Кулинкович А.Е.


Велимир Хлебников как основоположник новой,
«не-Гегелевой» философии



1. Предсказание Велимиром Хлебниковым краха Российской империи в 1917 г.
и «циклическая революция» в философии истории.
Возникновение «биоконституционной социологии»
как естественный ответ на «уравнение Рока» В. Хлебникова.


И ум, и мир, как плащ, одеты
На плечах старого числа.

В. Хлебников


В 1917 г. в России произошли одна за другой две революции — февральская и октябрьская, в результате чего рухнула Российская империя. Поэт и прирожденный философ Велимир (Виктор Владимирович) Хлебников (1885–1922) на основе некоего составленного им математического уравнения («уравнения Рока») еще до первой мировой войны вычислил, что гибель великой империи произойдет именно в 1917-м году. Этот результат, на мой взгляд, явился переломным для философской мысли. До того момента вершиной искусства философствования почиталось творчество немецкого философа Георга Гегеля (1770–1831), труды которого ученически штудировали Карл Маркс и Владимир Ульянов. Гегель категорически утверждал, что философия не может строиться на математике — подчиненной науке. Эта идея, идея о «перпендикулярности» философии и математики, была взята на вооружение так называемым «марксистско-ленинским учением». Успех Хлебникова, к его великому разочарованию [1], остался незамеченным современниками, хотя этот результат был важной вехой в длящемся еще со времен Аристотеля великом споре о том, может ли наука история иметь свои законы. Аристотель, как известно, (в «Поэтике») утверждал, что история «нефилософична», и вслед за ним многие мыслители вплоть до последнего времени (С.Н. Булгаков, Карл Поппер и др.) убеждали, что история в принципе не может иметь законов, потому что история человечества — это история личностей, а человеческая личность неповторима. Факт подтверждения «расчетного» прогноза действительно наступившего исторического события огромного масштаба свидетельствовал о том, что не только в естествознании, но и в обществоведении возможно открытие количественных законов и создание количественных причинных моделей. Программа, которая следовала из работ В. Хлебникова, имела в виду следующее: ученые должны открыть и осмыслить законы (и притом законы количественные), которые управляют историей человечества («уравнения Рока») и передать их политическим лидерам планеты («президентам земного шара») для практического использования на благо людей. Эта программа не потеряла актуальности до настоящего времени. Более того, она становится все более и более значимой. В августе 2004 г. во Флоренции (Италия) состоялся 32-ой Международный геологический конгресс, на котором звучали призывы к научной общественности планеты «создать новую эпоху Возрождения» в науках о Земле и общими усилиями добиться того, чтобы “Nostra Madre Terra” («наша мать Земля») была избавлена от бед, чтобы человечеству было обеспечено стабильное развитие (“sustainable development”). Международный союз геологических наук (IUGS) выcтупил с инициативой, поддержанной Отделением наук о Земле ЮНЕСКО, проведения специального «года планеты Земля» с тем, чтобы объединить усилия международной научной общественности для решения таких жизненно важных для человечества задач. В настоящее время программа «года планеты Земля» уточнена ООН [2]: он, как решено, будет продолжаться не один календарный год, а несколько, причем центральным годом станет 2008-й (год проведения 33-го геологического конгресса, который должен состояться в г. Осло, Норвегия), а начинающим — год 2007-й. 2009 год объявлен продолжающим, при этом не исключено, что это продолжение будет продлено. Одним из направлений деятельности мирового научного сообщества в рамках «года планеты Земля», безусловно, должно стать, в частности, короткосрочное, среднесрочное и долговременное прогнозирование развития человечества, имеющее целью достижения человечеством состояния стабильного развития или, говоря другими словами, «оптимального ноогенеза» [3]. Главным орудием при таком прогнозировании как раз и должны стать различного рода «уравнения Рока» хлебниковского типа. Примером такого рода «сверхдолговременного прогнозирования» может служить выполненный в 1998 г. «Прогноз истории человечества в третьем тысячелетии н.э.» [4]. Этот прогноз основан на идеях биоконституционной социологии. Исходный базис этого направления состоит в том, что история человечества рассматривается не столько как история людей, сколько как история человеческих биоконституций («типов человеческой индивидуальности», если употреблять термин В.И. Вернадского). Мы, люди, все разные, принадлежим к разным типам человеческой индивидуальности, то есть обладаем разными биоконституциями. «Левомозговые» и «правомозговые» («математики» и «художники» по И.П. Павлову), «пассионарии и субпассинарии» (Л.Н. Гумилев), «акселераты» и «ретардаты» (П.В. Василик), «церебротоники», «висцеротоники», «мускулатоники» (Р. Уолсон), «стайеры» и «спринтеры» (В.П. Казначеев) и т.д. Принципиально важно, что в разные фазы космогеофизических циклов статистика биоконституций меняется, а вместе с тем меняется и менталитет людей, их интересы, их системы ценностей, характер их поведения. Не учитывая этого, невозможно понять хитросплетения «рисунка» человеческой истории, не разобраться в причинах расцвета и исчезновения народов, государств и цивилизаций. Хлебниковское «уравнение Рока» предвосхитило движение «циклистов» (А.Л. Чижевский, Н.Д. Кондратьев. П. Сорокин, Л.Н. Гумилев и др.). Ни в коем случае не пытаясь умалить историческое значение работ учителя Н.Д. Кондратьева блестящего экономиста М.И. Туган-Барановского, автора работ по промышленным циклам, все же следует признать, что именно работы В. Хлебникова, стремившегося «беседовать с небом на ты», закладывали основы «не-Гегелевой» философии, — философии, активно использующей математические методы. Именно Хлебниковская программа поисков «уравнений Рока» вызвала к жизни биоконституционную социологию. Последняя сразу же поставила перед биологией принципиальные вопросы. Первый: генетический код данного организма — это программа развития только его или же не только его, но и всех его потомков, которым придется жить в разных физико-географических условиях? Если ответ положительный, то в генокоде должна быть предусмотрена возможность модификации организма потомков, модификации соответствующей тем будущим условиям. Второй вопрос, тесно связанный с первым: генетическая программа — это программа линейная, без условных операторов или же она обязательно должна содержать условные операторы с индикаторами, определяющими варианты дальнейшего развития? Утвердительный ответ на первый вопрос напрашивается сам собой, если прочитать у П. Тейяр де Шардена, французского философа и блестящего палеонтолога то место, где он говорит о способности отдельных организмов развиваться в развернутый, полный биот. «Как известно, Австралия при открытии ее европейцами была населена лишь сумчатыми, но зато сумчатыми всех размеров, всех зон обитания, всех форм — сумчатыми травоядными и бегающими, хищными сумчатыми, насекомоядными сумчатыми, сумчатыми крысами, сумчатыми кротами и т.д. Нельзя себе представить более яркий пример способности, присущими каждой филе, к дифференциации в своего рода замкнутый, физиологически полный организм» [5, с. 107]. Утвердительный ответ на второй вопрос практически означает признание существования «биологического усилителя» — открытия, которым гордился выдающийся биолог Н.В. Тимофеев-Ресовский (знаменитый «Зубр», которому посвящена замечательная повесть Д. Гранина) [6]. Итак, статистика «биоконституций» людей (и других живых организмов) в огромной степени зависит от конкретных условий жизни, определяемых в свою очередь космо-геофизическими циклами. Эти циклы (так называемые «глубокие биосферные циклы», в которые «вписывается биосфера) имеют самые различные периоды — начиная от хорошо нам известных суточного и годового, до циклов с периодами в несколько веков, несколько тысяч и даже десятков тысяч лет. Биоконституционная социология, социология, порожденная «уравнением Рока» В. Хлебникова, позволяет легко ответить на такие вопросы, мучивших тех, кто занимался проблемами философии истории. Почему наступила эпоха великого культурного взлета Античности (VI–II вв. до н.э.)? Эта эпоха названа К. Ясперсом [7] «осевым временем» — тогда всю планету словно охватила эпидемия мудрости (Пифагор и Гераклит, Платон и Аристотель в Элладе, мудрецы «упанишад» в Индии, Конфуций и Лао-цзы в Китае и многие-многие другие великие мыслители, ученые и деятели искусства, представляющие собой гордость человеческой культуры. Почему эта блестящая эпоха сменилась «темной ночью» Средневековья, когда, по ироничному замечанию математика В.А. Стеклова, «через 7 веков после Р.Х. чудом учености по всей Европе считался монах Беда за то только, что он был единственным человеком, понимавшим четыре правила арифметики и способным применять их на практике» [8]. Но вот, — пишет известный немецкий культуровед (и не менее известный «тайновед») Рудольф Штайнер, — «…начиная с двенадцатого и тринадцатого веков столетий по Р.Х., все жизненные условия изменились по сравнению с прошлым, все взгляды, чувства, а также способности людей стали иными, чем прежде [9, с. 253]. Почему это произошло? И почему это произошло именно в XII–XIII веках? На все эти и многочисленные другие вопросы философии истории как раз и отвечает «биоконституционная социология», выросшая из «уравнения Рока» Велимира Хлебникова [10, 4].

2. «Хлебниковская революция» в философии:
рождение «не-Гегелевой» философии.
В пугачевском тулупчике
Я иду по Москве.

В. Хлебников


Современная философия истории, изучающая законы развития человеческого общества, идущая от «уравнения Рока» В. Хлебникова и «промышленных циклов» Туган-Барановского, исследует так называемые «историографические» циклы, формирующие «рисунок» человеческой истории. Назовем главнейшие из этих циклов. Это, во-первых, радиологический цикл Кулинковича [11, 4] — чередование (с периодом 2828 лет) эпох радиоэкологического оптимума и радиоэкологического кризиса. Физиология людей отзывается на этот цикл чередованием главных биоконституций — церебротоников-акселератов («людей Разума») и ретардатов-субинтеллектуалов («людей Веры»). Этот цикл делится на четыре сезона (датируем границы «сезонов» текущего цикла): 1) «социологическая осень» (337 г. до н. э.–371 г. н.э.), когда постепенно угасает «осевое время» и начинается эпоха создания мировых религий; 2) «социологическая зима» (371–1078 гг. н.э.) — эпоха победы новых религий, утверждения теократий и «негативных систем» (по Л.Н. Гумилеву [12]); 3) «социологическая весна» ( 1078–1785 гг.), постепенный переход (особенно яркий с XII–XIII вв.) к прогрессу в области наук и искусств; 4) «социологическое лето» (1785 г. — все еще продолжается), эпоха, когда постепенно «лицо» человечество определяют акселераты-церебротоники («люди Разума») Это — наше «сегодня», об этой эпохе мы еще будем говорить ниже.

Второй, важный с позиций философии истории, цикл — цикл чередования поколений (по В. Хлебникову «поколение» — 28 лет, в действительности несколько больше, около 29 лет). Определяющие биоконституции — левомозговые («математики», они же «физики», они же «теоретики») и «правомозговые» («художники», они же «лирики», они же «практики»). Цикл смены поколений четко отражается в экономике (это — цикл экономической конъюнктуры Н.Д. Кондратьева [13, 14]). Если говорить грубо, то цикл смены поколений выглядит таким образом: «теоретики», не в состоянии справиться с экономикой и постепенно пускают ее «под откос», но зато успевают к концу своего превалирования решить главную задачу научно-технического прогресса — создают новую технологическую парадигму («новый технологический уклад», по Ю.В. Яковцу [15]). Этот новый технологический уклад «практики», когда наступает «их» время, успешно используют и поднимают экономику «в гору».

Третий крайне важный для понимания истории человечества цикл — это цикл пассионарогенеза Л.Н. Гумилева (период — 353 года), а точнее, цикл Гумилева-Кулинковича (707 лет). Как показал Л.Н. Гумилев [12], география земного шара такова, что четко выделяются две части. Первая область — это полосы, где периодически (по Гумилеву, приблизительно через треть тысячелетия) происходит пассионарогенез, то есть рождение особых биоконституций — пассионариев, для которых борьба за некую идею важнее собственной жизни (что идет в разрез «нормальной» линии самосохранения, как главной доминанты поведения); пассионариям также присуще состояние демографического взрыва. Вся остальная часть суши — это, по Л.Н. Гумилеву, «мертвая зона». Население «мертвой зоны» постепенно становится «реликтовыми» этносами, периодически заменяясь выходцами из очередной «линии пассионарогенеза». Мной было показано [16, 4], что, во-первых, линии пассионарогенеза — это зоны мантийных разломов, где периодически, во время активизации этих разломов меняется биогеохимическая обстановка, и во-вторых, что мантийные разломы («зоны пассионарогенеза» Л.Н. Гумилева) активизируются попеременно (через 353 года): один раз активизируются субмеридианальные, второй раз — субширотные, так что в целом период цикла составляет 707 лет [16]. Активизация субмеридианальных зон пассианарогенеза в XVIII веке привела к тому, что главными фигурантами мировой истории в XX веке стали США, Западная Европа, Россия и Япония. Пик очередного, уже субширотного, взрыва пассионрогенеза должен произойти в первой половине XXII века, но уже сейчас налицо явно видны его проявления: геологически активный (горообразование!) широтный пояс, населенный преимущественно мусульманским миром (Пакистан, Ирак, Иран, Средняя Азия, Кавказ, Турция, Балканы, север Африки) уже сейчас охвачен пассионарными междуусобицами и демографическим взрывом. Беспокойны и широтные островные государства, в первую очередь — Индонезия.

Четвертый историографический цикл, заслуживающий упоминания, — климатологический цикл А.В. Шнитникова [17], чередование влажных и сухих эпох с периодом 1883 года. Во времена «сухих» эпох ранее плодородная, способная прокормить огромное население Великая степь превращается в полупустыню, и начинается «великое переселение народов». Скоро, около 2020 г., начнется постепенное возвращение «засушливой» фазы. При этом, когда разразится «пик засухи» в первой трети XXVI века, это будет (из-за влияния цикла прецессии земной оси) самая страшная засуха за последние 25 тысяч лет.

Далее следует упомянуть «цикл бриллиантовых веков», когда раз в 11311 лет наступает пик появления не просто мудрых, а сверхмудрых людей, когда приходят (благодаря благоприятной ситуации с магнитным полем нашей планеты) времена особо ценных биоконституций — людей с наиболее совершенным дизайном мозга. Это — эпохи культурно-демографически-языкового взрыва [18]. Последняя такая эпоха — Античность. Этот цикл дробит историю человечества на «исторические расы» [19]. Их разделяют эпохи особенно резкой «трагической разгрузки» накопленных человечеством сокровищницы знаний. Каждая новая «историческая раса» начинает заполнять свои сокровищницы знаний как бы заново. Ретардаты-фанатики («люди Веры») ведут крайне агрессивно по отношению к знаниям, накопленным другими (не принадлежащими к метрополиям, где возникают мировые религии) народами. «Рабам незачем знать свою историю! Так утеряна (???) величайшая, имевшая почти двадцатитысячелетнюю историю языческая культура славян и пра-славян. Вот почему не затихает дискуссия о подлинности «Велесовой книги» [20–22].

Говоря о циклах, формирующих историю человечества, нельзя не упомянуть «цикл Генриха Гейне — Велимира Хлебникова», названный также «циклом казненных королей» [23]. Этот цикл — «виновник» падения Российской империи, гибели Николая II и царствующей семьи Романовых. Великий немецкий поэт Генрих Гейне в стихотворении «1649 – 1793 – ????» с неподражаемой иронией описывает казнь британского, а затем французского монархов, без тени сомнения предсказывая, что такая же участь ждет и монарха немецкого. Впрочем, не совсем такая: немецкий король с величайшими государственными почестями, согласно ироническим стихам Гейне, «будет на плаху доставлен // И всепокорнейше обезглавлен» (пер. В. Левика) [24, с. 260]. Когда произошла февральская революция, В. Хлебников скрупулезно подсчитал, что две революции разделяет интервал в 66 лет. «Перевести» мысли Гейне и Хлебникова на язык историографических уравнений оказалось несложно: явно вырисовывался цикл «12 солнечных максимумов», то есть цикл, объединяющий 12 циклов Швабе-Вольфа (132,5 года). Рельефно «нарисовалась» и цепь «хлебниковских ударов»: 1387 г. – 1520 г. – 1652 г. – 1785 г. – 1917 г. – 2050 г. Эти «хлебниковские удары» коррелируются с действительно имевшими место революционными событиями: восстание Уота Тайлера в Англии (1381) — Восстание рыцарей (1519), переросшее в Великую крестьянскую войну в Германии (1524–1926) — Великая буржуазная революция в Англии ( 1648–1649), казнь короля Карла I — Освободительная война колоний в Сев. Америке (1775–1783) и Великая французская революция (1789–1793); казнь короля Людовика XVI — Февральская и Октябрьская революции в России (1917), расстрел императора Николая II и его семьи, а также революция в Германии. История «перевела» на свой язык шутливое выражение Г. Гейне «всепокорнейше обезглавить»: германский кайзер Вильгельм II, сброшенный в 1918 г. революцией с трона, не был казнен, а всего лишь отправлен в изгнание. Неточное совпадение «вычисленных дат» с реальными датами исторических событий связано с тем, что солнечные максимумы проявляются не строго периодически, а с отклонениями на некоторое число лет в ту или другую сторону. В средние века плотность населения еще было не столь велика, и монархам удавалось казнить руководителей восстаний (У. Тайлера, Томаса Мюнцера), но эти времена в XVI веке закончились, и в Новое время на плаху стали вести уже не мятежных вожаков, а коронованных особ. В связи с хлебниковским циклом «казненных монархов» сразу же возникает вопрос: почему активность Солнца оказывает такое влияние на человеческую историю и на жизнь биосферы в целом? Почему справедлив лозунг основоположника гелиобиологии А.Л. Чижевского «дирижирует Солнце!»? (А.Л. Чижевский: «И вновь и вновь взошли на Солнце пятна, // И омрачились светлые умы, // И пал престол, и были неотвратны // Голодный мор и бедствия чумы» [25]).

Ясно, что в организме человека (как и в организме других живых существ) огромную роль играют электромагнитные процессы, а они очень чувствительны к солнечным магнитным бурям, столь частым в периоды солнечной активности. Первый объект для «солнечного удара» — генокод, деление хромосом, — электромагнитный процесс, очень чувствительный к наличию внешних помех. Если уровень таких помех велик, деление хромосом невозможно, что очень чувствительно для размножения микроорганизмов («эффект Чижевского-Вельховера») — отсюда периодичность в эпидемиях, коррелируемая с периодичностью солнечной активности, отсюда «волны жизни» у зайцев, в пищеварении которых огромную роль играют бактерии, а также у трофически связанных с ними хищников — волков, лис и др. Но нас интересует в первую очередь второй объект действия солнечной активности на организм человека — его подкорка. Солнце беспардонно «врывается» в святая святых высшей нервной деятельности человека — в его подкорку. О результатах этого вмешательства можно только догадываться.

Как только мы начинаем касаться законов истории человечества, сразу же начинают выявляться существенные пробелы в наших знаниях о мироздании. Мы (сегодняшнее человечество) еще не нашли ответ на принципиальный вопрос: на каком уровне организации материи кончается живой организм, в частности, организм человека. Из чего состоит человек: из клеток? Из молекул? Из атомов? Из элементарных частиц? Из полевой материи? Некоторые живые организмы (например, водоросль хлорелла) накапливают в своем организме уран. В каком качестве он нужен в данном случае — как химический элемент или как радиоактивное ядро? Если справедливо второе (а это так), то мы спускаемся с уровня атомов на более низкий уровень — на уровень атомных ядер. Сколько шагов «вглубь» человечеству предстоит еще сделать, чтобы понять самого себя? В настоящее время объявляются еретическими взгляды таких ученых как В.И. Казначеев [26], о том, что в функционировании живого организма огромную роль играет уровень полевой материи, что возможно общение людей на этом, плохо изученном нами уровне. Отрицается возможность общения со сверхсветовой скоростью и т.д. Несомненно, однако, что при воздействии солнечных электромагнитных процессов на подкорку, люди становятся более коммуникативны и более подвержены внешнему влиянию, люди легко объединяются в своего рода «квантовые ансамбли». Создается впечатление, что люди начинают общаться на «подкорковом уровне». И такие «квантовые ансамбли» людских масс крайне опасны. Со временем ученым удастся более детально разобраться, что объединяет, сплачивает народные массы в период солнечной активности, но история свидетельствует: такие объединения легко складываются стихийно, и это выливается в революции в тех странах, где имеется социальная напряженность. Очередной «хлебниковский удар», чреватый грандиозными революциями — середина XXI-го века (ок. 2050 г.), в 27-ой, согласно общепринятой нумерации, солнечный максимум [4].

Упомянем, наконец, еще два космогеофизический цикл — «цикл 4 максимума» (44 года), открытый российским астрономом А.Я. Безруковой [27] и «цикл 6 максимумов», который я предложил в [4] назвать «циклом Н.Д. Кондратьева». Оба эти цикла «наследили» в истории: «на совести» первого — польское восстание 1830-го года и «Парижская коммуна», на совести второго — революционные войны в Европе времен «Коммунистического манифеста» [4].


3. Велимир Хлебников и «год планеты Земля» (2007–2009 гг.).
Судьба творческого наследия Велимира Хлебникова.
И я свирел в свою свирель,
И мир хотел в мою хотель.

В. Хлебников.


О значении Хлебниковского «уравнения Рока» для развития современного обществоведения и, в частности, для философии истории, можно говорить очень много, но необходимо подчеркнуть, что свою концепцию «уважения к числу» Велимир Хлебников продвигал не только в обществоведении, но и в естествознании. Ему принадлежит замечательное открытие в области физической географии — «шаг столиц» [1, 28]. Как показал Хлебников, столицы и крупные города в среднем отстоят друг от друга на расстоянии 1000 км, то есть почти точно на расстоянии равном радиусу Земли, деленному на 2π. В данном случае мы имеем дело с философским осмыслением не только темпоральной («временнóй») организации окружающего нас мира, но и с его пространственной организацией. Дальнейшие работы в этом направлении привели к таким замечательным результатам как морфометрический ряд В.В. Пиотровского в геоморфологии и геологии [29] и масштабная гармония Мироздания С.И. Сухоноса [30]. Однако эта тема требует специального разговора.

Как уже говорилось выше, с «рубежа Бонова» (1785 г.) то есть с начала «социологического лета», наступила эпоха «акселератов», породивших промышленную революцию, началась очередная пора «всемирной пандемии мудрости». Но промышленная революция создала не только паровую машину Уатта, но и «Аналитическую машину» Чарльза Бэббиджа, прабабушку современных компьютеров. Современная эпоха стала не просто эпохой всемирной пандемии мудрости, а еще невиданной в истории человечества эпохой мудрых людей, вооруженных сверхмощными компьютерами («эпохой кентавров информатики» [31]). Объем сокровищницы знаний человечества стал стремительно — экспоненциально — расти, что начало вызывать опасения о грозящем человечеству информационном коллапсе. Но человечество создало еще одну стремительно взлетающую экспоненту — экспоненту роста мощи компьютеров. Началась (и продолжается) удивительная «эпоха битвы двух экспонент» [9]. Стремительный рост знаний — это хорошо или плохо для человечества? Конечно же, хорошо, — отвечают «кентавры информатики», мы с нашими компьютерами, мощь которых лавинообразно нарастает, в состоянии переработать и поставить на службу человечеству любые объемы информации. «Битва экспонент» вызывает к жизни захватывающие программы, в частности, развивая — уже на совершенно новой технологической основе — программу Хлебникова об «уравнениях Рока» (теперь они называются «моделями ноогенеза») для политических лидеров всех стран — для хлебниковских «президентов земного шара».

Разработка серьезных моделей ноогенеза (хлебниковских «уравнений рока»), по моему мнению, одна из ведущих тем «международного года планеты Земля».

Одной из важнейших программ «битвы двух экспонент» является программа наведения идеального порядка в корпусе человеческих знаний. Она тесно связана с другой программой, которую можно назвать своеобразной версией программы философа Н.Ф. Федорова «воскрешения отцов» [32, 33] — тщательный анализ результатов, полученных учеными ушедших поколений и развитие этих результатов на основе современного уровня знаний. Жизнь человека коротка (Омар Хайям: «Даже гений — творенья венец и краса // Путь земной совершает за четверть часа» [34]). С кончиной ученого прерывается его личный поток «культурологем» (результатов, являющихся вкладом в человеческую культуру). Современники, даже ученики и последователи далеко не всегда в состоянии успешно продолжить этот оборвавшийся ряд. Проходят века, а то и тысячелетия (как, например, случилось с гелиоцентрической концепцией Аристарха Самосского), прежде чем идею удастся снова «оживить» и включить в научный оборот. В настоящее время корпус человеческих знаний находится в вопиющем беспорядке — он напоминает город «долгостроя», где стройные небоскребы окружены мириадом начатых и недостроенных зданий. Главное — с созданием могучей информационной техники сам характер человеческого мышления коренным образом меняется. «Кентавры информатики» XXI-го века — специалисты, столь хорошо использующие компьютеры, что кажется, что они срослись с компьютерами в единое целое, мыслят совсем по-другому, чем люди века XX-го, да и вообще люди эпохи письменности, чье мышление, во-первых, привязано к плоскости писчего листа, а во-вторых панически боится огромной численности объектов исследования, которых ни на листе бумаги нельзя изобразить, ни удержать в памяти. Следовательно, знания, полученные ранее, требуют переосмысления и творческой переработки. В частности, актуальной становится задача «оживить», «воскресить» Велимира Хлебникова-ученого. Судьба творческого наследия Хлебникова несимметрична. Хлебников-поэт чтим по заслугам, его произведения переиздаются на родине и переводятся на другие языки, являются предметом исследования отечественных [35, 36] и зарубежных [37–39] литературоведов. Хлебников-ученый, Хлебников-мыслитель пока остается в тени Хлебникова-поэта. Я связывался по телефону с известным геоморфологом В.В. Пиотровским: «Владимир Владимирович! Ваш π-ряд тесно связан с «шагом столиц Велимира Хлебникова. Вы опирались на его работу?». Ответ: «Нет, о работе Хлебникова мне ничего не было известно, морфометрический ряд я создал независимо». На русском языке вышел перевод фундаментальной монографии американского географа Д. Харвея «Научное объяснение в географии» [40]. В этой монографии имеется упоминание о «шаге столиц», — но упоминание анонимное, без указания автора этого открытия! Вывести Хлебникова-ученого, Хлебникова-мыслителя из тени забвения или полузабвения (как и многих других мыслителей, находящихся в аналогичном положении), дать его идеям развитие в соответствии с достигнутым сегодня уровнем знаний — вот, как я убежден, одна из конкретных задач в рамках работы «года планеты Земля».

Одна из самых серьезных «хлебниковских» задач, которые предстоит с предельным тщанием рассмотреть в течение «года планеты Земля» — это выяснение того, что же может принести человечеству очередной «хлебниковский удар», удар 27-ого солнечного максимума, — аналога так своевременного предсказанного Хлебниковым, не знавшим астрофизики, «удара 15-го солнечного максимума», приведшего к грандиозным изменениям в Европе, последствиями которых стали приход к власти большевиков в России и фашистов в Германии. Этот грозный «солнечный удар», безусловно, чреват крупными социальными катаклизмами. Почему-то, когда говорят о грядущих социальных потрясениях, на Западе непременно кивают в сторону России [41, 42]. Но именно потому, что все взоры обращены на Россию как страну возможного социального коллапса, она предотвратит его [43]. Россия, при поддержке других государств, сделает все, чтобы земной шар не был бы ввергнут в апокалипсис ядерной войны, чтобы человечеству было обеспечено «стабильное развитие», оптимальный ноогенез. Но проблема 27-го солнечного максимума может быть поставлена и совершенно иначе. «Грозное эхо» солнечных бурь отзывается не только в биосфере и антропосфере, но и в других оболочках земного шара, а это тоже исключительно опасно для человечества. Время от времени на земном шаре происходит то, что геологи называют трансгрессиями, — это так называемые «потопы». На 32-ом геологическом конгрессе работала специальная секция, посвященная исключительно проблемам новой научной дисциплины — «геомифологии». Геомифологи изучают мифы всех народов Земли, в которых сохранились сведения о бывших грандиозных катастрофах в истории нашей планеты, чтобы, в частности, попытаться найти закономерность в наступлении «потопов». Еще во времена архаики древнегреческий поэт и философ Лин из Эвбеи (VIII в. до н.э.), очень образованный для своего времени мыслитель, назвал период «великого года» — 3 сара (10800 лет). Его оценку продолжительности «великого года» повторил великий философ Гераклит [44]. Именно так (ок. 11 тыс. лет) оценивают современные геологи продолжительность трансгессивно-регрессивного цикла [45]. Этот цикл делит историю Земли на две части — трансгрессивную и регрессивную. В регрессивную фазу море отступает, и огромные пространства суши поднимаются со дна мирового океана. Так периодически поднимается из морских пучин Берингия — территория суши, покрытая в настоящее время Беринговым морем. Берингия регулярно поднималась с морского дна, Евразия соединялась с Северной Америкой, и очередная порция мигрантов из Восточной Евразии проникала в Новый Свет. В настоящее время мы переживаем, к счастью, именно такой, бедный на «потопы» геологический период. Берингово море постепенно мелеет, и через тысячу-другую лет Берингия поднимется, и два континента соединятся. Из Москвы в Нью-Йорк можно будет ехать по суше — по железной дороге или на автомобиле. Все это, конечно же, очень хорошо, но… есть маленькое «но»: морские трансгрессии, хоть и редко (приблизительно в три раза реже), но все же наступают и в регрессивную фазу цикла Лина-Гераклита. Последняя, так называемая Птолемеева, трансгрессия имела место в III–II в. до н.э. Долго, очень долго планетарные «потопы» не тревожили человечество, так что люди совершенно забыли про них. А вдруг потревожат? Естественно, крайне важнен вопрос: почему происходят эти страшные для людей трансгрессии? Я предложил свою модель наступления геологических трансгрессий [46, 47], суть которой состоит в следующем. Во времена солнечной активности, как и показали исследования в области космической энергетики [48], через ионосферные токи солнечная энергия закачивается в земное ядро. Железное ядро нашей планеты состоит, как показывают геофизические данные, из твердой и жидкой фаз. Образуемое при этом джоулево тепло переводит часть твердой фазы железного ядра планеты в жидкую, объем планеты постепенно увеличивается, море покидает сушу — наступает регрессия. Поскольку солнечная активность периодична, закачка солнечной энергии время от времени прекращается, и происходит обратный процесс: часть жидкой фазы снова затвердевает, объем Земли уменьшается, океан надвигается на сушу. Это и есть трансгрессия. Но есть одна печальная для людей особенность: если разогрев и расплавление твердой фазы ядра идет медленно, то кристаллизация идет крайне быстро — этим и объясняется тот факт, что трансгрессия носит стремительный характер. При этом следует учитывать, что солнечная активность имеет сложный спектр, и наряду с более длиннопериодными циклами существуют и цикличности с меньшими периодами. Теперь предположим, что мы находимся накануне редкого для, в общем-то, трансгессивной фазы случая, когда под влиянием более короткого (700-летнего) цикла, поступление солнечной энергии в ядро планеты ослабевает, и часть жидкой фазы находится в состоянии «переохлаждения», — то есть накануне кристаллизации. Новая интерпретация «хлебниковского удара 27-ого максимума» заключается в следующем: а не вызовет ли этот «солнечный удар» по нашей планете «трагическую кристаллизацию» в жидкой фазе ее ядра, кристаллизацию, которая породит очередной «потоп»? Картину этого страшного бедствия можно представить легко. Огромная 50–100-метровая волна обрушивается на побережье всех континентов. Практически мгновенно под толщей воды оказываются Лондон и Нью-Йорк, Петербург и Одесса, Гамбург и Венеция и тысячи других приморских городов, Под толщей воды оказываются целые государства, расположенные в приморской низменности, такие как Нидерланды. Море очень быстро покрывает Западно-Сибирскую низменность, чтобы остаться там на века… Дать 100% гарантию того, что такого бедствия не наступит, не может никто. И раз есть — пусть очень малая — вероятность катастрофы, ученые не могут оставаться спокойными, нужно действовать! Я выступаю и с докладами, и с научными публикациями [46, 47], и в широкой печати [49] с призывом к действиям, но пока нет никакого отклика. Может быть, в год Планеты Земля меня кто-нибудь услышит! Мое беспокойство вызвано тем, что 27-ой солнечный максимум — это не простой, лишь «хлебниковский» удар (удар «цикла казненных королей», а удар двойной, когда к «хлебниковскому удару» добавляется еще удар «цикла девятого вала», цикла «48 солнечных максимумов» и 9 «циклов поколений». Этот цикл («цикл девятого вала») я предлагаю назвать «чмыховским», по имени известного украинского археолога доктора исторических наук Н.А. Чмыхова, к сожалению, очень рано ушедшего из жизни. В своем учебнике [50] Н.А. Чмыхов проводит расчленение голоцена (интервала геологической истории, охватывающего последние 10 тысяч лет) на интервалы по 532 года, что как раз соответствует «циклу 48 максимумов», если за продолжительность солнечного цикла Швабе-Вольфа принять 11,08 лет. Членение голоцена Н.А. Чмыхов, прямо скажем, проводит крайне формально, по формуле:


2015 г. − 532·і, где і = 0, 1, 2... (1)

В (1) взято в качестве базы «священный год» 2015 по календарю майя (см. книгу Х. Аргуэльеса «Фактор майя» [51]). Но самый большой недостаток в проведенном Н.А. Чмыховым членении голоцена, совершенно непростительный, по моему мнению, для историка, — отсутствие всякой попытки исторической «настройки» предлагаемого им ряда рубежей. Так или иначе, но впервые в литературе «цикл 48 максимумов» (он же цикл «девятого вала») применил именно Н.А. Чмыхов, поэтому я и предлагаю назвать его «чмыховским» циклом, а момент максимального воздействия этого цикла — «чмыховским ударом». Период этого цикла, если уточнить продолжительность исходного цикла — цикла Швабе-Вольфа как 11,0459 лет, равен 530,2 лет. «настройка» рубежей этого цикла по историческим катаклизмам очень легка: Восстание Спартака в Риме (73 г. до н.э.) — 458 г., когда, по одной из исторических версий, на которой мы останавливаться не будем, падение Римской империи было предрешено, и была назначена дата этого падения (476 г.) — 988 г., Крещение Киевской Руси — 1519 г., восстание рыцарей в Германии, переросшее в Великую крестьянскую войну, — 2049 г., тот самый 27-ой солнечный максимум, о котором идет речь. В этой связи, коль скоро мы затронули такое событие как Крещение Руси, целесообразно вернуться к «циклу поколений» или к «циклу судьбы», поскольку, как заметили люди еще в глубокой древности, он связан с обращением планеты Сатурн, олицетворявшей судьбу. В языческие времена цикл 59 лет очень почитался нашими предками. Почиталась также и «жреческая тысяча» лет: 59·17 = 1003 года. Наши предки разработали прием «хронологических уравнений» для запоминания исторических дат: попарно связывались даты знаменательных событий, которые отделяются друг от друга «круглым» числом лет. Таких «жреческих уравнений» очень много в древнем дохристианском памятнике «Велесова книга». В путанице «хронологических уравнений» ее разобрался П.И. Комнацкий [52]. Оказывается, к «круглым» числам лет жрецы относили также и «жреческую тысячу» лет, прогностическая сила которой продемонстрировала себя даже в наше время. Прервусь, и остановлюсь на этом, чрезвычайно любопытном моменте. Шел хорошо нам памятный по «Повести временных лет» 988-ой год, год Крещения Руси. Киевлян загнали в Днепр и крестили, а статую главного языческого бога Перуна, привязав к конскому хвосту, с позором тащили по Боричевскому спуску. Согласно легенде [53], горько плакали жрецы, наблюдая это святотатство. А потом собрались в Голосеевском лесу и прокляли Киев самым страшным тысячелетним проклятьем: потеряет город главенство и независимость, пришлые люди будут жечь и губить его! Но пройдет жреческая тысяча лет, и все изменится: Киев снова станет столицей независимого государства! И проносились века… Киев жгли татарские орды, топтали фашистские полчища, им владела Литва, затем Польша, затем Московия. Но вот прошла «жреческая тысяча» лет со времени великого проклятья, наступил, предсказанный тогда — в 988 году! — год 1991-ой, и собрались в Беловежской пуще три «болярина»… И стал Киев столицей самостоятельного государства! И само собой выстроилось «хронологическое уравнение»: «От Владимира Святого до Леонида Кравчука 1003 года». Эта «жреческая тысяча делится на две части: первая часть — «девятый вал» (59·9) разразившийся в Германии крестьянской волной, и вторая часть — «восьмой вал» (59·8), разваливший Советский Союз. Вопрос: если «восьмой вал» оказался столь исторически рельефным, то что же ожидать от, возможно, более мощного «девятого вала», который обрушится на планету в 27-ой солнечный максимум? Итак, 27-ой максимум — это двойной «солнечный удар», средоточие двух ударов — «хлебниковского» и «чмыховского»; и мы возвращаемся снова к вопросу, не вызовет этот двойной удар тот страшный «всемирный потоп», которого с ужасом ждет человечество?

Характер прогноза определяется ценами ошибок первого и второго рода. Ошибка первого рода — «пропуск цели»; это случай, когда беду не прогнозировали, а она наступила, принеся огромные убытки. Вот эти-то убытки и есть цена ошибки первого рода. Ошибка второго рода — «ложная тревога». Предсказали беду, люди пошли на огромные траты, чтобы уменьшить потери, а эти затраты оказались напрасными, потому что в действительности предсказанная беда не наступила. Эти лишние траты и есть цена ошибки второго рода. Как правило, цена ошибок первого рода во много раз больше цены ошибки второго рода. Обычно люди стараются уклониться от прогнозов, связанных с большими ценами ошибок, не желая нарваться на неприятности, если прогноз окажется неверным. А если страшная беда вдруг наступила, когда ее совсем не ждали? Кому предъявлять претензии? Как свидетельствуют записи старейшего на планете святилища «Шу нун» («Рука владычицы») — археологический памятник «Каменная могила», именно такая ситуация уже случалась на территории Украины, правда, очень давно. Записи «Каменной могилы» на протошумерском языке рашифровал московский шумеролог А.Г. Кифишин [54, 55], и узнали мы про страшный случай гнева богов, когда бог Солнца, верховный бог Уту «землю богини хлеборобства Ашнан» (Азовщину) «судом воды судил». Раз нагрянула неожиданно великая беда — наводнение, нужно было найти и наказать виновника людских несчастий… Виновником признали верховного жреца Абукуна, которого тут же предали смерти за «плохое» (в наше время сформулировали бы несколько иначе: за преступно халатное) общение с богами. А после этого правитель Акилим повел уцелевших людей на новые места, в болотистые и еще необжитые места Двуречья, где и были основаны новые города — Ур и Урук [54; 52, с. 241]. Обращаясь к мировой общественности по поводу возможной опасности, связанной с «хлебниковским ударом» 27-ого солнечного максимума, я прошу очень немного, поскольку у нас еще в запасе, возможно, несколько десятилетий. Моя программа очень проста: 1) признать, что возможность наводнения, связанного с «хлебниковским ударом», не исключена; поэтому вероятную опасность следует спокойно обсудить во время «ООН-овского года планеты Земля»; 2) в качестве меры предосторожности следует создать международную службу мониторига земного ядра, мантии и тектоносферы [46]. Но, как говорится, «пока гром не грянет, мужик не перекрестится». Я написал относительно возможного наводнения для «широкого сведения» в одну из Киевских газет, не очень надеясь на ее публикацию… Вдруг звонок из редакции: «Срочно готовим Вашу статью в печать!»… Действительно, на «островной дуге» (геологический термин) вдоль южной оконечности Евразии произошло огромное бедствие: страшное цунами обрушило океанические воды на берега, унося десятки тысяч жизней. Так что это не абстрактный спор. Земное ядро живет своей жизнью, подавая о себе страшные сигналы. Если по мере приближения к роковой прогнозной дате частота цунами, тайфунов и прочих катастрофических явлений будет неуклонно увеличиваться, то вероятность Большой беды будет возрастать. Таким образом, совершенно ясно, что планетарную службу прогнозирования серьезных наводнений, хотим ли мы того или нет, а создавать придется!

В подтверждение этой мысли я хочу поделиться «муками совести», которые беспокоят меня с того момента, как мне позвонили из редакции газеты и сообщили, что срочно готовят к печати мою статью по наводнениям. Сразу же, как молния, мысль: «Пропустил!». Жизнь каждого человека бесценна, а если ты мог предотвратить гибель десятков тысяч людей, но не сделал этого, — тяжкий груз моральный ответственности неизбежно взваливается тебе на плечи. Поясню, что я имею в виду. Разрабатывая на основе «уравнений Рока» прогноз истории человечества на третье тысячелетие, я выписал [4] всю череду спрогнозированных «времирей» — солнечно-космических «ударов» — на тысячу лет вперед. Вот начало списка этих будущих «ударов» Солнца по оболочкам нашей планеты, включая, естественно, и ноосферу, и ядро Земли:


23 — 27 — 31 — 33 — 35 — 39 — … (2)

В списке (2) перечислены номера солнечных максимумов. Жирным шрифтом указаны номера максимумов, с которыми связаны «хлебниковские» удары (27, 39), жирным курсивом — «кондратьевский» удар (33), остальные — «безруковские» удары (23, 31, 35). Солнечные максимумы списка (2) соответствуют, приблизительно, следующим годам:


2005 г. — 2049 г. — 2071 г. — 2093 г. — 2138 г. — 2182 г.— … (3)

Прогноз составлялся в 1998 г., когда политическая обстановка в Росси и в Украине, да и в Соединенных Штатах была совершенно иной, и отнюдь не просто было предугадать, какой она станет через пять–шесть лет. Вопроса “Who is Putin?” еще никто не задавал — Владимир Владимирович тогда не был известен широкой публике. Историческим аналогом 23-го максимума является 11-й (1870 г.) — время «железного канцлера» Бисмарка, фрако-прусской войны и Парижской коммуны. И хотя французская пословица говорит «сравнение — не доказательство», можно было предположить, что эпоха 23-го максимума — время социальных выступлений, «железных» государственников с их «жесткими» решениями. В России — это Путин, чеченская война; в США — это самолетная атака на знаменитые небоскребы, война в Ираке; на Украине — «оранжевая» революция. Все как будто сходилось с моим прогнозом. На рубеже 2004-го и 2005-го годов «солнечные бури» снова дали знать о себе, и когда я увидел на киевском «Майдане» бушующие толпы, я сказал себе: «вот как выглядит «человеческий квантовый ансамбль!». Но не это — главное, о чем нужно говорить. «Удар» 23-го максимума — это удар и по земному ядру, которое выплеснет по трансмантийным разломам потоки магмы, и эта магма, прорываясь в литосферу, начнет ломать литосферные «верхи», что и явится источником землетрясений и моретрясений. И «область бедствия» — это активизирующиеся широтные мантийные разломы, проходящие вблизи Индонезии («цикл Гумилева-Кулинковича, 64 максимума»)! Спрогнозировал, увидел возможную беду, — действуй, поднимай на ноги ООН, кричи на всю планету: «Идет беда! Спасайте людей!». Не крикнул, а жалко пискнул. И вот результат: гибель десятков тысяч людей… Но в то же время какой-то внутренний противный голос внушает: «Расслабься! Совпадение прогноза и беды — еще не доказательство. Может быть, это случайное совпадение! «И нарисованные часы два раза в день показывают правильное время». Чтобы точно что-либо утверждать, нужны статистические данные. Вот ты расписал «удары уравнения рока» на все тысячелетие, через триста-пятьсот лет можно будет подводить итоги надежности твоих прогнозов. Но так или иначе, но проблема «хлебниковского удара 27-ого максимума» должна стать предметом серьезного обсуждения в «год планеты Земля 2008»!

4. «Председатель Земного шара» —
«русский дервиш» Велимир Хлебников.
В. Хлебников и Н. Федоров.
Глубоководский сердится:
– Брось дурака ломать, отдавай кольцо!
Есенин надрывается от смеха.
У Хлебникова белеют губы:
– Это…это…Шар… Символ земного шара…
А я — вот… меня Есенин с Мариенгофом в Председатели…
Глубоководский, теряя терпение,
грубо стаскивает кольцо с пальца.
Председатель Земного шара,
уткнувшись в пыльную театральную кулису,
плачет светлыми и большими, как у лошади, слезами.

А. Б. Мариенгоф. Роман без вранья [56, с 63].

И плавает Земля пять тысяч лет в крови!

Саша Черный.

У Господа есть свой ад — это его любовь к людям.

Ф. Ницше.


В заключение коснемся проблемы, может быть наиболее важной при рассмотрении судьбы творческого наследия Велимира Хлебникова. На гробе Хлебникова П.В. Митурич, на руках которого скончался поэт, написал: «Председатель Земного шара». Этим он хотел подчеркнуть важное значение, которое «председательство» имело для Виктора Владимировича. Известно, что Сергей Есенин, Анатолий Мариенгоф и Борис Глубоководский, организовавшие в Харькове «церемониал» посвящения Хлебникова в «Председатели Земного шара», рассматривали сие действо как откровенное шутовство. Но вот проблема: был ли Велимир Хлебников на деле «Председателем Земного шара», и если был, то в чем смысл «председательства»? Во главе социального организма, будь то государство, цивилизация или все человечество в целом, стоит некая «руководящая элита», которая распадается на три части, в соответствие с тремя главными понятиями — Ум, Честь и Совесть. «Ум» — это правители-церебротоники, «Честь» — это армия, силовики-мусколотоники, «Совесть» — это «бессеребренники», носители моральных устоев. У них, говоря словами А.С. Пушкина, «правдив и свободен их вещий язык // И с волей небесною дружен». Нижегородский философ В. Трынкин рассматривает [57] государство как диалектическое единство двух компонент — «государства-во-благо» и «государства-во-зло». «Ум» и «Честь», обладая властью, тяготеют к тому, чтобы воплотиться в «государство-во-зло», «умники» могут превратиться в стяжателей, забывающих свои обязанности перед народом, а «силовиков», как только те почувствуют волю, заносит в диктаторы. И те, и другие при негативном повороте событий превращаются, если использовать термин В. Трынкина, в «кратоманов» (кратомания — это стремление к власти ради власти). Единственная сила, которая может препятствовать развитию государства-во-зло и способствовать становлению государства-во-благо — это «совесть нации», «бессеребренники», блюстители моральных устоев общества. Они не обладают ни властью силы, ни властью денег, но «Совесть» главнее и «Ума», и «Чести», потому что только если в почете носители моральных устоев — общество имеет оптимальное управление, имеет «государство-во-благо». В. Хлебников демонстративно отстранялся от клана правителей: «Мне гораздо приятнее // Смотреть на звезды, // Чем подписывать // Смертный приговор…// Вот почему я никогда, // Нет, никогда не буду правителем!» («Отказ», [1, с. 172–173]). В. Хлебников имел свою, тщательно лелеемую им, программу развития человечества, программу, исторически верную. Два противоположных мнения было высказано о человечестве двумя философами-современниками в начале XX-го века — О. Шпенглером («Человечество — пустой звук» [58]) и В. Хлебниковым (человечество — «надгосударство звезды», которое строится «председателями земного шара» «по законам лучей, при помощи уравнения рока» [1, с. 611]. В данном вопросе мы подходим к явно «не-Гегелевой» философской проблеме: «человечество — это субъект истории или же всего лишь объект, которого внешняя сила («Природа», «Пантокреатор» — по А.И. Субетто; «Господин Земной шар» — по В. Хлебникову) «ведет за ручку»? В. Хлебников: «Прилично ли Господину Земному шару // (Да творится воля его!) // Поощрять соборное людоедство // В пределах себя?». Природа явно применяет страшно жестокий алгоритм «поумнения» человечества (ради его же блага!): чтобы человечество неуклонно умнело, ему нужен смертельный враг, такой же умный и так же стремящийся умнеть. Таким врагом человека может быть только сам человек. Вот почему человечество разбито на народы, государства, цивилизации, ведущие между собой войну не на жизнь, а на смерть. И эта эпоха «соборного людоедства» (В. Хлебников) или «ада Господня» (Ф. Ницше»), когда, как сказал поэт Саша Черный, «плавает Земля пять тысяч лет в крови», должна кончиться. Приближать ее должны «люди морали», та часть «председателей земного шара», которые проповедуют и несут в жизнь идеалы превращения человечества в единый хорошо управляемый суперэтнос, а именно таким «председателем» и был Велимир Хлебников. Исполнение программы Велимира Хлебникова по превращению человечества в «надгосударства звезды», а человечество, будем надеяться идет к этому, будет означать, что люди, наконец-то добились права называться субъектом истории [57, 58].

Укажем еще один аспект темы «Почему философская позиция В. Хлебникова не может быть «гегелевской». Хлебников — «бессеребренник». Он носитель моральных ценностей, отстраненный от людей власти, типичный не-чиновник. В этом он близок другому российскому философу — Николаю Федоровичу Федорову. Едкий на язык Н.Ф. Федоров называл Гегеля «философ-чиновник» [61]. Особенно возмутило Н. Федорова, что Гегель назвал Немецкое государство Богом.

«…Назвать конституционное государство Богом мог только тот, кто был чиновником с утробы матери» [32, с. 108]. «Гегель, можно сказать, родился в мундире; его предки были чиновники в мундирах, чиновники в рясах, чиновники без мундира (учителя)» [32, с. 109]. Типичный не-чиновник, бессеребренник, которого, когда он был в Персии, называли «русский дервиш», философ, проповедующий светлые идеалы, конечно же, был частью интеллектуальной, моральной элиты планеты, в этом смысле был Председателем Земного шара.






     Литература

1. Хлебников Велимир. Творения. Вст. ст. М.Я. Полякова. Сост., подг. текста и комм. В.П. Григорьева и А.Е. Парниса. М.: Сов. художник, 1986. 736 с.
2. United Nations’ International Year of Planet Earth 2008. In: The nordic countries invite you to the 33rd international geological congress: Oslo, 2008, august 5 — 14. First circular. Oslo, 2006, p. 13.
3. Субетто А.И., Кулинкович А.Е. и др. Вернадскианская революция в системе научного мировоззрения — поиск ноосферной модели будущего человечества в XXI веке (коллективная монография). СПб: Астерион, 2003. 592 с.
4. Кулинкович А.Е. Прогноз истории человечества в третьем тысячелетии н.э.: Доклад лауреата медали Н.Д. Кондратьева. В кн.: Тенденции и перспективы социокультурной динамики. М., 1999, с. 41–77.
5. Тейяр де Шарден П. Феномен человека. 2-е изд-е. М.: Наука, 1987. 240 с.
6. Тюрин В. Научное наследие Зубра (беседа ученых за круглым столом в редакции журнала «Наука и жизнь»). В кн.: Д. Гранин. Зубр. М.: Книжная палата, 1988, с. 261–272.
7. Ясперс К. Смысл и назначение истории. М.: Изд-во полит. лит-ры, 1991. 527 с. (Мыслители XX в.).
8. Стеклов В.А. Математика и ее значение для человечества. Берлин — Пг. — М., 1923.
9. Штайнер Р. Очерк тайноведения. Ереван: Ной, 1992. 318 с.
10. Кулинкович А.Е. Биоконституционная социология познания. Современная борьба двух экспонент роста: компьютерной мощи и знаний человечества (публикуется; готовится к экспонированию на сайте «Хлебникова поле»).
11. Кулинкович А.Е. “Длинные волны гелиотараксии” — главные историографические циклы. В кн.: Циклы природы и общества. Материалы VI Международной конференции “Циклы природы и общества” (г. Ставрополь, 13–18 октября 1998 г.). Часть первая. Ставрополь, 1998, с. 11–15.
12. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. Гидрометеоиздат, 1990. 528 с.
13. Кондратьев Н.Д. Основные проблемы экономической статистики и динамики. М.: Наука, 1991. 567 с. (Социологическое наследие).
14. Меньшиков С.М., Клименко Л.А. Длинные волны экономики. Когда общество меняет кожу. М.: Междунар. отношения, 1989. 270 с.
15. Кулинкович А.Е. Опыт реконструкции древнеславянского «пра-Кондратьевского» прогностического календаря и текущего среднесрочного прогноза на его основе: особая значимость для стран СНГ создания технологии «шестого уклада» (по Ю.В. Яковцу). В кн.: «Научное наследие Н.Д. Кондратьева в контексте развития российской и мировой социально-зкономической мысли». М.: МФК, 2002, с. 337–346.
16. Кулинкович А.Е. Цикличность этногенеза и природа “фактора икс” Гумилева. В кн. «Математические методы анализа цикличностей в геологии», вып. 6 . М.: РАЕН, 1994, с. 178–183.
17. Шнитников А.В. Изменчивость общей увлажненности материков северного полушария. М.-Л., Изд-во АН СССР. 1957.
18. Кулинкович А.Е. Крупномасштабная протосоциокультурная и социокультурная динамика в истории рода Homo за последние 100 тысяч лет (новая концепция эволюции сознания). В кн.: «Научное наследие Н.Д. Кондратьева в контексте развития российской и мировой социально-зкономической мысли». М.: МФК, 2002, с. 118–125.
19. Кулинкович А.Е., Якимчук Н.А. Геоинформатика и история геологических знаний. // Теоретичні та прикладні аспекти геоінформатики. Том 1. Київ, 2004, с. 4–12.
20. Велесова книга (пер. А.И. Асова). М., 1994.
21. Велесова книга. Легенди, міти, думи. Скрижалі буття українського народу. К.: Индоєвропа, 7503 (1995). 316 с.
22. Кулинкович А.Є. До питання про оригінальність пам’ятника «Велесова книга». В кн..: “Велесова книга” — памятка української культури. Матеріали всеукраїнської наукової конференції “Велесова книга” — пам’ятка української культури”, Київ, 4 лютого 2005 г. Київ: КиМУ, 2005, с. 79–86.
23. Кулинкович А.Е. “Цикл казненных королей” и его возможные причины. “Леонардо да Винчи XX-го века”. К столетию А.Л. Чижевского. Тезисы Юбилейной сессии РАЕН. М.: РАЕН, 1997, с. 140–141.
24. Гейне Г. Стихотворения. М.: Художественная литература, 1985. 319 с.
25. Чижевский А.Л. Стихотворения. М.: Современник, 1987. 240 с.
26. Казначеев В.П. Проблемы человековедения. М.: Исслед. центр проблем качества подготовки специалистов, 1997, 350 с.
27. Безрукова А.Я. Асимметрия полушарий Солнца. Бюллетень Комиссии по исследованию Солнца, № 4 (21), 1951, с. 8–14.
28. Кудрявцев О. Географическое открытие поэта Велимира Хлебникова. Знание — сила, 1987, № 12, с. 14.
29. Пиотровский В.В. Использование морфометрии для изучения рельефа и строения Земли. В кн. «Земля во Вселенной». М.: Мысль, 1964, с. 278–297.
30. Сухонос С.И. Масштабная гармония Вселенной. М.: «София», 2000. 311 с.
31. Кулинкович А.Е., Якимчук Н.А. Проблемы геоинформатики. Киев: ЦММ НАНУ, 2002; Ч. 1.? 78 с.; 2003. Ч. 2. ? 134 с.; 2004. Ч. 3 ? 90 с.; 2005. Ч. 4. ? 122 с.; 2006 Ч. 5. — 180 с.
32. Федоров Н.Ф. Собрание сочинений в 4 томах. Т. I, II, М., 1995; т. III, М., 1997; т. IV, М., 1999; «Дополнения и комментарий к т. IV, М., 2000.
33. Кожевников В.А. Опыт изложения учения Н.Ф. Федорова по изданным и неизданным произведениям, переписке и личным беседам. М.: «Мысль», 2004. 576 с.
34. Омар Хайям. Чаша мудрости. Симферополь, 1998. 368 с.
35. Степанов Н. Велимир Хлебников. Жизнь и творчество. М., 1975.
36. Григорьев В.П. Грамматика идеостиля: Велимир Хлебников. М., 1983.
37. Vroon Ronald. Velimir Xlebnikov’s shorter poems: A Key to the Coinages. Ann Arbor, 1983. 251 p. (Michigan Slave Materials No 22.).
38. Glodt Rainer. Sprache und Mythos bei V. Chlebnikov. Mainz. Liber Verlag. 1985 (Meinzer Slavische Veroffentlichungen. Slavica Moguntiaca).
39. Cooke Raymond. Velimir Khlebnikov: A critical study. Cambridge University Press. Cambridge, 1987.
40. Харвей Д. Научное объяснение в географии. М. : Прогресс, 1974.
41. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций и что оно может означать для России. // Общественные науки и современность. 1995, № 3.
42. Кьязе Дж. Прощай, Россия. М. ТОО «Гея», 1997.
43. Панарин А.С. Реванш истории: российская стратегическая инициатива в XXI веке, М,: Логос, 1998. 392 с.
44. Фрагменты ранних греческих философов, Т. I (подг. А.В. Лебедев). М.: Наука, 1989. 576 с.
45. Кулинкович А.Е., Якимчук Н.А. Одиннадцатитысячелетний гелиогеологический цикл и «Великий год» Лина-Гераклита. // Теоретичні та прикладні аспекти геоінформатики. Київ, 2005, с. 410–418.
46. Кулинкович А.Е. Циклистика “великих потопов” (типа Ноева) и проблема ретроспективного и перспективного прогноза их наступления. Материалы первой международной конференции “Циклы” (г. Ставрополь, 25–30 октября 1999 г.).
47. Кулинкович А.Е. Проблема тотального геофизического мониторинга в связи с необходимостью прогноза наступления крупных наводнений. Сборник научных трудов НГАУ, № 13, том 4,. Днепропетровск, 2002. с. 75–78.
48. Полетавкин И.Г. Космическая энергетика. М.: Наука, 1981. 151 с.
49. Кулинкович Арнольд. Трагічний кристал. Демократична Україна, 28. 12. 2004, № 176 (23068), с. 6.
50. Чмихов М.О. Давня культура. К.: «Либідь», 1994. 288 с.
51. Аргуэльес Х. Фактор майя. Киев: София, 1996. 272 с.
52. Комнацький Петро. Влес-книга. Київ, 2002. 198 с.
53. Шилов Ю.О. Святині. Київ, 2001. 324 с.
54. Кифишин А.Г. Древнейшее святилище «Каменная могила». Опыт дешифровки протошумерского архива XII–III тысячелетий до н.э. Киев: Аратта, 2001. 872 с.
55. Кифишин А.Г. «Страшный гнев» богов и «исход народа». В кн.: «Жертвоприношение» М.: Языки русской культуры, 2000.
56. Мариенгоф А. Роман без вранья. Циники. Л.: Худож. лит-ра, 1988. 480 с.
57. Трынкин В. Архитектоника власти. Н. Новгород: “Творец”, 1993.
58. Шпенглер О. Закат Европы. Очерки морфологии мировой истории. М.: Мысль, 1993.
59. Кулинкович А.Е. Новая глобальная социологическая парадигма. В кн.: “Социокультурная динамика в период становления постиндустриального общества: закономерности, противоречия, приоритеты”. М.: 1998, с.136–140.
60. Кулинкович А.Е. “Новая социология” как теоретическая основа гармонии и сотрудничества локальных цивилизаций в третьем тысячелетии. В кн.: “Локальные цивилизации в XXI веке: столкновение или партнерство?” М., 1998, с. 102–107
61. Федоров Н.Ф. Философ-чиновник. В [32], т. II, с. 108–109.


Воспроизведено по авторской электронной версии

     персональная страница содержание раздела на Главную