М.П. Митурич-Хлебников

П.В. Митурич, Спящий ребёнок. 1926.



     Родился 29 мая 1925 г.
     В ноябре 1942 года добровольцем вступил в ряды Красной Армии.
     Награжден орденом Отечественной войны II степени, медалями «За боевые заслуги» и «За взятие Берлина».
     Народный художник РСФСР (1986).
     Академик-секретарь, член Президиума Pоссийской академии художеств (1991).
     Государственная премия РСФСР им. И.Е. Репина (1993).
     Председатель правления Общества Велимира Хлебникова (1992).
     Кавалер Ордена Восходящего Солнца (Япония, 2005).
     Умер 30 июня 2008 г.

Май Петрович Митурич-Хлебников на ka2.ru



     • Память моя хранит мало впечатлений раннего детства. Возможно потому, что, будучи около года, я перенес заболевание менингитом. Врачи не были уверены в том, что ребенок выживет. А когда мама все же выходила меня, намекали, что скорее всего я останусь идиотом.
     Вероятно, болезнь эта несколько замедлила мое развитие и оказала влияние на детскую мою судьбу. Опасаясь за мою голову, мама всячески оберегала меня, и, наверное, самые серьезные размолвки между родителями случались, когда вспыльчивый отец давал мне (заслуженный, наверное) подзатыльник. Опека моей „головки” продолжалась и в школьные годы. Вместо того чтобы как других детей гнать в школу, мама уговаривала не ходить, отдохнуть, а то и „остаться на второй годик”! Прогуливать я прогуливал так усердно, что в школе меня прозвали гостем. Но на „второй годик” оставаться не хотел. И каким-то образом дотягивал школьные дела и переходил из класса в класс.
     Возможно, скудость ранних детских впечатлений связана еще и с тем, что жили мы на девятом этаже, без лифта. И носить подрастающего младенца на руках было невозможно. Так что до той поры, пока я не смог ходить по лестнице своими ногами, жизнь моя протекала дома, с прогулками на балконе. Довольно широкие пролеты лестничных и балконных перил отец заплел проволокой, чтобы я не вывалился. А летнее дачное гуляние случалось в те трудные годы не каждый год. Игрушек тоже было немного, но зато и помнятся все: и мишка большой, плюшевый, и клоун Жако, и, конечно же, конь, большой, обшитый шкурой с настоящим мехом — бело-рыжий. Конь был на качалке, раскачиваясь на ней, я научился «скакать» по всей комнате и даже поворачиваться и снова скакать, не слезая с седла. Родители поощряли мое рисование, хвалили и радовались каждому рисунку, а пластилиновые мои фигурки отец формовал в гипсе и отливал, расплавляя свинцовые тюбики от масляных красок. И где он брал эти тюбики? Наверное, у своих вхутемасовских студентов, потому что ни ему, ни маме в те годы было не до масляной живописи.  → читать дальше →


содержание разделаka2.ru на главнуюka2.ru