Кулинкович А. Е.

Биоконституционная социология познания.
Современная борьба двух экспонент роста:
компьютерной мощи и знаний человечества.



Биоконституционная социология познания является попыткой творческой разработки проблем, поставленных в учении П.А. Сорокина [1] о социокультурной динамике. За удивительным культурным взлетом Античности («всемирной пандемией мудрости») наступила «темная ночь» Средневековья. Почему? Начиная с XII-го века, небрежение точными науками постепенно сменяется острым интересом к ним. Как Солнце на небосводе восходит блистательная эпоха Возрождения, переходящая в научно-технический прогресс Нового времени. Почему возродился интерес к науке и технике? Почему именно тогда, а не в другое время? И еще более глубокие вопросы: причинные модели можно строить на основании законов, а могут ли в принципе существовать законы, по которым развивается история человечества? Ряд мыслителей (С.Н. Булгаков, Карл Поппер и др.) категорически заявляли: таких законов нет и быть не может!

Биоконституционная социология рассматривает исторический процесс не столько как историю людей, сколько как историю биоконституций.

Люди существенно различаются по своим физиологическим особенностям: «левомозговые» и «правомозговые» («математики» и «художники» по И.П. Павлову [2]), «стайеры» и «спринтеры» (по В.П. Казначееву [3]), «церебротоники», «висцеротоники» и «мускулотоники» (по Р.А. Уилсону [4]), «пассионарии» и «субпассионарии» (по Л.Н. Гумилеву [5]). Статистика человеческих биоконституций (В.И. Вернадский употреблял термин «типы человеческой индивидуальности» [6]) с течением исторического времени изменяется, подчиняясь фазам длиннопериодных космогеофизических циклов. Такие циклы названы «историографическими» [7]. В истории человечества превалируют то одни, то совершенно другие биоконституции («типы человеческой индивидуальности»). Расцвет и гибель как отдельных государств, так и цивилизаций [8] невозможно понять, если не учитывать биоконституционные особенности человеческого общества в конкретную эпоху. Каждая биоконституция имеет свой менталитет, свой стереотип поведения, свое понимание жизненных «ценностей», в том числе и ценности накопленных человечеством знаний.

В данной статье мы ограничимся двумя главными историческими типажами — «человеком Разума» (церебротоником) и «человеком Веры». Времена, когда преобладает первый тип индивидуальности, философ Л. Шестов назвал «эпохами Афин»; с преобладанием второго типа биоконституции связаны «эпохи Иерусалима» [9]. Чередование «эпох Афин» и «эпох Иерусалима» обусловлено радиоэкологическим циклом с периодом в 2828 лет [10, 11]. Бурное накопление знаний, естественно, приурочено к «эпохам Афин». Прирост знаний пропорционален объему уже накопленных сведений (закон Ф. Энгельса):

dV(t)/dt = k·V(t), (1)

где V — объем накопленных знаний,

k — коэффициент пропорциональности,

t — время.

Дифференциальное уравнение (1) имеет решение в форме экспоненты:

V(t) = ekt (2)

Экспоненциальный рост знаний, если временнóй отрезок велик, грозит их «перепроизводством». По причине, о которой мы скажем ниже, до сих пор такого перепроизводства знаний в истории человечества не наблюдалось.

Появление типажа «человек Разума» (церебротоник) приурочено к эпохе радиоэкологического оптимума. Эта биоконституция отличается не только более совершенным дизайном человеческого мозга, но и физически более развитым телом (акселерация!), а также более длинным детородным периодом у женщин [12]. Это приводит к «культурно-языково-демографическим взрывам», и наступают «золотые века».

Эпохи радиоэкологического кризиса ведут к деградации биосферы, и начинается ретардация — процесс, противоположный акселерации [12]). Доминируют «люди Веры», главные устремления которых связаны с подготовкой к вечной загробной жизни («негативные системы» Л.Н. Гумилева). Все это в корне изменяет ценностное отношение к знаниям. Наступает «трагическая разгрузка» накопленного корпуса знаний: «люди Веры» безжалостно уничтожают культурные ценности, созданные «людьми Разума» («То, чего нет в Писании, либо не нужно, либо вредно!»). Исключение составляют культурные ценности тех стран-метрополий, где зарождаются новые экпансионистские («мировые») религии.

Наступление «золотых» и «бриллиантовых» веков культурного всплеска контролируют два космогеофизических радиоэкологических цикла — уже упоминавшийся цикл с периодом 2828 лет и цикл с периодом 11311 лет, в четыре раза больший [13, 14]. Последний определяет время наступления «бриллиантовых» веков, когда господствующим типажом являются люди с особо совершенным дизайном мозга. Такие века приурочены к максимумам напряженности магнитного поля Земли [13] (см. также [15, 16]). Последний бриллиантовый век («пик»: 337 г. до н. э.) — это и есть Античность, «осевое время», как немецкий философ К. Ясперс определил эпоху VI в. до н.э. – II в. н.э. [17]. Магнитно-радиологический цикл с периодом 11311 лет назван «модифицированным циклом Лина-Гераклита», поскольку Лин (древнегреческий философ эпохи архаики) и Гераклит определили [18] продолжительность «великого года» в три сара (1 сар = 3600 лет), то есть в 10800 лет, период же магнитно-радиологического цикла равен практически π·сар (π = 3,1415926…). Цикл «бриллиантовых веков» контролирует смену «исторических рас человечества». Исторические расы разделяются эпохами исключительно жестокого радиологического кризиса. Последняя, пятая историческая раса неоантропов — люди голоценового времени. От предыдущей, четвертой расы она отделена на рубеже плейстоцена и голоцена жесточайшим радиоэкологическим кризисом — резким повышением уровня космической радиации и следствием этого, урановым отравлением гидросферы (причины связи этих двух явлений рассмотрены в [19]). Смена «исторических рас» как раз и сопровождалась «трагической разгрузкой» — уничтожением накопленных культурных ценностей, в первую очередь, накопленных человечеством знаний. Очередная смена «исторических рас» — окончание нашей, пятой расы и начало отсчета новой, шестой расы — должна произойти в конце 32-го века н.э. Наступит (если человечество не сможет предотвратить этого) пик закономерной трагической разгрузки, когда очередными ретардатами будут уничтожаться полотна Леонардо да Винчи, Рембрандта и Репина, труды Ньютона, Максвелла, Менделеева и Эйнштейна, сочинения Шекспира, Пушкина, Гоголя и Шевченко, ноты Баха, Верди, Мусоргского и Чайковского… Чтобы встретить во всеоружии грядущую беду, а главное — не допустить ее (усилия биоконституционной социологии как раз и направлены на решение этой задачи), человечеству необходимо решить множество проблем, в первую очередь — проблему управления воспроизводством ценных для общества биоконституций.

К «моменту А.Д. Бонова» — границе двух реализаций 176-летнего солнечного цикла Бонова, 1785 году н.э. [20] — закончилась «социологическая весна» с ее эпохами Возрождения и Просвещения, и постепенно вступает в свои права «социологическое лето» — эпоха акселереции и вызванной ею промышленной революции. Началась эпоха очередной общепланетарной «пандемии мудрости». Рост знаний приобрел экспоненциальный характер, что вызывает тревогу у ряда ученых. По их мнению, человечеству грозит интеллектуальный коллапс: колоссальные объемы получаемых знаний люди будут не в состоянии усвоить [21]. Однако нынешнее «осевое время» с его «пандемией мудрости» коренным образом отличается от подобных периодов исторического прошлого. Это не просто «эпоха церебротоников», а невиданная за всю историю человечества эпоха мудрецов, вооруженных компьютерами, мощными усилителями процессов мышления. Вскоре после того, как на степных просторах современной Украины была приручена лошадь, предметом всеобщего восхищения стал человек, столь ловко управляющий конем, что всадник и лошадь словно сливались в единое существо. Так родилась легенда о «гиппоандросах» (коне-людях) — кентаврах. Сегодня предметом всеобщего восхищения становятся «кентавры информатики» — специалисты, настолько хорошо освоившие вычислительные системы, что человек и компьютер порой составляют почти единое целое. Мощь современных компьютеров растет экспоненциально, увеличиваясь в пять-десять раз за каждые пять лет («закон Кулинковича-Мура» [22]). Эта вторая экспонента заставляет пересмотреть вопрос: сверхбыстрый рост знаний — хорошо это или плохо? Появилась надежда, что «кентавры информатики» справятся с любыми потоками информации: не беда, что объем знаний взмывает экспоненциально, — мощь «усилителей человеческого мозга», компьютеров, возрастает не менее стремительно. Разумеется, необходимо разработать эффективную стратегию в «войне двух экспонент». Первым делом нужна «генеральная уборка», наведение неукоснительного порядка в корпусе человеческих знаний. Человеческая жизнь коротка. Едва ученый начал разрабатывать открытые им «золотоносные жилы» в неприступной толще Неведомого, уже звучит сигнал: «Ваше время истекло!». Как тут не вспомнить стихи мудреца и поэта Омара Хайяма: «Даже гений — планеты венец и краса / Путь земной совершает за четверть часа»! Современники, даже ученики и последователи, далеко не всегда в состоянии продолжить начатое большим ученым дело. Проходят десятилетия, века и даже тысячелетия (так было, например, с гелиоцентрической концепцией Аристарха Самосского), пока не появится достойный продолжатель начатого дела. „Человеческая история есть по сути своей история идей”, — писал Герберт Уэллс [14]. В культурологии, науке, целеустремленно занимающейся исследованием феномена человеческой культуры, оформилось новое направление — «квинтэссенциональная культурология», изучающая взаимосвязь, во времени и пространстве, «культурологем» — главных культурных достижений («квинтэссенции культуры»). Такими культурологемами и являются идеи, то есть знания. «Битва двух экспонент» — роста знаний и компьютерной мощи — постепенно становится главным феноменом современной культурной жизни человечества. Это вселяет надежду на решение всех задач, стоящих перед человечеством. Налицо движение к высокой цели. В августе 2004 г. во Флоренции (Италия) состоялся XXXII международный геологический конгресс [23]. Открывая его, официальные лица выступили с призывами «создать новую эпоху Возрождения в изучении Земли» (президент провинции Флоренция Маттео Ренци), и добиться общими усилиями, чтобы “Nostra Padre Terra” («наша мать Земля») была защищена от бед, а человечеству было обеспечено стабильное существование (Президент Академии деи Линчеи Джовнни Консо). Международный союз геологических наук (IUGS) выступил на конгрессе с инициативой, поддержанной Отделением наук о Земле Организации Объединенных Наций объявить 2006-ой год «Международным годом планеты Земля». Сейчас, после жаркой дискуссии, это предложение уточнено, и официально объявлено [24], что годом планеты Земля назван 2008-ой год, год проведения XXXIII международного геологического конгресса (в г. Осло, Норвегия). При этом речь идет не о календарном годе, а о временнóм интервале, охватывающем несколько лет: 2007 год объявлен начинающим, 2008 — главным, 2009 год — продолжающим. Возможно, год планеты Земля охватит целое десятилетие. Таким образом, именно сейчас человечество планирует общими усилиями разработать генеральные концепции и программы достижения стабильного развития, то есть того, что последователи В.И. Вернадского называют оптимальным ноогенезом [25]. Именно «битва двух экспонент» ставит перед человечеством фундаментальные проблемы. Более того — мегапроблемы.

Первая мегапроблема: как привести накопленные человечеством знания в соответствии с новым, ранее неведомым стилем мышления «кентавров информатики», то есть с мышлением людей, овладевшим искусством максимального использования преимуществ современной (и даже завтрашней, насколько это возможно спрогнозировать) информационно-вычислительной техники.

Вторая мегапроблема, тесно связанная с первой, — наведение «идеального порядка» в корпусе человеческих знаний. Можно указать две главные причины того, что корпус человеческих знаний находится в вопиющем беспорядке. Первая причина — индивидуалистичность получения знания: знания генерируются отдельными людьми в соответствие с господствующим стилем мышления под потребы сегодняшнего дня. Со временем обстоятельства меняются, старые идеи кажутся неактуальными и неинтересными и, соответственно, забываются, их развитие приостанавливается, во главу угла ставятся другие проблемы, представляющиеся в данное время (но только в данное время!) более актуальными. Вторая причина — неизжитость тезиса О. Шпенглера «Человечество» — это пустой звук!» [26]. Как следствие — пренебрежение культурными достижениями, созданными другими народами, другими цивилизациями. Для европейских ученых этот недостаток выливается в форму «европеоцентризма», интересом только к истории культуры Европы, а зачастую, только Западной Европы. Таким образом, наличный корпус человеческих знаний — это, в сущности, архипелаг островков. Есть, разумеется, и целые материки, существование которых и позволяет надеяться, что все знания — и «островки», и «материки» — когда-нибудь сольются в единую «Пангею» (существовавший в каменноугольно-пермское время суперконтинент, объединявший Евразию, Африку, обе Америки, Австралию и Антарктиду). Квинтэссециональная культурология выстраивает знания («культурологемы») в генетически связанные ряды и сети, осуществляя, таким образом, интеграцию знаний, столь необходимую при проведении «генеральной уборки» в корпусе знаний.

Третья мегапроблема — разработка «гениеведения», методики, позволяющая «обычным» ученым, отнюдь не сверходаренным, решать «задачи для гениев», то есть задачи, решение которых являются существенным вкладом в человеческую культуру (яркими «культурологемами», от которых идут многочисленные связи к будущим свершениям). Если немного “подправить” стихи В. Маяковского, то призыв, о котором идет речь, зазвучит так: „Я бы в гении пошел — пусть меня научат!” Мегапроблема «гениеведения» тесно связана с проблемой ухудшения демографической ситуации, тяжелым бременем легшей на многие европейские страны, в том числе на Россию и Украину. («При уменьшении народонаселения возьмем не количеством, так качеством!»). Проблематикой практического «гениеведения» занимались и занимаются многие ученые. Первыми, по праву, следует упомянуть создателей «технологии решения изобретательских задач» (ТРИЗ) П.К. Энгельмейера [27, 28] и Г.С. Альтшулера [29]. Проблему «гениеведения» держат в поле зрения представители «нейро-лингвистического программирования» Р. Дилтс, Р. Бэндлер, Дж. Гриндер [30, 31]. Решение третьей мегапроблемы позволит широкому кругу исследователей «врабатываться» — в соответствии с возможностями своей биоконституции (со своей «сродностью», если применять терминологию Г.С. Сковороды [32], со своим «типом человеческой индивидуальности», по В.И. Вернадскому [6]) — в наиболее ценные для науки «характеры», желательно — в «интеграторы» и в «Прометеи» [33].

Четвертая мегапроблема, тесно связанная с третьей — это разработка методологии производства научных открытий, так сказать, в «массовом порядке» («вработался» в ценный «характер» — берись за дело; большому кораблю большое плаванье!). «Кухня» того, как «ставится на поток» производство научных открытий, рассмотрена в [34].

Наконец, пятая, по-видимому, самая главная мегапроблема, связанная с «битвой экспонент», — разработка принципиально новой, так называемой «пост-Эйнштейновской», мировоззренческой мегапарадигмы, в основу которой положено современное учение о мировой гармонии [35]. История человеческой культуры до последнего времени знала две основные мегапарадигмы — ньютоновскую, благодаря которой человечество в основном освоило законы природы, характерные для макромира: законы Кеплера, Галилея, Ньютона, Максвелла и прочие колоссальные достижения естествознания. На рубеже XIX и XX столетий стала активно разрабатываться следующая мегапарадигма, которую будем называть эйнштейновской, — мегапарадигма естествознания, исследующего три «мира», три страты Мегавселенной — 1) микромир (мир атомов и элементарных частиц), 2) макромир (наш мир — поля, реки, горы, живые организмы, все, что нас непосредственно окружает) и 3) мегамир (мир звезд и галактик). Это — квантовая механика (М. Планк, Н. Бор др.) и теория относительности (А. Эйнштейн, А. Пуанкаре, Г. Минковский и др.), космонавтика (К.Э. Циолковский, С.П. Королев и др.) — величайшие достижения человеческого разума. Итак, наша Мегавселенная стратифицирована, разделена на «страты» или «миры», причем размер каждой страты вдоль оси масштабов — 1020. В настоящее время поставлена проблема создания третьей мегапарадигмы, основанной на детальном изучении не трех страт («миров»), а пяти — 1) наномира, мира наночастиц — частиц, обладающих огромной скрытой массой, соизмеримой с массой Метагалактики, 2) микромира, 3) макромира, 4) мегамира и 5) терамира — мира вселенных типа нашей Метагалактики. Новый частотный диапазон Мегавселенной, подлежащий изучению — 10100 получил в математике название гугон. Каждый частотный диапазон связан со все новыми, ранее неизвестными законами. Новая, «гугонная» мегапарадигма, названная [22, ч. 5] «пост-Эйнштейновской», уже сейчас претендует на коренную перестройку естествознания и обществоведения. Перестройка начинается с замены фундаментальной картины окружающего нас мира. От демокритовской формулы «атомы и пустота» совершается решительный переход к новой, противоположной формуле: «сверхплотный субстрат наномира, в котором наша «материя», материя нашей Метагалактики — всего лишь волны в этом сверхплотном субстрате». Демокритовская пустота — она и есть пустота, с которой, как говорится, взять нечего. Но сверхплотный субстрат — это уже Аристотелев Перводвигатель, источник энергии и движения в нашей Метагалактике, источник ритмики, «ритмико-событийного рисунка» окружающей нас действительности [34]. Так родилась концепция «ритмического этоса Мироздания» [22]. «Этос» — термин, пришедший в современную науку из древнегреческой философии и означающий «поведение в коллективе». Согласно «пост-Эйнштейновской» Мегапарадигме, Мегавселенная представляет собой совокупность витем разного ранга [36, 37]. Витема (от лат. vita — жизнь) — это сложная система, находящаяся вдали от точки термодинамического равновесия. Поэтому для сохранения своего статуса она должна потреблять энергию, получаемую из внешнего мира. Типичной витемой является живой организм, требующий регулярного питания. Витемами являются наша Метагалактика; галактики, в том числе и наша Галактика Млечный Путь; звезды, в том числе и наше Солнце; планеты, в том числе и наша Земля; биосфера, как единая система; и так далее, вплоть до атомов и элементарных частиц, включая кварки. Поскольку главным законом Мироздания является экономия энергии («принцип Ферма»: «…природа действует наиболее легкими и доступными путями» [38, с. 7]), то «Мироздание витем» приобретает исключительно простой, красивый облик. Моменты энергетической разгрузки Мироздания всех рангов — от уровня кваркового и докваркового (уровня пикочастиц — планконов, соколеонов [39]) до уровня вселенных (уровня Метагалактики) — выстраиваются в единую фрактальную ритмическую систему. Это апофеоз гармонии и математического единства окружающего нас мира.

Естественно, возникает вопрос: решение перечисленных выше мегапроблем может быть успешным, если в истории человеческой культуры наметился некоторый фундаментальный прорыв, в корне меняющий ситуацию. Действительно, такой прорыв имеет место. Это освоение совершенно нового, ранее неизвестного человечеству канала получения знаний об окружающем мире. Я имею в виду прочтение, «расшифровку» каменной летописи земной коры [22, 40–42]. До сих пор в распоряжении человечества было два канала познания — 1) непосредственное наблюдение; 2) выводы из теоретических конструкций, основанных на эксперименте. Но эксперимент всегда кратковременен, поэтому мы в состоянии адекватно осмыслить лишь короткопериодные процессы. Когда же речь заходит о процессах с периодом в миллионы, сотни миллионов, миллиарды лет, приходится прибегать к не очень надежной экстраполяции. В то же время наша планета, как прекрасно оборудованная лаборатория, миллиарды лет бороздила космические просторы, скрупулезно собирая информацию о событиях в окружающей галактической и метагалактической среде. Таким образом, в наше время, в XXI-ом веке появилась возможность воплотить в жизнь великую мечту акад. В.И. Вернадского — снова вывести геологию, как это было в XIX-ом столетии, в лидеры естествознания. На Украине сформировалась и завоевала международное признание могучая сила, взявшая на себя амбициозную задачу целенаправленной разработки перечисленных мегапарадигм. Эта сила — новое научное направление, получившее название геоинформатика. Образована Всеукраинская ассоциация геоинформатики, которая проводит (совместно с другими заинтересованными организациями) ежегодно в Киеве международные научно-практические конференции и имеет свои печатные органы — журнал “Геоінформатика” (издается с 2002-го года) и продолжающийся сборник научных публикаций “Теоретичні та прикладні аспекти геоінформатики” (уже вышло четыре тома). О конкретных результатах, полученных к настоящему времени в области разработки мегапарадигм, определяющих прогресс в «битве двух экспонент», можно узнать из публикующейся на страницах журнала “Геоінформатика” серии научных статей [43–47] и продолжающейся серии монографий [22], а также из других изданий, публикующих материалы докладов на Киевских международных конференциях по геоинформатике. На последней по времени, V Конференции присутствовал Президент Европейской ассоциации геоученых и инженеров (EAGE) г-н Гарет Вильямс, что свидетельствовует об огромном уважении со стороны мировой и европейской общественности к работе украинских коллег [48].





Литература

1. Sorokin P.A. Social and Cultural Dynamics. N-Y, 1937 — 1941, vol. 1–4.
2. Тоом А. Представление с участием зрителей. Знание – сила, № 12, 1987, c. 40–43.
3. Казначеев В.П. Проблемы человековедения. М.: Исслед. центр проблем качества подготовки специалистов, 1997, 350 с.
4. Уилсон Р.А. Психология эволюции. К.: Янус, 1998. 304 с.
5. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. Гидрометеоиздат, 1990. 528 с.
6. Вернадский В.И. Избранные труды по истории науки. М.: Наука, 1981. 359 с.
7. Кулинкович А.Е. “Длинные волны гелиотараксии” — главные историографические циклы. В кн.: Циклы природы и общества. Материалы VI Международной конференции „Циклы природы и общества” (г. Ставрополь, 13–18 октября 1998 г.). Часть первая. Ставрополь, 1998, с. 11–15.
8. Яковец Ю.В. История цивилизаций. Изд. 2-е. М.: Владос, 1997. 370 с.
9. Шестов Л. Соч. в 2-х томах. Т. 1. М., 1993.
10. Кулинкович А.Е., Алексашенко О.А. Природные циклы и “рисунок” истории человечества. В кн.: «Циклы природных процессов», вып. 3, М.: 1993, с.47–50.
11. Кулинкович А.Е. Прогноз истории человечества в третьем тысячелетии н.э.: Доклад лауреата медали Н.Д. Кондратьева. В кн.: Тенденции и перспективы социокультурной динамики. М., 1999, с. 41–77.
12. Василик П.В. К построению модели циклов исторического развития с учетом процессов акселерации. Управляющие системы и машины, № 2, 2000, с. 5–19.
13. Кулинкович А.Е. Крупномасштабная протосоциокультурная и социокультурная динамика в истории рода Homo за последние 100 тысяч лет (новая концепция эволюции сознания). В кн.: «Научное наследие Н.Д.Кондратьева в контексте развития российской и мировой социально-зкономической мысли». М.: МФК, 2002, с. 118–125.
14. Кулинкович А.Е., Якимчук Н.А. Геоинформатика и история геологических знаний. // Теоретичні та прикладні аспекти геоінформатики. Том 1. Київ, 2004, с. 4–12.
15. Василик П.В. Геомагнитная гипотеза акцелерации и некоторые эволюционные процессы. // Космос и эволюция организмов: Материалы всесоюзн. совещания «Космические факторы и эволюция органического мира». М.: Палеонтологический ин-т, 1974, с. 115–132.
16. Василик П.В., Попов А.А. Геомагнитная гипотеза акцелерации.// Современные проблемы исследования биосферы. Т. 1. СПб: Гидрометеоиздат, 1992, с. 130–139.
17. Ясперс К. Смысл и назначение истории. М.: Изд-во полит. лит-ры, 1991. 527 с.
18. Фрагменты ранних греческих философов, Т. I (подг. А.В. Лебедев). М.: Наука, 1989. 576 с.
19. Кулинкович А.Е. В.И. Вернадский и современные актуальные биогеохимические проблемы биосферологии и ноосферологии. В кн.: «Вопросы системогенетики. Теоретико-методологический альманах». Кострома: Изд-во Костромского госуниверситета им. Н.А. Некрасова, 2003. 272 с., с. 245–270.
20. Бонов А.Д. О 176-летнем изменении активности Солнца. // Солнечные данные, 1957, № 3, С. 110–111.
21. Прайс Д. Большая наука, малая наука. В кн.: «Наука о науке». М.: Прогресс, 1966, с. 281–384.
22. Кулинкович А.Е., Якимчук Н.А. Проблемы геоинформатики. Киев: ЦММ НАНУ, 2002; Ч. 1, 78 с.; 2003. Ч. 2, 134 с.; 2004. Ч. 3, 90 с.; 2005. Ч. 4, 122 с.; 2006. Ч. 5, 180 с.
23. Кулінкович А.Є., Якимчук М.А. 32-й Міжнародний геологічний конгрес. “Геоінформатика”, 2004, № 4, с. 91–95.
24. United Nations’ International Year of Planet Earth 2008. In: The nordic countries invite you to the 33rd international geological congress: Oslo, 2008, august 5–14. First circular. Oslo, 2006, p. 13.
25. Субетто А.И., Кулинкович А.Е. и др. Вернадскианская революция в системе научного мировоззрения — поиск ноосферной модели будущего человечества в XXI веке (коллективная монография). СПб: Астерион, 2003. 592 с.
26. Шпенглер О. Закат Европы. М.: Мысль, 1993. 667 с.
27. Энгельмейер П.К. Изобретения и привилегии. Руководство для изобретателей со вступительным письмом графа Л.Н. Толстого. М., 1897.
28. Энгельмейер П.К. Теория творчества. СПб, 1910.
29. Альтшулер Г.С. Найти идею. Введение в теорию решения изобретательских задач. М.: Наука, 1986. 209 с.
30. Дилтс Р. Стратегии гениев. Том 1. Аристотель, Шерлок Холмс, Уолт Дисней, Вольфганг Амадей Моцарт. М.: Класс, 1998. 272 с.
31. Bandler R., Grinder J. Frogs into Princes. Real People Press, Moab, Utha, 1979.
32. Иваньо И. Сковорода Г.С. В кн.: «Философская энциклопедия», т. 5, М.: Изд-во «Советская энциклопедия», 1970, с. 24–25.
33. Кулинкович А.Е., Якимчук Н.А. Геоинформатика и геохарактерология. // Теоретичні та прикладні аспекти геоінформатики. Том 1. Київ, 2004, с. 13–19.
34. Кулинкович А.Е., Якимчук Н.А. Создание развитой «открытийной базы» в области геологии и смежных науках — фундаментальное условие глубокого понимания геологической истории и геохронологического календаря. В кн.: Карогодин Ю.А., Кулинкович А.Е., Якимчук Н.А. «Болевые точки» стратиграфии и геохронологии нефтегазовых бассейнов» (коллективная монография). Киев: ЦММ НАНУ, 2005, с. 131–225.
35. Кулинкович А.Є. Закон свiтової гармонiї. „Iдея”, № 3, 1995, стор. 106–127.
36. Кулинкович А.Е. „Мироздание витем” и ритмогенез. В кн.: Циклы природы и общества. Выпуски первый и второй. Материалы третьей международной конференции “Циклы природы и общества”, г. Ставрополь, 16–21 октября 1995 г,). Ставрополь, Изд-во Ставроп. ун-та, 1995, с. 206–208.
37. Кулинкович А.Е. “Мироздание витем” и ритмогенез. В кн.: Проблемы ноосферы и экобудущего, вып. 1, М.: РАЕН, 1996, с. 124–128.
38. Ферма П. Синтез для рефракции. // Вариационные принципы механики. М., 1959.
39. Кулинкович А.Е., Кулинкович В.Е. Гармония Вселенной. Материалы 6-ой международной конференции «Циклы». Ставрополь: СевКавТГУ, 2004. с. 6 –17.
40. Кулинкович А.Е., Якимчук Н.А., Татаринова Е.А. От геохронологической шкалы докембрия к его геохронологическому календарю — о роли космического фактора в геологической истории. // Минералогический журнал, т. 27, 2005, № 3, с. 138–152.
41. Кулинкович А.Е. Фундаментальный прорыв в исторической геологии — создание геохроногогического календаря докембрийской истории Земли. // «Циклы природы и общества». Материалы XIII Международной конференции. Ставрополь, 26–29 октября 2005 г. С. 31–40.
42. Кулинкович А.Е. Хронометрическая (календарная) закономерность образования железорудных месторождений на территории Украинского щита. // «Циклы природы и общества». Материалы XIII Международной конференции. Ставрополь, 26–29 октября 2005 г. С. 41–42.
43. Кулінкович А.Є., Якимчук М.А. Геоінформатика: історія становлення, предмет, метод, задачі (сучасна точка зору) // Геоінформатика., 2002., Ст. I, № 1, С. 7–19; Ст. II, № 2, С. 5–19; Ст. III, № 3, С. 5–14; Ст. IV, № 4, С. 5–19.
44. Кулінкович А.Є., Якимчук М.А. Геоінформатика: історія становлення, предмет, метод, задачі (сучасна точка зору) // Геоінформатика., 2003, Ст. V, № 1, С. 5–14; Ст. VI, № 2, С. 5–7; Ст. VII, № 3, С. 5–23; Ст. VIII, № 4, С. 7–24.
45. Кулінкович А.Є., Якимчук М.А. Геоінформатика: історія становлення, предмет, метод, задачі (сучасна точка зору) // Геоінформатика. 2004. Ст. IX, № 1, С. 5–20; Ст. X, № 2, С. 5–14; Ст. XI, № 3, с. 11–21; Ст. XII, № 4, с. 5–22.
46. Кулінкович А.Є., Якимчук М.А. Геоінформатика: історія становлення, предмет, метод, задачі (сучасна точка зору) // Геоінформатика. 2005. Ст. XIII, № 1, С. 5–26; Ст. XIV, № 2, С. 5–25; Ст. XV, № 3, С. 5–18; Ст. XVI, № 4, С. 5–19.
47. Кулінкович А.Є., Якимчук М.А. Геоінформатика: історія становлення, предмет, метод, задачі (сучасна точка зору) // Геоінформатика. 2006. Ст. XVII, № 1, С. 5–15; Ст. XVIII, № 2, с. 5–19; Ст. XIX, С. 5–21; Ст. XX, № 4, С. 5–23.
48. Yakymchuk M.A. Kiev gathering brings experts on geoinformatics together. “First break”, v. 24, July 2006, p. 4–5.


Воспроизведено по авторской электронной версии

     персональная страница содержание раздела на Главную