобного. Фома сызмалу не верит сказкам огульно и чохом. Ни наперёд, ни вспять, ни вбок, ни по Лобачевского кривым не верит. Никаких сказок оптом. Лишь те достойны счастья и свободы, что каждый день идут за них на бой.

Ну и что идут на бой. Пришла биться, а вокруг ни души. И стоит с мордой, упёршейся вниз. На взгляд Фомы, весь Чехов и даже весь Лев Толстой — это сказки с мордой, упёршейся вниз. Небо Аустерлица? И что на нём, на этом небе? Небольшая облачность.

Пушкин тоже хорош гусь: как эта глупая луна на этом глупом небосводе. И пошёл катать золотого петушка и золотую рыбку. Не случись у Пушкина там в небесах, перед народом, через леса, через моря колдун несёт богатыря — смело бросай с парохода современности.

Остаётся Лермонтов: и звезда с звездою говорит. Вечный спутник и мучитель. А еще над нами волен / Лермонтов, мучитель наш. Пойдите и спросите у Мандельштама, от какого местоимения он производит своё ‘наш’. От Мы, Осип Первый или от мы с Марией Петровых?

Нет, вы пойдите и спросите. А я шепну вдогонку: если бы Лермонтов пожил, то непременно занялся бы звёздным языком, непременно. Это не Фома так считает, а я вам говорю. Кабы Лермонтов не поддался на мои уговоры застрелить скотину Мартынова, поле деятельности Велимира Хлебникова заметно бы поужалось.

А этот ваш Пастернак? В траве, меж диких бальзаминов, / Ромашек и лесных купав, / Лежим мы, руки запрокинув, / И к небу головы задрав. Они лежат и обоняют. Час лежат и обоняют, два часа лежат и обоняют. Ей хоть бы хны, а у него видения. Бред, короче говоря. Мерещится море вместо неба и тому подобная пена у рта. И невозможно разубедить.

Не надо было голову задирать, дорогуша. Лёжа зрительная ось самостоятельно упирается в небо, незачем кровоснабжение насиловать. Задирают голову стоя. Или сидя, когда целятся в глаз из пипетки. Если кто-то лёжа задирает голову и при этом бредит о море вместо неба — прыжками на койку и под капельницу, кокки из мозга вымывать.

Продолжаю о сказках наперёд. Так вот, Фоме непременно подавай ту, что каждый день идёт на бой. Пришла сказка биться за правду, а не с кем. На кой чёрт им твоя правда, своих забот полон рот. Понурилась воительница, опустила очи долу. И вдруг. Как захохочет. Кто-то. Наверху. И сказка непроизвольно приводит зрительную ось к источнику звука, то есть задирает голову. Батюшки-светы, что там творится.

Меня поправят: не задирает голову, а запрокидывает затылок. Возражаю. Глаза-то не на затылке. Поэтому глагол ‘запрокидывать’ не годится, хотя лично мне слово ‘задирать’ противно. Баба задрала подол. Срамотища. Лев задрал зебру. Кровь, требуха, мухи, гиены, стервятники. С души воротит. Только из уважения к Пастернаку скрепя сердце считаю поворот головы её задиранием. Да ведь и нос дерут вместе со щеками, разве не так. Дерут и надувают. Зазнайки. Я враг небес, я зло природы природы... Скромнее надо быть.

Только из уважения к Пастернаку: помогал изгоям Ариадне Эфрон и Варламу Шаламову. Да и всё равно не сказка задирает голову, а писатель. Как только Фома видит вмятый в лопатки затылок писателя, он всю маковку бросается ему расцеловать. И постоянно при этом опаздывает. Потому что писателей с длительно запрокинутым затылком не было и нет. Разве что Хлебников. Но что такого из ряда вон (extraordinarily, exceptionally, exclusively, uncommonly, curiously, rarely, surprisingly, remarkably, strangely, fantastically, grotesquely, oddly, queerly, notably, strikingly, speakingly) случилось над Землёй за его коротенькую жизнь?

Шахтеры в штате Пенсильвания и рабочие серебряных рудников Колорадо отказались спускаться под землю из страха оказаться заживо погребёнными. В штатах Виргиния и Кентукки люди переселялись из домов в пещеры. Многие обыватели Сан-Франциско наполняли дождевые бочки водой и забирались в них, чтобы спастись от воспламенения кометного водорода в земной атмосфере.

Ничего не случилось, а закономерно произошло. Комета Галлея в 1910 году — ожидаемое событие. До того скучна правда, что и соврать не о чем. То ли дело три солнца стоят на небе. Раздолье воображению — раз, простор для научных изысканий — два. Именно такая рассадка: воображение на облучке, наука на запятках. Einstein said, knowledge is wonderful, but imagination is even better. Переводится правда хорошо, а счастье лучше.

Опять это слово ‘счастье’. У сказки обязательно счастливый конец, обязательно. Если сказка оканчивается плачевно, это быль. Но если быль очень древняя, сообщение (весть) почитают за сказку и приделывают благополучный конец. А кто слушал — молодец.

Все хотят быть молодцами, то бишь самостоятельно успешными людьми. Теперь слушай меня, человечество. Listen to me, mankind. Höre mich, die Menschheit. M’écoute, l’humanité. Me escucha, la humanidad. Никакой не самостоятельно успешный, а счастливчик. The lucky beggar. Der Glückspilz. Le chançard. El potrudo.

Вот уж кому повезло, так это тебе. На волосок от гибели. Совершенно забытая или перевраная в сказку быль. Некоторые до сих пор ликуют и веселятся. Идут на непомерные расходы, только бы широко помянуть.

Сами не зная что. Правильно делают, хвалю. Наилучший повод ликовать. Фома докажет, что наилучший, уж я постараюсь.

Итак, ни одного писателя с длительно задранной к небу головой не было и нет, а Велимир Хлебников не считается. Ни одного писателя, одни сказители. Гомер. Никуда не денется Гомер, это я обещаю. Эйнштейна убедили, Фому Фомича убедили. Каково на Фому, таково и самому.

Однако поспешай, но не торопись. Плясать, так уж от печки.

То есть от заголовка. Обратили внимание на заголовок? Моя работа.

Правильно, строчка Хлебникова. Но работа моя.

Дело было так. В записках Фомы стоял заголовок «Именины жабы». Жабы так жабы, мне-то что. Главное, чтобы вилы мелькали почаще. И они таки мелькают.


Durga Puja     The worship of Durga in the autumn is the year’s largest Hindu festival celebrated worldwide according to local traditions and variations. Durga Puja is celebrated from the sixth to tenth day of the waxing moon in the month of Ashwin, occasionally however, due to shifts in the lunar cycle relative to the solar months, it may also be held in the following month, Kartika. In the Gregorian calendar, these dates correspond to the months of September and October.
     Прославление Дурги — величайший индусский праздник, отмечаемый осенью каждого года во многих странах мира согласно местным обычаям и особенностям. Дурга Пуджа празднуется с шестого по десятый день прибывающей луны месяца Ашвин, однако, из-за смещения лунного цикла относительно солнечных месяцев, этот праздник бывает и в следующем месяце, Картика. В григорианском календаре эти даты приходятся на сентябрь и октябрь.
     Several mythological tales about the history of Durga puja festival are known. The most popular among them is the tale of Lord Rama, the hero of Hindu epic, Ramayana. During 14 years of exile Lord Rama’s wife Sita was kidnapped by the ten-headed demon Ravana, the king of Lanka. Ravana was empowered with divine powers by worshiping Lord Shiva which made him so powerful that he became invincible.1 To rescue Sita from the possession of Ravana, Lord Rama started to worship Devi Durga, the Goddess of divine powers against all evils. To worship Devi Durga, Rama needed 108 blue lotuses but he was able to collect only 107 lotuses. So, he prepared to dedicate his eye in front of Divine mother as worship and the 108th lotus. Devi Durga pleased with his dedication and appeared before Lord Rama and blessed him. Lord Rama fought a fierce battle and won against Ravana and rescued Sita. This puja is celebrated as todays Durga Puja during Autumn season in the month of September-October. This unconventional time of Durga puja is called as “Akaal Bodhan”.
     О возникновении праздника Дурга Пуджа есть несколько преданий. Самое известное — жизнь и подвиги Рамы, главного действующего лица эпоса Рамаяна. Сита, супруга Рамы, четырнадцать лет была пленницей десятиглавого демона Раваны, властелина Ланки. Истовое поклонение Раваны богу Шиве сделало его неуязвимым. Чтобы вызволить Ситу, Рама решил принести жертву Дурге, богине противостояния силам зла. Для обряда требовалось ровно сто восемь синих лотосов, однако он смог раздобыть лишь сто семь. И Рама в качестве недостающего цветка вырвал собственный глаз. Дурга возрадовалась такому благочестию, предстала перед Рамой и благословила его. В ожесточенной борьбе Рама победил Равану и освободил Ситу. Именно это событие отмечается в наши дни как Дурга Пуджа осенью каждого года и называется Акаал Бодхан.
Durga and Mahishasur     Another tale of Goddess Durga in the name of Mahishasurmardini is very popular in Bengal. The demon Mahishasur with his years of worship or “Tapasya”2 of Lord Brahma got the boon that no male could be able to defeat him and got the power of Invincibility. After getting the boon Mahishasur started torturing and killing the people, disturbing the saints from doing their worships. He then attacked Devlok3 and defeated the gods by acquiring their kingdom. Finding no other way, Lord Indra, the King of Swargalok,4 with other gods went to Lord Brahma to find some way out. Lord Brahma told them that no male can kill him, so on his suggestion by amalgamation of the power of all the powers of Gods, Goddess Durga the divine power took birth. She was powered with the weapons dedicated by the Devtas in her ten hands riding on a lion. During a fierce battle the Divine mother killed Mahishasura and the war symbolizes the win of good over evil.
     Другое предание о Дурге широко известно в Бенгалии как Махишасурмардини. Демон Махишасур за многолетнее ублажение Брахмы, называемое тапасья, возымел награду: никто во Вселенной уже не мог одолеть его. Получив этот дар, Махишасур принялся истязать и убивать праведников, которые своим примером благочестия отвращали народ от поклонения тупой силе. Затем всепобеждающий злодей напал на Сваргу, обитель света, одолел её правителя Индру и подчинил себе небеса. Не видя иного выхода, Индра в сопровождении своих подданных отправился в покои Брахмы и был им принят. Брахма сказал, что неуязвимость Махишасура в единоборстве с каким угодно существом отменить он не может, но дитя двух отцов его заклятию не подлежит. И вот боги одновременным и всеобщим, для пущей надёжности, усилием воли произвели на свет совершенно невероятную особь и назвали её Дургой, в переводе Непостижимая, а затем вооружили все десять её рук и усадили на льва. В ожесточённой борьбе Дурга убила Махишасура, тем самым доказав неизбежность победы Добра над Злом.
     According to another old belief, Goddess Durga, the daughter of Daksharaja comes to her parents house every year with her son Ganesha (God of prosperity), Kartick and daughters Lakshmi (Goddess of wealth), Saraswati (Goddess of knowledge). Every year Goddess comes in different means of communication like Horse, Elephant, Boat or Palki. Her homecoming on Maha-Shasthi is celebrated with great rejoicing and festive mood. People with heartfelt sorrow and sadness give farewell to Goddess when she gets back to her husband’s house leaving her paternal home on Bijoya Dashami.
Bijoya Dashami     Согласно другому старинному преданию, богиня Дурга, дочь Дакшарайи, ежегодно навещает отчий дом с сыновьями Ганешей, богом процветания, и красавцем Катриком, а также с дочерьми Лакшми, богиней богатства, и Сарасвати, богиней знания. Чтобы не наводить на родителей скуку однообразием своего появления, Богиня принимает облик лошади, слонихи, лодки или паланкина. День её прибытия, называемый Маха-Шастри, отмечают с ликованием и праздничным подъёмом, а отъезд в дом своего супруга из родительского дома (день Биджойя Дашами, завершающий обряд поклонения Богине)  — с сердечным огорчением и печалью.
     Other local beliefs are that Goddess Durga is the other form of Parvati, the wife of Lord Shiva who was empowered for destroying the evil powers.
     Некоторые местные предания гласят о том, что богиня Дурга — ипостась Парвати, жены бога Шивы, которая уполномочена искоренять силы Зла.
     During old days Durga Puja was celebrated by the Jamidars (Land-lords) and the rich people as their family festivals. According to the records the first Durga puja has been performed in Nadia district of West Bengal in 1606. In 1610 Sabarna Choudhury, the Jamidar of Barisha arranged a Durga puja which was recorded as the oldest puja in Calcutta. At that time general people used to attend the pujas organized by the Jamidars and rich people. The first publicly organized Durga puja was done by a twelve men committee of Guptipara of Hooghly District which is called Barowari Puja (comes from Baro Yaar or Twelve Friends) because they were debarred from attending the pujas organized by the rich people. Later on the Barowari pujas were replaced by the Sarbojanin Durgotsav committees where the general people started taking participation. In 1910 first community puja in Calcutta was done at Balaram Bose Ghat road. In olden days Aath-Chaala idol of Goddess Durga with her sons Ganesha, Kartick and daughters Saraswati, Lakshmi in a common structure was used to be worshiped. But now-a-days both Aath-Chaala as well as single self styled idols of Goddess along with her children are being worshiped.
     В старину Дурга Пуджа была семейным торжеством крупных землевладельцев и богачей. В хрониках Западной Бенгалии первое Поклонение Дурге датировано 1606 годом. В 1610 году этот праздник отмечали в кругу семьи Сабарна Чоудури из Калькутты. На первых порах простонародье участвовало в торжествах из милости, с большим разбором. В 1761 году устроители не пустили на праздник двенадцать неугодных, и те, для проведения обряда личным иждивением, учредили Общество под названием Баровари Пуджа, что значит Поклонение Двенадцати Друзей. Со временем эта ячейка численно возросла и была переименована в Сарбоджанин (literally, “involving all”, букв. “включая всех”) Дурготсав. Первый праздник в его современном виде был проведён в 1910 году в Калькутте. В старину поклонялись изваянию Аат-Чаала, где богиня Дурга с её сыновьями Ганешей и Катриком и дочерьми Сарасвати и Лакшми обязательно были вместе; в наши дни каждый истукан зачастую сам по себе.
Durga Puja     Durga Puja is more than a festival; it is a celebration of life, culture, popular customs, traditions and get-together. The festivities start with the first day called Mahalaya, when people remember their ancestors (tarpan) and “Chakshu-Daan” the ritual of drawing the eyes of the image is performed. The first day as well as the following days of Sashthi, Saptami, Ashtami, Navami and Bijoya Dashami have their own unique rituals.
     Поклонение Дурге — нечто гораздо большее, чем повод развлечься: это убедительное доказательство процветания культуры и обычаев Индии, а также проявление народного единства. Первый день торжества называется Махалайя. Это время поминок по предкам (тарпан) и обряда Чакшу-Даан, когда уже готовым истуканам Дурги рисуют глаза. Шестому (Шати), седьмому (Саптами), восьмому (Аштами), девятому (Навами) и десятому (Биджойя Дашами) дню предназначены особые обряды, каждому свой.
     Actual puja starts on Maha-Shashthi, the sixth day of the lunar fortnight after Mahalaya when the ceremony of awakening Goddess Durga is held for her annual worship called Bodhan.
     Собственно ритуал Дурга Пуджи начинается в Маха-Шати, шестой день прибывающего месяца после Махалайя, когда уже позади обряд пробуждения Дурги из цикла годового поклонения этой богине, называемого Бодхан.
     On Maha-Saptami, the seventh day of the lunar fortnight at early morning people in empty stomach offer prayer through flowers and holy mantras called Anjali to the Goddess Durga. After the anjali they take prasad5 which were offered to the Goddess. At night people with their children in new and colorful dresses visit different Puja Pandals6 to see spectacular display of lights, decoration and the idols of Goddess Durga. The puja pandals with rhythmic sounds of Dhaks7 create a spiritual atmosphere.
     В день Маха-Саптами, то есть на седьмые сутки прибывающей луны, полагается рано утром натощак почтить Дургу цветами и чтением священных мантр; это действо называется Аньали (divine offering, священное жертвоприношение). После обряда Аньали Богиню кормят. На взгляд иноверца, пища остаётся нетронутой. На самом деле она исполняется благодати и будет съедена почитателями Богини с величайшим благоговением, как святыня. Вечером того же дня верующие со всеми домочадцами, в новых красочных нарядах, посещают местный пандал (санскр. pandal, шатёр; временная кумирня вместимостью до 2 тыс. чел.), чтобы любоваться ярко освещёнными и раскрашенными изваяниями Богини. Ритмичные звуки барабанов создают подобающее настроение.
     On Maha-Asthami, the eighth day of the puja the priests by virtue of worship and shlokas create life in the Goddess which is called Pranpratistha. A bowl of water in front of the goddess is kept where due to the movement in water the impression of movement in reflection of the goddess can be observed. People offer anjalis to the Goddess in empty stomach. In Ramkrishna Math Kumari Puja is done in which a little girl is being worshiped as Goddess Durga. At the evening Sandhi puja8 is being carried out.
Idol of Goddess Durga     На восьмой день Поклонения, называемый Маха-Аштами, жрецы при помощи обряда Прана Пратишта (санскр. prana — дыхание) оживляют Богиню. Затем перед ней ставят чашу, чтобы по отражению от поверхности воды любой мог воочию убедиться, что Дурга действительно дышит. Верующие опять возлагают гирлянды цветов и читают мантры, и снова натощак. Затем в обряде Рамкришна Мат Кумари они поклоняются маленькой девочке, воплощению богини Дурги, а вечером производится Сандхи Пуджа.
     On the ninth day of the Puja, that is Maha-Navami Mahabhog9 is offered to the Goddess. After the puja Mahabhog is being distributed among the people.
     На девятый день, называемый Маха-Навами, совершают обряд Махабхог — предложение Богине особого рода еды, которая после освящения раздаётся народу.
     On Bijoya-Dashami several rituals were carried out to bid farewell to the Divine mother. Married women offer sweets and sindoor10 to the Goddess with sorrow in their eyes and pray to the Goddess to come back every year. They share sindoor on the forehead, bangles of each other with the other married women who are also present there. Students touch their books on the feet of the Goddess to get blessings. This ritual is called Baran. On Bijoya Dashami idol of the Goddess Durga is being immersed in the holy river of Ganges after the Baran rituals. After immerse of the idol every one hug each other with Shubha-Vijoya11 greetings and children touch the feet of the elders to take their blessings. At night everybody go to their neighbor and relatives house to offer Vijoya greetings and share sweets and foods.
     В день Биджойя-Дашами следует выполнить несколько прощальных обрядов. Замужние женщины с печальным видом предлагают Богине сладости и синдур (красный порошок из свинцового сурика или киновари), умоляя вернуться на следующий год. Они натирают синдуром одна другой лбы и браслеты. Учащиеся касаются своими книгами ступней Богини, чтобы получить благословение. Этот обряд называется Баран. После него изваяние Дурги торжественно погружается в священные воды Ганга, а присутствующие обнимают друг друга с возгласами Шубха-Виджойя, что можно перевести как Победа ныне, присно и во веки веков, а дети касаются стоп взрослых. Вечером все ходят в гости к соседям и родне с подарками, возглашая Победа!
     In other parts of India Bijoya Dashami is also celebrated as Dushera when Lord Rama killed ten headed demon the king of Lanka, The Ravana. Every year on Dushera the effigy of Ravana is being burned with fire-crackers on Ram-lila Maidan to celebrate the win. Dushera symbolizes the win of divine powers against all the evils.
Dushera     Кое-где в Индии Биджойя-Дашами отмечается как Душера, день победы Рамы над десятиглавым Раваной. В старом Дели чучело Раваны под взрывы петард сжигают на площади Рам Лила майдан. Душера символизирует победу небесных сил над всяческим злом.
     Bengalis all over the world irrespective of where they stay, they celebrate Durga Puja in their own customary rituals. Durga idols were flown to different parts of the world where the overseas Bengali people live months well before the Durga Puja commences. This puja creates an occasion for the overseas Indians to celebrate their rituals and cultural heritages.
     Бенгальцы, как бы далеко от родины их не закинула судьба, обязательно чествуют Дургу по всем правилам. Изваяния Богини выписывают из Индии задолго до праздника. Пуджа — тот самый случай, когда индусы, живущие в рассеянии, вспоминают обряды и заветы старины.
     In India also Durga Puja and Dushera is not only celebrated by the Hindus but also celebrated by the people of all the community irrespective their caste, creed or religion. These festivals represent the communal harmony of the country.
     В Индии Дурга Пуджа и Душера отмечаются всем населением, невзирая на касты, мировоззрение и вероисповедание. Эти торжества олицетворяют единство страны.

————————————

Durga Puja and Dushera1 According to the Ramayana, as a young man Ravana undertakes a terrible penance, lasting over 1000 days to please Lord Shiva. When Shiva does not appear before him, Ravana begins to cut off his head, wherein a new head takes form out of his yogic power. He continues meditating again for a thousand days, then cutting another. When he is about to cut for a tenth time, Shiva appears. He grants Ravana’s request for immeasurable strength and knowledge of weapons.
     Ravana then undertakes another penance for 1000 days, endeavoring to please Lord Brahma. Brahma tells Ravana that he cannot grant him the immortality he desires, for none of the created are immortal. But Ravana obtains invulnerability against all celestial beings and living creatures, save man and monkeys.
2 Tapasya in Sanskrit means “heat”. In Vedic religion and Hinduism, it is used figuratively, denoting spiritual suffering, mortification or austerity, and also the spiritual ecstasy of a yogin or tapasa. ‹...› Personified, Tapasya appears as the father of Manyu in the Rigveda. The tapo-raaja (“king over austerities”) is a name of the Moon.
     Sanskrit tapasya (neuter gender), literally “heat”, refers to a personal endeavor of discipline, undertaken to achieve a goal, accompanying suffering and pain. Earliest reference of this word is to be found in the Rgveda-7.82.7a, where it is used in the sense “pain, suffering” (Monier-Williams). It is usually applied in religious and spiritual terms, but can be applied to any field or context. One who undertakes tapas is a Tapasvin. From tapas the more widespread word tapasya was derived, which is used in all three genders and was mentioned in Katyayana-Shrauta-Sutra, Baudhayana’s Dharma-shashtra, Panini-4.4.128, etc. Rigveda has dozens of references to words derived from ‘tapas’ which indicate that “suffering, austerity” was its meaning from the Rigvedic times.
     3 In Hinduism, a devaloka or deva loka is a plane of existence where gods and devas exist. The deva lokas are usually described as places of eternal light and goodness, similar to the concept of Heaven. Teachers of different Hindu denominations may call such homes of the gods by other names, including Svarga, each differing in non-fundamental aspects.
Durga Puja     To Hindus, Devaloka is a plane of blissful existence that can be reached as soon as one is sufficiently attuned to light and good. However, to become even better and to learn more, one must return to a life on Earth, until all the learning possibilities here have been exausted. Then, any other lives become unnecessary and liberation (moksha) is achieved. When that happens, the practitioner can even reach higher planes, such as Vaikuntha and Sivaloka (Kailasa), places of union with Vishnu and Shiva.
4 The concept of Swarga (heaven) is that it is a temporary place for enjoying the fruits of good actions committed on Earth. The ultimate goal is “Moksha” (supreme salvation) that every soul wants. Swarga is said to be inhabited by Devas (Gods), who are believed to be the children of Rishi Kashyapa and his wife Aditi.
     Indra (the God of thunder and lightning), is the king of Swarga. The other devas residing there include Varuna (the God of the oceans), Agni (the God of fire), Kubera (the treasurer of the Gods), Yamaraja, or Dharma (the lord of righteousness and death), Surya (the sun God), Chandra (the moon God), and Kamadeva (the God of love).
5 Prasad (prashad, prasada, prasadam) is a mental condition of generosity, as well as a material substance that is first offered to a deity and then consumed. Literally, a gracious gift. Anything, usually edible, given by deity to their followers. The prasad has the deity’s blessing residing within it. In contemporary Hindu religious practice in India, the desire to get prasad and have darshan are the two major motivations of pilgrimage and temple visits.
6 Pandals (tents) are a temporary temple during the Puja. The making of Pandal is also a complex and lengthy phenomenon. It has now become a trend to set pandals through community contribution in every colony and street. Making of these pandals follow well-set plans that use bamboo poles, wooden planks and cloth. The designs of the Pandal are done in accordance with space available and the community’s population. It has now become a trend to set designer pandals with complex lightings and intricate patterns. Decorated by lights, flowers and several such items, the modern pandals at many places also look like film sets.
Pandals are a temporary temple during the Puja     Great attraction of the Durga Puja is the Aana Pandal which is an arch-like structure, where the caparisoned elephants are made to remain for some time. It is fully decorated with coloured electric lamps, which give different patterns of light, when switched on. The switching on of the Pandal on the previous day of the festival is a grand occasion for the local people. Both groups keep the design and the illumination of the Pandal a secret. The selection of the elephants is another prestigious issue for the organisors.
7 Durga Puja does not assume the festive aura without the maddening beats of the dhak, the large drum that men hang around their necks and play with two thin sticks to infuse the frenzied rhythm into listeners. Those enchanting beats are enough to conjure up the sights and smells of Durga Puja.
8 An integral and important part of Durga Puja, Sandhi Puja is performed at the juncture of the 8th and 9th lunar day. Sandhi puja lasts from the last 24 minutes of Ashtami till the first 24 minutes of Nabami. During this juncture (the Sandhikhan), Durga is worshipped in her Chamunda form. Devi Durga killed, Chando and Mundo, the two asuras at Sandhikhan and thus acquired the name of Chamunda. Sandhi Puja requires 108 lotus flowers, a single fruit, dry rice grain for noibiddo, 108 earthen lamps, clothes, jewelry, hibiscus garlands and wood apple (bel) leaves. The almost non existent rituals which underwent changes with the changes in the society can still be seen in some of the 200–250 year old Pujas.
9 Food seems to be the high point of Durga Puja. It is a privilege to eat the same meal which is first offered to the Goddess. The women who prepare the bhog take special care while cooking the grand meal. On all three days, the believeres do not eat anything before the Goddess is fed and wear new sarees. Offered during the day and night on all three days of puja, this simple yet filling meal is definitly the high point of celebrations. Bhog essentially consists of khichri, mixed vegetable saag, kheer, chutni and potato fingers. A maha bhog is offered to the Goddess and the prasad is subsequently distribute among the devotees.
10 Sindoor is a traditional red or orange-red colored cosmetic powder from the Indian subcontinent, usually worn by married women along the parting of their hair. Usage of sindoor denotes that a woman is married in many Hindu communities, and ceasing to wear it usually implies widowhood. The main component of traditional sindoor is usually vermilion (mercury sulfide). In Hindu tradition, the practice of wearing sindoor by married women is explained through popular myths. According to scholars, red is the colour of power and sindoor therefore represents the female energy of Sati and Parvati. Sati is considered an ideal Hindu wife for the sacrifices she makes to protect her husband’s honour. Hindus believe that Goddess Parvati grants lifelong good fortune to women who wear sindoor in their hair parting.
11 The exclamation Vijoya means „Victory!“. In phrase Shubha-Vijoya or Shubha-Vijaya etc. the first word signify ‘pure’ Example: shubha vasana (pure desire) avd a-shubha vasana (impure desire).

http://www.durgapujo.com/article_details.php?x=2
Перевод и примечания мои. — В.М.

Видали, сколько вил? Когда разоблачат клевету, всегда тёплое чувство, не так ли. Особенно если оболгали тебя самого. Мыкаешься ошельмованный — и вдруг торжество справедливости. От основания мира не бывало у нас никаких вил. Тишина и скука — да, вилы — нет.

Вилы — это когда над головой наблюдателя бьются лев и буйвол. Ничего себе тишина и скука. Рык, рёв и скалы летают.

Если Фома трудится ради торжества справедливости, то почему я лезу под руку, стоит ему написать Именины жабы? Напишет — похерит, напишет — похерит. Потому и лезу, что проклятьем заклеймённый.

Международника могучая волна, совершенно верно. Эжен Потье в переводе Аркадия Коца. Оба хороши. С какой стати проклят весь мир голодных и рабов. И кем он проклят, спрашивается. Вот недоумки. Голодным и рабам туго на этом свете, зато и награда соответствующая.

Не всем, да. Зато и не каждый богач осуждён, кое-кого милуют. Дедушка убивал и грабил, сын-то при чём. Сын за отца не ответчик. Тем более внук. Делиться надо, вот что я вам скажу.

Везёт же людям. От самого рождения впроголодь — зато вон какая вёрткая в свои восемьдесят пять. А у этого денег куры не клюют, и нате вам — храм отгрохал. Счастливчики.

Да я тысячу храмов могу отгрохать, две тысячи. Образно выражаясь. Ну и что две тысячи храмов. Мартышкин труд, пустые хлопоты. Как был проклятьем заклеймённый, так и остался. И никто никогда не посочувствует.

Теперь понятно, почему я заставил Фому сменить заголовок? Шкурный вопрос, да. Случится побывать в Индии — передайте населению: моя работа. Фома с Именинами жабы — враг индийского народа, а незримая безымянная сила с Рёвом вер — друг.

Love me someone, please. Love me Hindu Untouchable at least.

*   *   *

Durga Pujaу как, посоветовался?

— Сами с усами.

— Опять в рот не попало?

— Что не попало.

— Мёд-пиво. По усам текло, а в рот не попало.

— И я там был.

— Где?

— В Бенгалии.

— Давно?

— Во время голода. Рука братской помощи.

— В Западной или Восточной?

— В обеих.

— Ну ты и ходок.

— А то.

— И бенгальский знаешь?

— Я знаю, кто у льва и Дурги носы поотшибал.

— И кто же.

— Неприкасаемые. Перешли в ислам и отыгрались.

— Едва ли. Усердствуют как раз те, кто преуспевал до перемен и надеется преуспеть после. Тот же Ельцин.

— Не Горбачёв да Ельцин — давно б ты остепенился. У Филиппа Денисовича не побалуешь.

— А у тебя?

— Сколько душе угодно. При одном условии: о власть предержащих — ни звука.

— Много чести. Ещё неизвестно, кто в чьё время живёт.

— Лично я живу во времена свободы самовыражения, и тебе того желаю.

— Прилагательные ‘какой’ и ‘чей’ — о разном.

— Какие мы гордые.

— Скромность — мать всех пороков.

— В Бога веруешь?

— А ты?

— Жаль, что тебя не было со мной в Кандагаре, Фома.

— И постишься?

— А также исповедуюсь и причащаюсь.

— Бог вне церкви. Это учреждение.

— Кому церковь не мать, тому Бог не отец.

— Я подумаю. Продолжай о бенгальцах.

— Вторая по численности народность в мире. И первая по невезухе.

— Не надо было туземцев за быдло держать, придя с севера.

— Насчёт быдла дело тёмное, не все же туземцы угодили в неприкасаемые. Завоевателей всегда меньшинство, а бенгальцы — единое целое.

— Что такое племя — понятно. Что такое народность — не очень. Совокупность внешне похожих людей с общим языком и укладом жизни? Многочисленная народность есть народ. Индийцы — общность, бенгальцы — народ.

— Приблизительно так. Подгадило кастовое расслоение. Просочились проповедники со взором горящим и стали подбивать неприкасаемых принять истинную веру. Ислам не делит правоверных на чистых и нечистых, в этом его притягательность для изгоев. Почва подготовлена, и Бабур шутя ломает хребет бенгальскому бабру.

— Не преувеличивай. Бенгальцы вооружённой рукой спорили с владычеством Англии и победили.

— Вот так победа: раздел на три части. В Пакистане Дурге не поклоняются.


Sharadiy Durga Puja     In Sanskrit the word Durga means “She who is incomprehensible or difficult to reach”. She is the mother of the Universe and worshipped for her terrifying aspect. She is also known for her many other names like Parvati, Ambika, and Kali. Different aspects of Durga described in the Puranas and Agamas. Usually pictured as having ten arms holding Sword, Conch, Discus, Rosary, Bell, Winecup, Shield, Bow, Arrow, and Spear. Shown shown riding a lion, dressed in royal red cloth. Durga killed Mahish and his great generals. Then all gods united and became one devine force called Shakti or Durga.
     На санскрите слово ‘Durga’ означает “непостижимая” или “недосягаемая”. Она — мать Вселенной и почитается в своей устрашающей ипостаси. Дурга известна также под именами Парвати, Амбика и Кали. В Пуранах и Агамах описаны различные воплощения Дурги. Богиню обычно изображают десятирукой и вооружённой мечом, раковиной, диском, чётками, колоколом, чашей, щитом, луком, стрелой и копьём; она одета в красную мантию и восседает на льве. Дурга убила Махишу и его полководцев. Рождена эта богиня объединенным усилием всех богов под именем Шакти или Дурга.
     The worship of Durga (Bengali Durgapuja) in the autumn (Shôrot) is the year’s largest Hindu festival in West Bengal, Orissa, Tripura, Assam, Jharkhand and other parts of East India as well as in Bangladesh. Durga Puja is also celebrated in Nepal and Bhutan according to local traditions and variations. Puja means “worship”, and Durga’s Puja is celebrated from the sixth to tenth day of the waxing moon in the month of Ashshin, which is the sixth month in the Bengali calendar. Occasionally however, due to shifts in the lunar cycle relative to the solar months, it may also be held in the following month, Kartik. In the Gregorian calendar, these dates correspond to the months of September/October.
Akaal Bodhon     Прославление Дурги (по-бенгальски Дургапуджа) осенью (Шорот) — самый значительный ежегодный праздник в Западной Бенгалии, Ориссе, Трипуре, Ассаме, Джаркханде и других частях Восточной Индии, а также в Бангладеш. В Непале и Бутане Дурга Пуджу отмечают по-своему. ‘Puja’ значит Поклонение. Дургу прославляют с шестого по десятый день прибывающей луны месяца Ашвин, шестом по счёту в бенгальском календаре. Случается, однако, что из-за смещения лунного цикла относительно солнечных месяцев, праздник выпадает на следующий месяц Картик. В григорианском календаре это сентябрь-октябрь.
     In the Krittibas Ramayana, Rama invokes the goddess Durga in his battle against Ravana. Although she was traditionally worshipped in the spring, due to contingencies of battle, Rama had to invoke her in the autumn (akaal bodhan). Today it is this Rama’s date for the puja that has gained ascendancy, although the spring puja, known as Basanti Puja, is also present in the Hindu almanac. Since the season of the puja is Shôrot (autumn), it is also known as Sharodia.
     Однажды герою эпоса Рамаяна Раме удалось склонить Дургу на свою сторону в его борьбе против Раваны. Издревле Дургу прославляли весной, но Рама из-за превратностей войны вынужден был устроить свой молебен осенью (акаал бодхан). В наше время это событие считается решающим для привязки Пуджи ко времени года, однако в индийских святцах есть и весенние торжества в честь Богини, называемые Басанти Пуджа. С тех пор как временем Пуджи стала осень (Шорот), этот праздник называется ещё и Шародиа.
     The pujas are held over a ten-day period, which is traditionally viewed as the coming of the married daughter, Durga, to her father, Himalaya’s home. It is the most important festival in Bengal, and Bengalis celebrate with new clothes and other gifts, which are worn on the evenings when the family goes out to see the pandals (temporary structures set up to venerate the goddess). Although it is a Hindu festival, religion takes a backseat on these five days: Durga Puja in Bengal is a carnival, where people from all backgrounds, regardless of their religious beliefs, participate and enjoy themselves to the hilt.
Bhagabati Puja     На Пуджу отводится десять дней — срок пребывания замужней Дурги, обитающей где-то в Гималаях, в гостях у её отца. Это самый важный праздник в Бенгалии. Отмечая его, верующие одеваются во всё новое и, прихватив с собой дары, всем семейством отправляются к одному из пандалов, то есть временных кумирен Дурги. Хотя это чисто индуистский праздник, все эти пять дней вопросам вероисповедания не придаётся никакого значения: Прославление Дурги в Бенгалии — всенародное гулянье, которому волен предаться любой желающий, с каким угодно воодушевлением и размахом.
     Bangladesh, with its 13% Hindu population celebrates the puja in many temples, an estimated 18,000 puja mandaps set up across the country, including more than 140 pujas taking place in the capital Dhaka alone. The Bangladesh Puja Udjapan Parishad is one of the largest bodies overseeing the annual celebrations across the country. Unlike in India where politicians usually keep a low profile at the pujas, in Bangladesh Durga Puja is a major occasion for leading politicians of the major political parties to to reach out to their Hindu constituents. Official statements are made by the President, Prime Minister and Leader of the Opposition, and leaders of the political parties are seen at the largest Durga Puja mandaps such as those at Dhakeshwari Mandir and Rama Krishna Mission. Protima Bisarjan at the river Buriganga in Dhaka is attended and watched usually by millions.
     В Бангладеш, где численность индусов составляет 13% общего населения, в праздник Пуджи задействовано порядка 13 тысяч временных кумирен Дурги, в одной только столице страны Дакке их 140. Пуджа Уджапан Паришад — один из главнейших ежегодных праздников Бангладеш. В отличие от Индии, где общественные деятели не особенно жалуют Пуджу, здесь это законный повод покрасоваться перед избирателями-индуистами. Президент, премьер-министр и лидер оппозиции выступают с официальными заявлениями, а вожаков политических партий можно видеть в главных резиденциях Дурги — Дакешвари и миссии Рама Кришны. Прощание с Богиней в реке Буриганга обычно собирает миллионы зрителей, ибо десятый день Пуджи в Бангладеш — выходной.
Maayer Pujo     Across the world, Durga Puja serves as a community gathering and a connection to roots for the widespread Bengali diaspora. Tokyo has nearly ten Pujas, and North America has several hundred. Some of the oldest Durga Puja celebrations outside Bengal have been taking place in the United Kingdom for over seventy years. In recent years, Bengali communities in Australia, France and Germany have also started annual Durga Puja celebrations.
     Бенгальская диаспора есть почти везде, и Прославление Дурги связывает её воедино. В Токио имеется около десятка мест поклонения Богине; в Северной Америке — несколько сот. Впервые за пределами Бенгалии Пуджу отметили в Англии, семьдесят лет тому назад. В наши дни бенгальские общины Австралии, Франции и Германии неукоснительно соблюдают этот праздник.
     In the Middle East, restrictions by local governments on minority religious practices have prevented many Bengali communities from celebrating. The most consistent Durga Puja in the Gulf region has been celebrated in Muscat, Oman, since 1982. The permanent venue for the annual celebration since 1994 has been the Hindu temple in Sohar, in old Muscat. Bengali Cultural Society Kuwait started Durga Puja as Sharadotsav in 1996 and continued till 2000. After 9/11, this has become a five-day get together and cultural programmes.
     На Ближнем Востоке ограничения, накладываемые местными правительствами в отношении религиозных меньшинств, не позволяют многим бенгальским общинам отмечать свой праздник. Наиболее последовательно — с 1982 года — в районе Аденского залива Дургу чествуют в Маскате, столице Омана. С 1994 года постоянным местом проведения праздника там является индийский храм в Сохаре (старый Маскат). Общество бенгальской культуры Кувейта отмечает Прославление Дурги как Шарадотсав с 1996 года; недавно этот праздник стал пятидневным.
http://www.madurgapuja.com/goddess_durga.htm
Перевод мой. — В.М.



Sharadiya Pujo     The prominence of Durga Puja increased gradually during the British Raj in Bengal. After the Hindu reformists identified Durga with India, she became an icon for the Indian independence movement. In the first quarter of the 20th century, the tradition of Baroyari or Community Puja was popularised due to this. After independence, Durga Puja became one of the largest celebrated festivals in the whole world.
     Значение праздника Прославления Дурги неуклонно возрастало во времена британского владычества в Бенгалии. Наконец, приверженцы перемен узрели в Богине саму Индию, и она стала знаменем освободительного движения. По этой причине в первой четверти XX столетия укоренился обычай Баройяри — всенародной Пуджи. После обретения страной независимости, Дурга Пуджа становился одним из величайших в мире ежегодных торжеств.
     The Indian freedom struggle also had an influence on Durga puja in Kolkata. In 1926, Atindranath Bose initiated the first “Sarbojanin” Durga puja in which anybody, irrespective of caste, creed and religion, could participate in the festivities. This was consciously done to instill a feeling of unity.
Maha Pujo     Особенно сильный отпечаток борьба за освобождение Индии наложила на чествование Дурги в Калькутте. Именно здесь Атиндранат Бозе учредил в 1926 году первый действительно всенародный праздник, в котором имел право участвовать каждый, независимо от кастовой принадлежности, убеждений и вероисповедания. Это было сделано сознательно, в целях укрепления чувства единства.
     The actual worship of the Goddess Durga as stipulated by the Hindu scriptures falls in the month of Chaitra, which roughly overlaps with March or April. This ceremony is however not observed by many and is restricted to a handful in the state of West Bengal.
     The more popular form, which is also known as Sharadiya (Autumnal) Durga Puja, is celebrated later in the year with the dates falling either in September or October. Since the Goddess is invoked at the wrong time, it is called “Akaal Bodhon” in Bengali.

     Вообще говоря, праздник поклонения Дурге должен проводиться весной, в месяце Чаитра, что соответствует нашему марту-апрелю. Именно так заповедано в священных книгах. Тем не менее, изначальный обряд ныне мало известен и соблюдается лишь кое-где в Западной Бенгалии.
     Гораздо более распространена Шарадийя (Осенняя) Дурга Пуджа, которую отмечают ежегодно в сентябре-октябре. Бенгальцы прекрасно понимают незаконность этого переноса, ибо называют свой праздник Акаал Бодхон — “несвоевременное пробуждение Богини”.
     In Kolkata alone more than two thousand pandals are set up, all clamoring for the admiration and praise of the populace. The city is adorned with lights. People from all over the country visit the city at this time, and every night is one mad carnival where thousands of people go “pandal-hopping” with their friends and family. Traffic comes to a standstill, and indeed, most people abandon their vehicles to travel by foot after a point. A special task force is deployed to control law and order. Durga Puja in Kolkata is often referred to as the Rio Carnival of the Eastern Hemisphere.
Sharodotsab     В одной лишь Калькутте во время праздника действуют более двух тысяч пандалов, великолепие которых вызывают гул одобрения и восторгов населения. Город ярко освещён. Желающие повеселиться стекаются сюда со всех уголков страны, поэтому каждая ночь праздника — разудалое народное гулянье, где тысячи людей с друзьями и домочадцами устремляются на “храмовые пляски”. Движение транспорта настолько затруднено, что большинство пассажиров покидает средства передвижения и отправляется к своей цели пешком. Для наблюдения за порядком развёрнута специальная оперативная группа. Прославление Дурги в Калькутте часто называют бразильским карнавалом Восточного полушария.
     During the week of Durga Puja, in the entire state of West Bengal as well as in large enclaves of Bengalis everywhere, life comes to a complete standstill. In playgrounds, traffic circles, ponds — wherever space may be available — elaborate structures called pandals’ are set up, many with nearly a year’s worth of planning behind them. The word pandal means a temporary structure, made of bamboo and cloth, which is used as a temporary temple for the purpose of the puja. While some of the pandals are simple structures, others are often elaborate works of art with themes that rely heavily on history, current affairs and sometimes pure imagination.
     В течение праздничной недели жизнь штата Западная Бенгалия в целом и бенгальских анклавов там, где они есть, полностью замирает. На игровых площадках, кольцевых транспортных развязках, прудах — всюду, где найдётся свободное местечко, установлены пандалы — довольно сложные сооружения, многие из которых возводили весь предыдущий год. Слово ‘pandal’ означает временный храм, сооружённый из ткани и бамбука. Часть из них и впрямь простенькие балаганы, но некоторые представляют собой великолепные произведения искусства на исторические темы или по следам недавних событий, а то и просто плоды буйного воображения.
     Today’s Puja, however, goes far beyond religion. In fact, visiting the pandals recent years, one can only say that Durgapuja is the largest outdoor art festival on earth. In the 1990s, a preponderance of architectural models came up on the pandal exteriors, but today the art motif extends to elaborate interiors, executed by trained artists, with consistent stylistic elements, carefully executed and bearing the name of the artist.
Durga Puja     Как бы то ни было, Поклонение Дурге в наши дни весьма далеко от вопросов веры. Впечатление от посещения нынешних пандалов таково: мы имеем дело с величайший на земле художественной выставкой. Но если в девяностые годы упор делался на разнообразие внешнего вида храмов-однодневок, то сегодня все усилия устроителей направлены на внутреннее их обустройство. Профессиональные художники разрабатывают общий стиль интерьера, компоненты которого тщательно изготовляются и даже подписаны автором.
     Environmental hazards from the materials used to make and color the idols pollute local water sources, as the idols are brought directly into the river at the end of festivities. Efforts are underway to introduce eco-friendly materials to the artisans who make the idols. West Bengal has been credited by its own environmental agency as being possibly the first Indian State to successfully curb the use of hazardous paints. However, by their own account, only two-thirds of the idols made are currently colored with eco-friendly paints.
     Поскольку изваяния в конце торжеств погружают непосредственно в реку, существует опасность загрязнения воды материалами и красителями, использованными для изготовления Дурги. Предпринимаются меры контроля их экологической чистоты. В штате Западная Бенгалия работает первое в Индии агентство по охране окружающей среды, успешно противодействующее использованию опасных красителей. Однако, по данным этого контрольного органа, треть всех истуканов ремесленники и поныне расписывают ядовитыми красками.
     Commercialization of Hindu festivals like Durga Puja in the last quarter of 20th century have become a major environmental concern as devout Hindus want bigger and brighter idols . Environmentalists say the idols are often made from hazardous materials like cement, plastic, plaster of Paris, and toxic paints.
     Коммерциализация индийских фестивалей, подобных Поклонению Дурге и желание верующих видеть большие и ярко раскрашенные изваяния, в последней четверти XX столетия становятся головной болью защитников окружающей среды. “Зелёные” обеспокоены тем, что Дургу и её спутников стали изготовлять не только из гипса, но даже из пластика и бетона, покрытых токсичными красками.
http://en.wikipedia.org/wiki/Durga_Puja
Перевод мой. — В.М.

— Я долго думал, Фома.

— И что удумал.

— Всё дело в прозвищах. Как немцы обзывают русских?

— Иван.

— А русские немцев?

— Никак.

— Фрицами.

— Кто старое помянет, тому глаз вон.

— Прозвище северных американцев?

— Gringo. Yankee. But more often nickname is Uncle Sam. It’s not moniker: United States; Uncle Sam. Долговязый, худой, с острым лицом и козлиной бородкой, обязательно в шляпе трубой. Кто же не знает дядю Сэма.

— А прозвище англичан?

— John Bull. Они сами себя так называют. Юмор. Низенький толстяк с продувной рожей.

— Окликни парня в Белфасте Джоном Булем, он тебе покажет юмор. Но ты понял, к чему я клоню?

— Пока нет.

— Перевод прозвища этого Джона.

— Бык. Ну и что?

— А то, что именно в быке зарыта собака. Индусы празднуют избавление от иноземного ига. Durga kills not the bull, but John Bull.

— Точно. Как это я сам не догадался. Ну ты голова.

— Рад стараться. Теперь о сбое времени празднования. Именно сбой. Но не от глагола ‘сбоить’, а от ‘биться’. В старину бенгальские раджи начинали боевые действия строго после осенней Пуджи, подражая Раме. Должный обряд поклонения — и можно не сомневаться в успехе.

Побед и впрямь оказалось больше, чем поражений: сколотить второй по численности народец в мире — не шутка. Саваджи воевал по этим же правилам, кстати. И зачем тогда весенние торжества, спрашивается. Это Великовскому да тебе нужна Васанти Пуджа, больше никому. Событие произошло в месяце Чаитра, что соответствует нашему марту-апрелю. Радуйтесь и веселитесь.

— Ну и что весной. Какого года.

— Пора подключать майя.

— Подключу, дай срок. Но как это я сам не догадался про Джона Буля.

— Надо же и мне внести пять копеек. My question, knew Velikovsky about Devi-mahatmya?

— Why is a past tense? Unappreciated man of genius is alive now and will live.

— Уходишь от вопроса. Знал или нет?

— He refered to The Bundahis, Surya Siddhanta, Mahabharata and Jaiminya-Upanisad-Brahmana. That’s all, seems. Devi-mahatmya or Chandi-mahatmya or Saptashati or Markandeya-purana not mentioned by him.

— Слона-то я и не приметил.

— Весьма вероятно. Во всяком случае, Великовский не сопрягает имена ‘Махиша’ и ‘Марс’, а идёт по ложному пути звукоподобия: ‘Марс’ — ‘маруты’. Предания гласят о множественном числе этих божков бури, ветра, грома и молнии: не менее семи, к тому же марýты — воинство Индры. Они действительно предавали своего предводителя и даже восставали против него, но захватить Сваргу, в отличие от Махиши, так и не сумели.

Если не ошибаюсь, первым прозрения Великовского ссылками на Devi-mahatmya подкрепил Альфред де Грациа:


     The birth and behavior of Devi is made under standable in the perspective of Venus. She was born from an exploding conflagration of all the great god-lights of the sky and from each of them received her form and equipment. Mounted upon a lion, she went forth. She

gave out a loud roar with a defying laugh again and again.
By her unending exceedingly great terrible roar the entire sky was filled,
and there was a great reverberation. All the worlds shook. The seas trembled.
The earth quaked and all the mountains rocked.


     The Devi

indented the earth struck by her foot, her crown struck the sky:
the sound of her bowstring terrified the whole subterranean world.
She grasped all the space of the regionsby her one thousand arms;
fierce war was raged between the Devi and the enemies of the devas.


Alfred de Grazia. Chaos and Creation. An introduction to Quantavolution
in human and natural history. Ch. 10: Venus and Mars.
1981. Metron Publications. Princeton, London, Bombay. Printed in India.
http://www.grazian-archive.com/quantavolution/QUANTAVOL/cc_docs/cc_6.pdf

— Подробнее о де Грация.

— Горячее сердце, заступник. Посмел обжаловать окончательный приговор. Обрати внимание — «Погром и Созидание» верстали в Принстоне, правили в Лондоне, а напечатали в Бомбее. Почему в Бомбее? Потому что дядя Сэм и Джон Буль остереглись. So much the worse for them. Зато индусы-книгочеи уже тридцать лет не обольщаются относительно Дурги.

— Из искры возгорится пламя. Даёшь всеобщую грамотность Индии. Но раз пошла такая пьянка — режь последний огурец.

— То есть.

— За что, собственно, ратует де Грациа.


     «Столкновения миров» — это книга о битвах в небесах, происходивших в давние времена. Земля тоже участвовала в этих войнах. В этой книге описаны два акта великой драмы. Один из них происходил тридцать четыре – тридцать пять веков назад, в середине второго тысячелетия до нашей эры; другой — в восьмом и в начале седьмого столетия до нашей эры, т.е. двадцать шесть веков назад.
Иммануил Великовский. Столкновение миров.
http://e-lingvo.net/library_download_7378.html

— Еврей всегда поможет еврею, но не тронь святыню отцов. It is a prohibited zone. Es ist Sperrzone. C’est la zone défendue. Es la zona prohibida.

Ограничься Великовский Гомером, наверняка пощадили бы. Too well is badly. Ist schlecht viel zu gut. Trop bien c’est mauvais. Demasiado bien esto malo.

Ветхий Завет надлежало предоставить последователям, желательно другой расы. Velikovsky’s follower should have another race. Der Schüler des Velikovsky soll andere Rasse haben. L’élève du Velikovsky doit avoir une autre race. El alumno del Velikovsky debe tener otra raza. Нет, хочу сам.

— Родная дочь отвернулась.

— Враки. Дочь спросила: а как же Тот, Кого мы не смеем назвать по имени, если казни египетские наслал не Он? И отец ответил: а кто же. Наслал и назначил ответственных исполнителей. Arbitrary choice would kill a life on the Earth.

— Великовский доказал безупречную правдивость Торы и деятельное присутствие Творца.

— Лишний раз доказал, вот в чём беда. И без него знали. Истина, не требующая голосования на учёном совете.

— Вот уж нет. Наукой правят безбожники. Atheists supervise a science. Die Atheisten überwachen die Wissenschaft. Les athées contrôlent la science. Los ateos controlan la ciencia. Соблюдая заповеди, застрянешь в самом низу.

— Сатана верует и трепещет.

— Не верует, а точно знает. Очевидец.

— А не слепое орудие. В этом его несчастье.

— Он сам тебе плакался?

— Догадываюсь.

— Лучше догадайся «Отче наш» выучить.

— А девяностый псалом знаешь?

— Пока нет.

— Напрасно. Я без него за работу не сяду. Поленишься — всякий вздор в голову лезет, ровно кто-то нашёптывает. «Царю небесный» тоже помогает.

Однако продолжим о Великовском. Свои открытия он предоставил суду не церковников, а учёных. И вот жрецы точного знания видят множественные доказательства наличия Бога.

— Между молотом и наковальней, вот как это называется.

— Смотря что между. Ртуть, например. Брызги далеко разлетятся.

— Лично я вымок насквозь. Пусти погреться.

— Прошу к нашему шалашу.

— Thank you. So duel of Devi and Mahisha took place thirty four or twenty six ages ago?

— А принять на грудь?

— Разве не кончено? Быка закололи, тут и сказке конец.

— Ну так слушай.


Дурга     Некоторое время спустя избавления от Махиши у богов опять начались неприятности. Очередное нашествие нечистой силы. Только вот главарей у пришлого воинства теперь было двое.
     Разумеется, боги потерпели поражение. Однако на сей раз они встретили его с завидным хладнокровием. Надо полагать, и воевали-то спрохвала: зачем отвага и доблесть, когда есть палочка-выручалочка. Разве не сказано: „Когда вспомните Меня в горе, тотчас положу конец худшим вашим бедам”?
     Правильное воспоминание о божестве есть молитва. Таким образом, Деви обещала избавить от любой беды, стоит обратиться к ней с молитвой, строго соблюдая при этом обряд поклонения.
     Замечу в скобках, что молитва языческого бога совсем не то, что молитва смертного. Смертный должен быстренько испросить желаемое, не докучать. Эвона просителей. А в Сварге богов на поверку всего ничего — тридцать насельников: ровным счётом линейный взвод Внутренних Войск МВД СССР.
     На вечерней поверке линейный взвод, а к утру всех до единого свергли (поименование ‘Сварга’ сродни глаголам ‘свергать’ и ‘сверзить’; помни о е и ы, выворачивающих слова). Но даже не в том дело, что тридцать, а просто боги решили помолиться Дурге сообща.
     Не сообща одновременно, а сообща враздробь. Один молится, остальные ждут заминки. Малейшая пауза — без промедления вступает очередной молебщик.
     Но предыдущий не сбился, а просто переводил дыхание. И теперь ловит случай встрять. При этом никакой свары. Почему гимн языческих богов Индии так мало напоминает ледоход на Индигирке? Очень просто: ‘свара’ сродни ‘своре’, а не глаголу ‘сварганить’.
     Я нарочно смешиваю лёд и пламень, потому что помолиться боги пришли на берег той самой реки, куда благочестивые индусы погружают пепел своих покойников. Итак, боги возносят хвалы, одновременно с гимном ублажая Дургу подобающим обрядом поклонения. Уж я не знаю, каким.
     Но догадываюсь. В чём состояло жертвоприношение Рамы? Сто семь синих лотосов и собственный глаз. Воздержусь от рассуждений о расовой принадлежности этого однолюба. Лично я вижу Раму голубоглазым и рыжим, как Индра, Один и Тор. Ну и что. Дело не в цвете, а в числе. Сто восемь — священное число индусов. Почему священное? Потому что 1×22×33 = 108. Древний обряд поклонения Дурге стоит на двойке в степени, равной основанию, и на точно такой же тройке. Узнай об этом Хлебников, то-то просиял бы.
     Продолжаю о молебне на берегу священной Ганги. Боги так увлеклись, что проморгали появление прекрасной женщины. Смертная или нет — понять нельзя, но исключительной красоты. Чистейшей прелести чистейший образец. Стоит и улыбается.
      — Кого это вы здесь так нахваливаете? — спрашивает незнакомка. Не успел бог ветра, самый сноровистый из тридцатки, открыть рот, как из красавицы вышла её близняшка и говорит:
     — Меня. Так допекло, что вспомнили-таки. На первый раз прощается, но дальше так дело не пойдёт: без постоянного почитания могу и не явиться.
     Если бы не чудо мгновенного размножения, богам сроду не догадаться, что перед ними та самая Дурга, которую они призывают. Ждали десятирукую, а эта — ни дать ни взять Венера Милосская до встречи с вандалами.
     Напомню определение красоты. Никакого изъяна — раз, ничего лишнего — два. Известно, что у языческих богов нет кишок и некоторых других внутренностей. Бессмертие подразумевает отсутствие привычных нам потребностей дышать, поглощать и выделять. Тогда зачем этот желудок или мочевой пузырь. Общего с нами у языческих богов — приспособления для деторождения и утоления похоти. То и дело Зевс или Плутон кого-то насилуют. Я этого так не оставлю, обязательно продолжу разбирательство. Но чуть позже.
     Тут боги переводят взоры с новоявленной красотки на первоначальную. Батюшки-светы, как подурнела. Синюшная до черноты. Совершенно как уже известная тебе Кали, то есть Чёрная. Но это была покамест не она.
     Обратно переводят взоры. Закон сохранения красоты: у первой убыло — у второй прибыло. До того стала прекрасна, что у бога солнца нечаянно вырвалось: „Мама дорогая...” Поскольку его осведомлённости привыкли доверять, то подумали, что он приветствует свою знакомую, и тоже стали звать красавицу Матерью, в переводе на санскрит Амбика.
     Ты уже привык, что многие слова с этого языка не нужно переводить, и так понятны. Однако имя Амбика ставит в тупик. Зачем ‘Амбика’, когда есть ‘Ма’?
     Остаётся предположить, что это две совершенно разные матери: мирская и духовная. Никакого тупика, если читать Мельникова-Печерского, а ещё лучше — посещать монастыри. Русский паломник знает, что православную священнослужительницу зовут матушкой, независимо от возраста и наличия детей до принятия пострига.
     Однако санскрит жёстко настаивает, что не матушка, но мать. Хорошо, пусть так. Но ведь и монахини бывают разные. Рядовые и начальницы. Рядовую монахиню зовут матушкой, начальницу — мать игуменья или настоятельница. Это и есть правильный перевод имени Амбика на русский язык.
     Вскоре выяснилось, что первую красотку зовут Парвати. Однозначно Парвати, без дополнительных имён, поскольку она не просто почернела, но ещё и закатилась куда-то за вершины Гималаев. ‘Парвати’ же в переводе и есть Горянка или Дочь Горы.
     Разумеется, на берегу священной Ганги шныряли вражеские лазутчики. Сходка неспроста, наверняка изгнанники затевают мятеж. Однако ничего предосудительного лазутчики не вызнали — скулёж слабаков, противно слушать. Зато они приметили небывалую красоту новенькой. Приметив, донесли одному из главарей.
      — Дом у тебя, как говорится, полная чаша. Чего только нет. Нет хозяйки. Все сокровища мира привык изымать у прежних владельцев, неужто не присвоишь это. Она не замужем, кстати.
     Я знаю, как зовут этого нечестивца, просто не желаю осквернять уста. А уж об его приспешников — тем более. Итак, первый главарь проникся прорехой на месте хозяйки в доме и возымел желание пристроить к этому делу невероятную красавицу. Шлёт посла. Посол давай улещать Амбику, нажимая на общественное положение жениха.
      — Разделишь с ним власть над вселенной.
      Врёт, как сивый мерин: второй главарь имеет ровно столько же власти. Ещё неизвестно, как поглядит на шашни подельника.
     Амбика мило улыбается и даёт согласие на брак. С одним условием.
      — Бывалые боги никогда не опутывают себя обязательствами, а я таки поклялась, неразумная. При свидетелях дала зарок идти замуж, пока суженый не одолеет меня в бою. Вот и сижу в девках. О счастье, наконец-то нашёлся удалец. Немедленно хочу биться.
     Посол не придал словам Амбики никакого значения. Ломака и есть ломака. Все красотки кочевряжатся. Но улещать перестал, а попробовал взять на испуг:
      — У моего господина есть равновеликий брат. Разве ты не знаешь, что они дотла очистили Сваргу от прежних владельцев? Бежали солнце и луна; что говорить о тебе, малышка. В общем, так: не пойдёшь добровольно — потащат за волосы.
     Я не поленился посчитать, сколько раз в предании о Деви упомянуты волосы Амбики. Четыре раза. Много это или мало? Разве дело в количестве. Вопрос: женская причёска Индии. Ответ: волосы разделены на прямой пробор и обязательно собраны в узел. Не от хорошей жизни собраны. Если носить распущенными, гнойники под ожерельем обеспечены: влажный зной круглый год. Вот что значит северяне, белая раса. У жаропрочных туземцев на голове не волосы, а каракуль дыбом. Дёшево и сердито.
     Пока волосы индианки в узле да ещё и скрыты покрывалом, невозможно угадать их плотность и длину. А распускает она их только перед законным супругом. Подозрительно частое упоминание удобных для захвата пальцами волос Амбики заставляет меня считать их распущенными. Изваяния Дурги зачастую простоволосы, прошу заметить.
      Но ведь Дурга — прирождённая воительница, для этого и создана общими усилиями богов-слабаков. Если сражаться с распущенными волосами, они рано или поздно сваляются в космы. Великолепное слово, в духе Велимира Хлебникова. Не откажу себе в удовольствии напомнит, что
     Слово живет двойной жизнью.
      То оно просто растет как растение, плодит друзу звучных камней, соседних ему, и тогда начало звука живет самовитой житью, а доля разума, названная словом, стоит в тени, или же слово идет на службу разуму, звук перестает быть “всевеликим” и самодержавным: звук становится “именем” и покорно исполняет приказы разума; тогда этот второй — вечной игрой цветет друзой себе подобных камней.
      То разум говорит „слушаюсь“ звуку, то чистый звук — чистому разуму.
      Эта борьба миров, борьба двух властей, всегда происходящая в слове, дает двойную жизнь языка: два круга летающих звезд.
      В одном творчестве разум вращается кругом звука, описывая круговые пути, в другом — звук кругом разума. Иногда солнце — звук, а земля — понятие; иногда солнце — понятие, а земля — звук. Или страна лучистого разума, или страна лучистого звука. И вот дерево слов одевается то этим, то другим гулом, то празднично, как вишня, одевается нарядом словесного цветения, то приносит плоды тучных овощей разума. Не трудно заметить, что время словесного звучания есть брачное время языка, месяц женихающихся слов, а время налитых разумом слов, когда снуют пчелы читателя, время осеннего изобилия, время семьи и детей.

     Итак, спутанные и всклокоченные пряди волос. То есть волосы в беспорядке. При этом греческое κοσμος означает не просто порядок, а раз и навсегда установленный уклад.
     Однако ещё Пушкин весьма доказательно рассуждал об исчисленных светилах и беззаконных темнилах. Он утверждает, например, что к последним противоречие между словами ‘космы’ и κοσμος не относится. В пустоте взъерошить пряди волос нечем — κοσμος, стоит им соприкоснуться с воздушной оболочкой Земли — космы.
     К великому сожалению, Пушкин не указ нынешней молодёжи, которая называет свои косицы дредлоками, дредлокс или дредами (англ. dreadlocks ‘устрашающие патлы’). Во времена Пушкина ни о каких дредлоках не слыхивали, но кое-где по усадьбам доживали свой век les boucles de Gorgon, то есть локоны Горгоны.
     Всё новое — это хорошо забытое старое. Уже и тогда не помнили, что ‘горгона’ есть поименование, а не имя собственное, поэтому причёску следовало назвать les boucles du gorgon. Однако не будем углубляться в дебри, вернёмся на просеку.
     Посол удалился восвояси, а по прибытии доложил своему повелителю о дерзости Амбики. Пропустив мимо ушей вызов на поединок, этот репей шлёт за предметом своего вожделения одного из полководцев, приговаривая:
      — Силой доставь сумасбродку. Она станет послушна, когда её потащат за волосы!
     Это второе упоминание волос Амбики. А вот третье. Прибыв на место, полкан стращает Богиню:
      — Если не пойдешь добровольно, уведу силой. Вот схвачу за волосы — станешь как шёлковая.
     Полкан ей угрожает, а она тихонько сидит на каком-то снежном пике в Гималаях. Никакого льва, между прочим. И отвечает с улыбкой:
      — Хватай.
     Наглец вознамерился привести угрозу в исполнение — подступил к Амбике с загребущими лапами, зловонным хайлом и злобной бранью. И вдруг стал горстью пепла. Вот каково действие сочетания звуков хум: один слог — и от беса только воспоминание.
     Нет, лев был подле госпожи, просто его покамест не науськали. Но такие удальцы подобрались во вражьей рати, что и без предводителя бросились в бой. Тут-то лев и показал себя.
     Я могу перечислить подвиги этого людоеда, но не желаю. Пусть это не люди, а бесы — всё равно с души воротит. Кончилось тем, что на льве ни царапины, а стервятники лениво клюют падаль.
     Вскоре весть о погибели войска дошла до ушей высшего руководства. Отпетый мерзавец, сейчас докажу. Доказывать нечего: посылает новую рать. С напутствием: если не удастся схватить Амбику за волосы — бейте чем попало, но не до смерти. Раненую тащите ко мне. Льва безусловно умертвить. Разве не подонок?
     Разнообразие в том, что приказ подонка получил не один полкан, а двое. Утаивать имена не стану: Чанда (в переводе Свирепый) и Мунда (Череп). Эти в переговоры вступать и не подумали, а немедленно приступили к исполнению служебных обязанностей.
     Ещё раз о причёске Богини. Всё-таки некоторые изваяния не простоволосы. Куполообразный головной убор, зачастую вычурный до умопомрачения.
     Как только мой ум досконально помрачится от созерцания такого колпака — тотчас прозревает в нём жабу. Навязывать свой бред покамест не обещаю, но даже ребёнок уразумеет, что это не шлем с высоким гребнем, прорезями для глаз и дырой для дыхания, который эллины в бою нахлобучивали до подбородка. Не шлем Афины Паллады. Куполообразный головной убор Деви (т.е. Дурги и Амбики) оставляет открытым весь лоб. Никаких препятствий для деторождения.
     Спрашивается, при чём деторождение. При том, что лонное сочленение тазовых костей, называемое в просторечии лобком, — подробность деторождения людей, но не богов. Боги, если захотят познать радость отцовства и материнства, рожают из головы. Афина Паллада вышла во всеоружии из лба Зевса, например. Совершенно то же самое и рождение Кали.
     Почему бы не рожать ртом, я тоже так подумал. Даже из носа можно родить, если ты настоящий бог или богиня. Нет, подавай лоб. Но там же кость.
     Это у тебя кость, а не у Деви. Я тоже сначала думал, что это глаз. Пока не узнал, что наша (твоя, моя и скифов Причерноморья) добрая знакомая Кали появилась на свет из лба. Только подступили Чанда и Мунда к белому телу Амбики, та и родила Чёрную. It not an eye, but a vagina. Es nicht des Auges, aber die Scheide. Cela non l’oeil, mais le vagin. Esto no el ojo, pero la vagina.
Goddess Kali     Наблюдатели отмечают, что непосредственно перед родами прекрасный лик Амбики внезапно потемнел. От ярости, надо полагать. От натуги лица не чернеют как смоль. Наверняка рождение Кали не принесло Матери особых страданий, хотя дитя вышло из детородной скважины с мечом в руке.
     Ты уже привык, что холодное оружие индусов иной раз отличается от общепринятого. На указательном пальце одной из рук Дурги мы видим стальной зубчатый диск. Страшное оружие в умелых руках. Раскручивается и летит в глаза противника. Никто не додумался, одни индусы. Редчайший случай совпадения образчиков оружия Индостана и Эллады — нож Персея, которым тот обезглавил Медусу. Его изгиб в точности повторяет изгиб меча Кали, см. www.ka2.ru/under/fobos_medusa.html
     Ну и что нож. Кали нацелилась не на отдельную голову, а на целое войско. Именно меч, а не нож. Уже приходилось удивляться, зачем на лезвии этого меча изображён глаз. Надеюсь, теперь недоумения отпали.
     Начинаем считать руки новорожденной. Про меч сказано, про аркан и посох нет. Можно не говорить, и так ясно: две руки. Зачем отдельная конечность для верёвки с петлёй, запросто можно держать заодно с мечом или с посохом.
     С другой стороны, не очень-то и запросто с мечом. Станешь накидывать — можно разрезать по неосторожности. Лучше аркан держать в одной руке с посохом.
     Рассмотрим, что представляет собой этот посох. Ничего особенного, только набалдашник из черепа. У Кали дополна этих черепов, целое ожерелье. А как насчёт одежды. Одежда что надо: шкура тигра.
     Вот так впервые появляется тигр. Пусть в виде шкуры, но ведь не лев. Лев — животное Дурги, она же Амбика. Допустимо предположить, что Кали вышла из лба матери там, где водились тигры, то есть заведомо ниже семидесятой широты Северного полушария. Сражение с Махишей возможно где угодно, вплоть до нынешнего дна моря Лаптевых; битва с Чандой и Мундой произошла гораздо южнее. Это подробность впрок, а сейчас поговорим о внешности Кали.
     Настолько худа, что туловища как бы и нет вовсе. Зато рот. Постоянно разверстая пасть с шевелящимся языком. Добро бы просто разверстая, а то ведь ревущая пасть. На все стороны света слыхать её рёв.
     Очевидцы настаивают: не рык ездового льва, а рёв отродья Дурги, она же Деви. Нам уже довелось убедиться в невероятной тонкости сопоставительного слуха древних, поэтому сомневаться не приходится: отродье ревело не хуже того буйвола, внутри которого когда-то находился Махиша. Ведь он сидел там не сложа руки, а непрерывно подкалывал животное клинком, чтобы пуще разъярить.
     Оказывается, у Кали только поначалу было две руки. Мы только что выяснили, что в левой она держала посох и удавку, в правой — серпообразный меч. Или наоборот, не суть важно. Однако стоило завязаться битве, тотчас проявилась острая нехватка верхних конечностей: чем прикажете хватать и бросать в пасть врагов? Позарез нужна третья рука.
     И она выросла в мгновение ока. Слева или справа? Это я оставляю тебе не самоподготовку, потому что лично меня занимает одна лишь пасть. Уже было сказано, что дородностью Кали не отличалась — щуплое тельце недоноска. Но пасть. Ты можешь себе представить ротовое отверстие, где умещается всадник на коне? А колесница? А боевой слон с башенкой, охраной, погонщиками, воинами и колоколами? Вот их-то и глотала Чёрная одного за другим, помогая себе третьей рукой.
     Чанда и Мунда не дураки: велят своим бойцам целить прямо в глотку, надеясь на желудочное кровотечение. И что. Кали ловит ртом стрелы и дротики, а потом дробит их зубами со страшным хрустом древков и скрежетом наконечников. Разжевав, глотает. Проглотив, ревёт.
     Удивительно беспокойное создание. Говорят, что когда она смыкала челюсти, её ужасные клыки оказывались наружи, словно у кабана-секача. Резкое движение головой — и горе неосторожному.
     Долго ли, коротко — Чанда и Мунда остались без единого ратника. Делать нечего, айда выказывать личную доблесть. Чанда надеялся на своё искусство стрельбы из лука, Мунда — на выучку метателя зубчатых дисков. Стрел у первого и стальных дисков у второго было преизрядно, а работа рук оказалась чёткой и стремительной. Ливень стрел и тысячи дисков накрыли воительницу.
      Они накрыли — она открыла. Разверзла пасть и проглотила эти пуговки-булавки. Всё, хана Чанде и капут Мунде.
     Хана ханой и капут капутом, но чин чина почитай: в пылу битвы мы совершенно забыли о Дурге, но сама-то себя она помнила. И ринулась верхом на льве довершить дело.
     Ещё бы не довершить, когда враг измотан в лоск. Снять пенки, говоря без обиняков. Но дело не в пенках, а в том, что Дурга, она же Амбика, всё это время находилась вне поля зрения наблюдателей. Если бы её видели, обязательно остались подробности, что-нибудь вроде „одобрительно рассмеялась” или „подбадривала дочь криками”.
     Не рассмеялась и не подбадривала, а невесть откуда возникла, налетела на Чанду, отсекла ему голову, и то же самое сотворила с Мундой.
     Но даже это совершенные для меня пустяки, что невесть откуда возникла и налетела. Главное другое: дело кончилось одновременным присутствием перед очами наблюдателей 1. Дурги, она же Деви, она же Амбика; 2. молчаливого на сей раз льва; 3. весьма шумной Кали; 4. и ещё двух безмолвных небесных тел.
     Безмолвные небесные тела предание называет головами Чанды и Мунды. Отрубленные вскачь, они совсем было закатились за край небосвода, но не тут-то было: Кали подхватила обе головы и протянула матери со словами:
      — Я принесла тебе головы мелкой сошки, а нáбольших убей сама!
     И мать благодарит её за подношение. Как русские цари благодарили удачливых вояк? Суворов-Рымникский, Потёмкин-Таврический, Румянцев-Задунайский, Кутузов-Смоленский, Паскевич-Эриванский. И мать благодарит свою дочь точно так же:
      — Раз ты пришла, держа Чанду и Мунду, отныне зовёшься Чамунда!
     Обрати внимание: речь не о головах, то есть частях целого, подразумевается именно целое. Напоминаю перевод имён собственных Чанда и Мунда: Свирепый и Череп. Подозрительно говорящее имя у этого Мунды. Впрочем, и ‘Чанда’ щедро на предположения: it is also a popular name in the Hindu community. It means “the moon”, similar to Chandra (en.wikipedia.org/wiki/Chanda).
Деви-Махатмья. Мадхьяма чарита (окончание). Уттама чарита (частично).
http://mahadevi.narod.ru/devimaha.html
Пересказ мой. — В.М.

— Ты хочешь сказать, что наблюдатель отчётливо видел две луны, и на одной даже различил пустые глазницы и дыру на месте носа?

— Я уже ничего не хочу сказать, потому что объявляю перерыв.



Продолжение

     содержание раздела на Главную