Системогенетика и фундаментальная революция
в философии


Кулинкович А.Е.



Трудясь в отдельных областях знания,
мы не имели ни случая, ни необходимости
задуматься над ним, как целым. Не мы
устанавливали вопросы, на которые отвечали
приобретаемые нами знания, и не мы находили им место
среди других, ранее установленных знаний. В построении
великого здания человеческой мысли
мы были делателями, но мы не были зодчими.

В.В.Розанов [1, с. 5]



Вернадскианская революция включает в себя системогенетический переворот в системе современного мировоззрения.



Становление системогенетики как интеграционной дисциплины.
«Ноологистическая революции» в теории познания.


Свобода приходит нагая,
Бросая на сердце цветы.
И мы, с нею в ногу шагая,
Беседуем с небом на ты.

Велемир Хлебников

Системогенетика возникла на пересечении двух великих потоков мировой философской мысли ХХ-го века – концепции всеоживленности Мироздания
(В. И. Вернадский, Н.А.Бердяев, Альберт Швейцер, В.П.Казначеев, А.И.Субетто и др.) и концепции сложных систем (Людвиг фон Берталанфи, Э. Ласло, П. Макферсон, В.Н.Садовский, А.И.Уемов и др.). Идея веоживленности была высказана Н.А. Бердяевым в следующей форме: «В то время как в официальной философии с Декарта торжествовало механическое понимание природы, и не могли философы, за редкими исключениями, победить призрак мертвого механизма природы, для мистической философии природа оставалась живой, живым организмом. Живой природа была для Парацельса, для Я. Беме и для натурфилософов Возрождения. Наука послушно приспособляется к механизму природы, но философия должна прозреть за ним организм» ([2], цитируется по [3, с. 171], выделение наше. — А.К.). Главная направленность системной философии Л. Фон Берталанфи — стремление начинать исследование окружающего нас мира не с элементов, а с систем, точнее, со сложных систем, которые эти системы образуют. Разрабатывая свою общую теорию систем (Allgemeine Systemtheorie, General System Theory), Л. фон Берталанфи мечтал о создании на ее основе некоей универсальной науки (Mathesis universalis) [4, S. 185, 5, S.12], то есть научной парадигмы, которая бы коренным образом отличалась бы от «аналитической, линейно-причинной парадигмы классической науки» [6, с. 33, выделение мое. — А.К.]. Таким образом, и «виталист» Н.А. Бердяев и «системщик» Л. фон Берталанфи сходятся в одном: чисто механический метод познания природы принципиально ущербен, так что для адекватного понимания окружающего нас мира в повестку дня должен быть поставлен вопрос о создании некоей иной, «немеханистической» теории познания. Особый, можно сказать, повсеместный интерес к системному видению мира возник в связи с успехами генетики, в первую очередь, в связи с триумфальным результатом, полученным
Дж. Уотсоном и Ф. Криком — с расшифровкой генетического кода ДНК [7 — 9]. «Генетическая революция» в биологии, подготовленная работами Грегора Менделя, Шарля Нодена, Огюстена Сажрэ, Томаса Моргана, Августа Вейсмана, Н.К. Кольцова и др., оказала колоссальное влияние на научный мир и, в частности, сделала необходимым создание системогенетики. Впервые этот термин был употреблен в одной из работ
Ю.Д. Амирова [10], однако детальная проработка номологической основы и понятийно-терминологической базы системогенетики была выполнена в монографиях
А.И. Субетто [11, 12]. Системогенетика быстро завоевала положение одной из важнейших интегративных дисциплин современной науки и техники, аккумулируя проблематику как естествознания, так и обществоведения и, таким образом, реализуя на практике мечту молодого Карла Маркса о том времени, когда «естествознание, включит в себя науку о человеке в такой же мере, в какой наука о человеке включит в себя естествознание» [13, с. 596]. Системогенетика, по А.И.Субетто [11], включает в себя такие дисциплины, как:
1) биогенетика , 2) геогенетика , 3) социогенетика , 4) техногенетика.
В настоящее время становится актуальным пополнение указанного перечня еще некоторыми дисциплинами, в частности, космогенетикой, а также в связи с развитием мегакосмологии (науки о Мега-Вселенной, то есть о том субстрате, в котором рождаются и, пройдя жизненный цикл, гибнут бесчисленные вселенные) и мегакосмогенетики.

Возникновение системогенетики совпало с целым пакетом кризисных явлений,
с которыми столкнулось человечество на рубеже второго и третьего тысячелетий. Главный из этих кризисов — кризис философии, кризис миропонимания. Фундаментальная задача философии — создать подлинную картину Мироздания, раскрыв единство четырех великих феноменов бытия — Космос, Земля, Жизнь, Человек, и на этой основе ответственно нарисовать точные ориентиры, как и куда нам, людям, идти дальше. Пока философия с этой задачей не справилась. И как результат этого — «метафизический бунт» (термин французского философа и писателя А.Камю [14]) — бессильная ярость человека, который не может понять, что же творится вокруг, а потому и не может решить для себя главную задачу — «зачем жить?» (Ф. Достоевский).

Прямая обязанность философии — построение адекватной Картины Мира во всей ее сложности и со всеми ее трудностями. Эта картина должна быть объективной, а не субъективно приукрашенной, она должна отражать действительность такой, какая она есть на самом деле, а не такою, какою ее нам хотелось бы видеть. На основе построения Картины Мира философия разрабатывает проекты решения жизненно важных проблем, жизненно важных, как для человека, так и для всего, за что он принял на себя ответственность (в первую очередь — за биосферу). Образно говоря, философия строит карту бурного океана исторического времени и составляет лоцию, показывающую, как и куда плыть, чтобы наш корабль с его командой и пассажирами не погубить и благополучно доплыть до намеченной цели. Если карта времени не точна, полна ошибок, то и ответы на вопрос: «Что делать?» будут ущербны, лоция — дефектной, так что корабль рано или поздно врежется в скалы или сядет на мель. «Великодушные» идеи, оторванные от реальной действительности, не проходят проверку временем, заводят в тупик. Отсюда и «закон искажения великодушных идей», найденный А.И.Субетто у Федора Достоевского [12]. Как говорят, благими намерениями дорога в ад вымощена. Ставшая сакраментальной фраза известного политического деятеля: «Хотели, как лучше, а получилось, как всегда!».

Итак, кризис философии — в неумении построения простой и понятной, а потому и общепринятой Картины Мира. Но это только одна сторона проблемы. Другая сторона состоит в том, что «классическая философия» была изначально ущербной, потому что всегда оставалась философией вербальной, философией качественной. «Качественная» лоция говорит: «В бурном океане времени есть скалы, есть мели» — и только! Но этого совершенно недостаточно! Нужны точные количественные данные — на какой широте и какой долготе (не слова, а числа !) эти самые мели или скалы! Нужна качественно иная, неклассическая философия, философия количественная, о которой мечтал великий русский мыслитель и поэт Велимир Хлебников, пророчески сказавший с точностью до года еще до первой мировой войны: «В 1917 году погибнет Российская империя!». Итак, главное направление революции в философии: от философии вербальной, описательной, качественной, квалитативной, к философии количественной, квантитативной, к философии дедуктивной.

Магистральная линия революционного процесса превращения наук описательных в науки количественные, в науки дедуктивные шла в следующей последовательности: математика (Эвклид) — физика (И.Ньютон) — химия (Д.И.Менделеев ) — биология
(Фр. Крик, Дж. Уотсон) — социология геология философия. Последние три революции связаны со становлением и квантификацией социогенетики (социология), геогенетики (геология) и системогенетики (философия). Процессы квантификации социологии рассмотрены в работах автора, посвященных «новой социологической парадигме» [15 — 26], процессы квантификации геологии — в работах автора, посвященных фундаментальному закону исторической геологии и взаимосвязи информационных процессов Космоса, Земли и человеческого общества [27 — 34]. Квантификации философии также посвящен ряд работ, в первую очередь работа «Закон мировой гармонии» [35, 36].

Неадекватность нашей Картины Мира обусловлена дефектностью нашей методологии познания. «Философский бунт», поднятый сторонниками концепции всеоживленности Мироздания («виталистами», если применить этот термин в новом понимании) и представителями «системной философии», имел целью поиск нового, «немеханистического» пути познания мира. Эту революцию в гносеологии мы назовем «ноологистической», поскольку она восходит к Платону, к платоновским «идеям». А.И.Субетто пишет [37, с. 53] о затянувшемся на тысячелетия процессе становления ноологии, имея в виду утверждение
И. Канта о том, что «Аристотель может считаться главою эмпириков, а Платон — главою ноологистов» [38, с. 53]. Эта затяжка становления ноологии была вызвана двумя факторами. Во-первых, тем, что логика научного революционного процесса была такова, что генетика (биогенетика) должна была окончательно оформиться лишь в ХХ-ом веке, а вершина философской мысли человечества — великое древнерусское философское учение о фундаментальнейших категориях — Праве (идеальном бытии, «законе», генетической матрице), Яве (явлении, реальном бытии, формирующемся по законам генетической матрицы) и Наве (отрицательном бытии, вечном циклическом обновлении), сохраненное в не имеющем себе равного древнерусском культурном памятнике «Велесова книга», стало известным ученым опять же лишь в ХХ-ом веке. Учение Платона об «идеях» — лишь слабый отзвук более древнего «панноологистического» учения о Праве, Яве и Наве [39]. Теме «Системогенетика и великая древнерусская философия» автор надеется посвятить специальную статью.

В чем же заключается ноологистическая революция в гносеологии? Согласно системному миропониманию, мир состоит из сложных систем. Законченная форма этого миропонимания выражена в развиваемой автором концепции «Мироздания витем» [40 — 42]. А.И.Субетто неоднократно [43, с.320 — 321; 37, с.166] выступал в поддержку этой концепции, отмечая близость с нею своих взглядов. Согласно концепции «Мироздания витем», окружающий нас мир состоит из витем (от слова Vita— жизнь), то есть сложных систем, состояние которых находится вдали от точки термодинамического равновесия, а потому каждая витема должна для сохранения своего статуса сложной системы, для сбережения собственной негэнтропии постоянно питаться — потреблять энергию. Поскольку нас окружают витемы и только витемы, наша Вселенная — витема, наша Галактика — витема, наше Солнце — витема, Земля — витема, биосфера — витема, каждый организм, в том числе и человек, — витема, атом — витема, элементарная частица — витема и так далее. Витема является сложной системой, соответствующей по сложности живому организму, она, как и живой организм, не может возникнуть случайно (принцип Реди — ovo ex ovo, vivo ex vivo, яйцо только лишь от яйца, живое только от живого). Подобно тому как и сложное техническое сооружение (авиалайнер, небоскреб, мощный компьютер и т. п.) не может возникнуть случайно, «само собою», а требует предварительного создания соответствующей «идеальной модели» — документации (чертежей, технологических схем и пр.), витема может возникнуть лишь в том случае, если имеется соответствующая «идея», «порождающая модель» — генокод. Интерпретация «идеи» Платона как порождающей модели принадлежит известному русскому философу А.Ф.Лосеву [44]. Итак, вместо «эмпирической» («механистической») гносеологической схемы Аристотеля:


Вещь → Знание о вещи,(1)

мы приходим к более сложной, «ноологистической» схеме познания:

Порождающая модель → Сложная система,

Информационный процесс (2)

Знание об информационном процессе

Ноологистическая революция в гносеологии как раз и заключается в том, что вместо знания о вещах и об их механическом движении фокус познания переносится на информационные процессы, на исследование того, как априорный генокод (порождающая модель) формирует сложную систему — витему, равно как и все структуры этой сложной системы. А это уже совершенно другая, неклассическая гносеология. Эта неклассичность сразу же проявляется в неклассическом взгляде на нашу Вселенную. Последняя рассматривается в первую очередь не как скопление и движение материальных масс, а как витема, или, говоря словами Н.А. Бердяева , как организм. Модели «Большого Взрыва» или «Большого Треска» и прочие механистические схемы, претендующие на достаточно полное описание развития Вселенной, какой бы, казалось, совершенный аппарат они ни использовали, — будь то квантовая механика или общая теория относительности, — они оказываются ущербными в своей основе, поскольку не исследуют главного — информационных процессов, порождающих Вселенную как витему.
Нет высших и низших форм движения материи, есть низшие и высшие уровни познания этого движения.



Второй революционный переворот в гносеологии.
«Третий путь» познания и креативная философия…



Да влаче ны сын свЪтен Интрув оде тьме.
(Пусть выведет нас сын светлый Индры из тьмы)

«Велесова книга», дощ. 6д.


И ум, и мир, как плащ одеты
На плечах старого числа

Велимир Хлебников


Как мы видели, два «властителя дум» ХХ-го века, Н.А.Бердяев
и Людвиг фон Берталанфи призывали преодолеть механическое (мы даже сказали сильнее — механистическое) видение природы. «Бездушный механизм» у них ассоциировался с «аналитической, прямолинейно-причинной парадигмой», которую сейчас принято называть детерминизмом.. Но если не детерминизм, то, что взамен? Живое, неуловимое, вероятностное…Но что же тогда будет представлять из себя столь желаемая «немеханистическая» Mathesis universalis, универсальная наука? Детерминистскому видению обычно противопоставляется вероятностное (стохастическое) видение мира. В геологическом мире известен спор А.Б.Вистелиус — В.И.Вернадский [45] о характере организации геологической среды, является ли она детерминистской (В.И.Вернадский) или же вероятностной (А.Б.Вистелиус)? В данном случае мы имеем дело с аналогичным спором относительно организации вселенской среды, является ли она детерминистской или вероятностной, или, если говорить совсем уж точно, является ли она:
1) чисто детерминистской, 2) детерминистско-вероятностной, 3) вероятностно-детерминистской или 4) чисто вероятностной. Вероятностная организация мира, по мнению сторонников системной парадигмы, определяется тем, что в основе мироздания лежат сложные системы, которые мы не в состоянии описать полностью, так что всегда остается некоторая неопределенность, что и заставляет нас делать не определенные, а вероятностные выводы. Отсюда и просматривается у некоторых авторов, рассматривающих вопросы общей теории систем [46], стремление видеть в качестве базового аппарата этой теории концепцию «нечетких» множеств (fuzzy sets) и «расплывчатых» алгоритмов (fuzzy algorithms) Л. Заде [47 — 51]. Истинная наука всегда стремится как можно более расширить именно детерминистское поле, где можно делать однозначные выводы. Первая («ноологистическая») революция в гносеологии поставила ученых в тяжелое положение: признание в качестве главной конституенты окружающего нас мира сложную систему, казалось бы, до предела сузила детерминистскую базу познания, ввергнув науку в океан «расплывчатости», «нечеткости», стохастичности, вероятности, а если говорить прямо, в океан индетерминизма. Какая же это ноология, если Разум («нус») сталкивается с непреодолимыми трудностями?! К счастью, в действительности, все оказалось не так плохо, а даже напротив — исключительно хорошо, поскольку, как только была осмыслена первая гносеологическая революция, немедленно произошла вторая гносеологическая революция, открывшая неведомый доселе третий путь познания. Суть второй революции в гносеологии состоит в следующем. Мироздание витем — это мироздание, в котором первостепенную роль играют процессы энергопотребления. Сложные системы — всегда открытые системы.
Не зря Людвиг фон Берталанфи сравнивает сложную систему с пламенем. В мироздании витем мама-Природа («Пантакреатор» по А. И. Субетто) должна каждую «открытую» систему насытить (бросить в раскрытый «галчачий клювик» «червячка», подбросить в каждую систему-костер «дровец»). Но мама-Природа очень экономная мама.
Пьер Ферма, французский математик и физик, сформулировал около 1660 г. «принцип Ферма», согласно которому Природа стремится идти кратчайшим, энергетически самым экономным путем. А это значит, что Природа-Пантакреатор обустраивает Вселенную самым простым, самым изящным, самым гармоничным образом. Применительно к «Мирозданию витем» это означает, что в Природе огромнейшую роль играют процессы синхронизации и резонанса, более того, самую значительную роль играют процессы идеальной синхронизации. При идеальной синхронизации

периоды (Ti) и частоты (ni) циклических процессов связаны простейшими соотношениями:

T1 = T2, ν1 = n2(3)
T1 = 2·T2, ν1 = n2/2 (4)
T1 = 3·T2, ν1 = n2/3(5)

Практически это проявляется в виде так называемых «Орфеевых» ритмических систем [54], структура которых имеет следующий вид:

Развертывание «вверх», «в будущее» (в область все больших периодов и все меньших частот):

... → T → 2·T → 4·T → 8·T → ... (ряд β)
(6)
... →3·T → 6·T → 12·T → 24·T → ... (ряд α)

Развертывание «вниз», «в прошлое» (в область все больших частот и все меньших периодов):


... → ν → ν/2 → ν/4 → ν/8 → ... (ряд β)
(7)
... →ν/3 → ν/6 → ν/12 → ν/24 → ... (ряд α)


Мы здесь воспользовались концепцией системогенетического закона дуальности и организации систем (ЗДУО) и паст-футуристического диморфизма
по А.И. Субетто
[11,12].

Ритмические ряды α и β отличаются тем, что при переходе из ряда α к соседнему циклу, принадлежащему параллельному ряду β, частота увеличивается а период уменьшается втрое, а при аналогичном переходе из ряда β в ряд α, наоборот, период увеличивается, а частота уменьшается втрое. Как видим, достаточно одного значения периода (частоты) и указания, к какому ряду (α или β) этот цикл относится, то можно воссоздать всю идеальную ритмическую систему (6) — (7). Такую систему можно воссоздать полностью также в том случае, когда известны значения двух периодов (двух частот) из разных рядов системы (одно из ряда α, а другое из ряда β). В основе Орфеевых систем лежат числа 2 и 3, которые определяют музыкальную октаву, развертывание этих систем происходит пооктавно. Поскольку «Планковский мир» («мегавселенский вакуум»), в котором рождаются и гибнут бесчисленные вселенные, представляет собой идеально синхронизированную среду, и параметрами этой синхронизации являются мировые константы, развертывание нашей Вселенной, ее развитие, как и развитие всех ее частей, включая нашу Землю, предопределяется мировыми константами c, G, h, или, что то же самое, планковскими «естественными» единицами» массы, времени, длины. Именно мировые константы определяют частоты вселенских ритмических систем, тот ритмико-событийный «рисунок» Мироздания, в который обязано вписываться развитие всех его частей. Таким образом, зная структуру Первооктавы, своеобразного «генетического кода» Вселенной, можно определить количественно (рассчитать, и притом с высокой точностью!), тысячи, миллионы фактов окружающего нас мира, которые ранее считались совершенно независимыми. Для этого достаточно воспользоваться моделями (6) — (7). К числу таких фактов относятся даты принципиальных (разных уровней) событий вселенской истории, истории человечества, геологической истории, которые лежат в основе геохронологической шкалы — даты образования Солнца, Земли, даты главнейших тектонических событий (диастрофизмов), даты биокатастроф, даты эпох нефтегенеза и многое другое. Таким образом, на основе моделей (6) — (7) можно построить обладающие огромнейшей эвристической мощностью причинные сети и выйти на совершенно новый уровень понимания развития Вселенной, и, в частности, понимания геологической истории, понимания истории человечества. Наши предки создали удивительный миф об «ожерелье Индры». Ожерелье Индры — это огромная сеть, заполнившая собой пространство и время, и в каждом узле этой сети — бриллиантовая бусина. Сверкающая поверхность каждой бусины отражает не только каждую другую бусину всей сети Индры, но и каждое отражение каждой другой бусины — бесчисленные, бесконечные отражения друг друга. Сеть Индры — художественное воплощение идеи идеальной синхронизации и идеальной причинности. Как мы видели, в основе Орфеевых систем лежит принцип фрактального, пооктавного развертывания мироздания.

Октава за октавой, или, если воспользоваться терминологией В.Г. Буданова [55], ритмокаскад за ритмокаскадом, происходит формирование ритмической структуры Вселенной и всех ее частей. Подчеркнем несколько важных особенностей Орфеевых систем:

1) каждая система содержит две ритмические линии — последовательности циклических процессов с удваивающимися периодами или частотами. Проверка, принадлежат ли два циклических процесса с периодами T1и T2или частотами ν1 и ν2к одной и той же ритмической линии проста: двоичный логарифм отношения этих периодов или этих частот должен равняться (или «практически равняться») целому числу:


log2(T1/ T2) = log21/ ν2) = целое число (8)

Исследование соответствия и отношений различных ритмических линий удобно на основе разработанной автором методики лучевых диаграмм [31 — 32];

2) в пределах одной октавы частоты этой пары ритмических линий делят октаву на интервалы кварта и квинта , являющиеся совершенным консонансом [56]. Это означает, что деление соответствует Пифагорову (или Орфееву) строю: прима — кварта — квинта — октава, откуда и произошло название «Орфеевы» или «Пифагоровы» системы. Все ритмические линии, определяющие ритмико-структурный рисунок Вселенный удобно нанести на некоторую октаву Планковского мира. Эту октаву мы будем называть Первооктавой. Как нетрудно показать, эти ритмические линии Первооктавы определяются мировыми константами или, что-то же самое, планковскими единицами. Набор ритмических линий Первооктавы и есть генокод Вселенной;

3) пооктавное развертывание Мироздания происходит под определяющим влиянием двух противоположных потоков: потока «из прошлого в будущее» (в терминологии
А.И. Субетто), связанного с бифуркационным удвоением и утроением периодов [57] и потока «из будущего в прошлое» (также в терминологии Субетто в рамках концепции паст-футуристического диморфизма), обусловленного хорошо известным резонансным удвоением и утроением частот [58]. Под воздействием этих двух встречных потоков Орфеева система приобретает особую устойчивость. Это и объясняет столь важную роль таких систем в формировании Мироздания;

4) иерархическая фрактальность обуславливает еще одну особенность ритмико-событийного рисунка, создаваемого Орфеевыми системами: границы (характерные моменты) циклов меньшего и большего ранга совпадают всякий раз, когда это возможно;

5) пооктавное развертывание Вселенной формирует ритмику всех ее конкретных структур, включая организм человека, в частности структуру его органов восприятия информации — органа слуха и органа зрения. Музыкальная октава определяется Первооктавой. Если продолжить нумерацию октав в сторону высоких частот вплоть до частот 1043 гц, то Первооктава является 134-ой октавой. Связь ритмики Вселенной с ритмикой органа слуха человека имеет огромную практическую значимость, так как позволяет использовать привычные термины музыкальной акустики, в частности, наименования музыкальных тонов (до, до диез, ре…) в качестве метаязыка для описания ритмической структуры Вселенной. Отметим, что открытие Г. Г. Длясина о наличии изоморфизма между спиральным строением мировой систематики атомов (периодическим законом
Д. И. Менделеева ), спиральным строением мировой систематики аминокислот и спиральным строением алфавитов языков народов и концепция спирально-фрактального изоморфизма структур Вселенной по «системной вертикали мира», позволяющая выдвинуть гипотезы о закодированности в нашем языке «языка Вселенной» по А. И. Субетто [11, 101] совпадает с такой картиной мира. Такой подход находится в соответствии с мировоззренческим положением, которого придерживались практически все мудрецы Античности, начиная от Пифагора и кончая «последним римлянином» Боэцием, что «Мир подобен музыкальному инструменту»

Все эти особенности приводят к существованию в Мироздании когерентного (взаимосогласованного) ритмико-событийного поля. Оно-то и открывает третий путь познания. Концепция когерентного поля лежит в основе закона мировой гармонии, разработанного автором. До сих пор на вооружении человечества было два пути когнитивного обогащения — эмпирическое наблюдение и построение частной теории, позволяющей дедуктивным путем выводить новое знание. Третий путь — выбор нужного знания, причем зачастую с высокой — до пятого знака и более — точностью, из всеохватного когерентного поля. И это новое знание касается не только прошлого, не только настоящего, но и будущего. Построение когерентного поля — это фундаментальная революция в философии. Коль скоро философия определяется какнаука об общих законах природы, общества и сознания, то, конечно же, должен же когда-то наступить момент, когда эти законы станет возможным формулировать в количественной форме. Открытие закона мировой гармонии, основанного на концепции всеохватного когерентного поля, и означает, что такой момент, делящий всю историю философии на «до» и «после» наступил. Философия с данного момента становится точной, количественнойнаукой. Мечта Лейбница , что наступит время, когда можно будет воскликнуть: «Зачем спорить? Давайте вычислять!» нашла в значительной мере свое реальное воплощение. Философия становится не только наукой точной, количественной, но и креативной, поскольку третий путь познания открывает возможность постановки научных открытий на поток, создания фабрики научных открытий. Коренным образом меняются задачи философии, совершенно иначе выглядит роль философа, если он не отказывается влиться в поток креативной философии (понятие креативной философии, креативной онтологии введено А. И. Субетто в 1992г. [101]). Философ новой формации — это не «небожитель», рассуждающий обо всем «в общем и целом» и с усмешкой глядящий сверху на «частно-научные знания», не «штабная крыса», а своего рода «маршал Жуков», бросающийся то на один, то на другой фронт (то есть то в одну, то в другую область «частно-научного» знания), обеспечивая прорыв. В основе поисков гениального русского поэта и мыслителя Велимира (Виктора Владимировича ) Хлебникова (1885 — 1922) как раз и лежит мечта о когерентном поле, которое позволило бы, в частности, воочию увидеть будущее, о когерентном поле, которое можно было бы выразить в форме «уравнения Судьбы», в форме «закона времени», и без этого когерентного поля, без этого «уравнения Рока», без этого «закона времени» нечего делать «Президентам Земного Шара». «Мой основной закон времени, — писал Виктор Владимирович, — когда будущее становится, благодаря этим выкладкам, прозрачным, теряется чувство времени, кажется, что стоишь неподвижно на палубе предвидения будущего. Чувство времени исчезает, и оно походит на поле впереди и поле сзади, становясь своего рода пространством» [59, с. 14]. Работая над Хлебниковским «законом Рока », автор стремился придать ему фрактальность, универсальность, всеохватность, чтобы он описывал «болевые точки» оси всякого исторического времени — вселенского времени, геологического времени, оси истории человечества. Мне удалось создать такую версию «закона времени». Применительно к проблемам геологии эта версия легла в основу конкретных методик, существенно важных при поисках и разведки месторождений нефти, газа, угля — методик «геотаймерного анализа» [60 — 71]. В литературе, в том числе и зарубежной, эта версия «уравнения Рока» получило название «уравнения Хлебникова-Кулинковича» (The Khlebnikov-Kulinkovich’s equation) [72]. Конкретный характер методология третьего пути познания, если в ее основу положено именно это уравнение.


«Уравнение Рока» истории Вселенной,
Галактики, Земли и ее ноосферы.



‹...› по законам лучей,
при помощи уравнения рока

Велимир Хлебников


Анализ «уравнений Рока» начнем с введением нового термина. Поэзия В. Хлебникова насыщена неологизмами [59], что очень важно при решении задач обогащения научной лексики. Однажды, мечтая об открытии «закона истории», он придумал новое, неведомое раннее в русском языке слово, и вместо фразы «стая легких снегирей», у него родилась строчка «стая легких времирей»:

В беспорядке диком теней,
Где как морок старых дней
Закружились, зазвенели
Стая легких времирей!

Слово-неологизм «времирь» можно было бы использовать для наименования «болевых точек» на оси времени, но современные научные лингвистические новации рождаются на основе английского языка. Поскольку поэзия Хлебникова внимательно исследуется и переводится во всем мире [73 — 75], было сочтено целесообразным для наименования «болевых точек» истории на всех языках выбрать английский аналог («coinage») русского слова «времирь», очень удачно найденного переводчиками Велимира Хлебникова на английский язык. Этим аналогом является слово «timefinch». Вот почему патетическое хлебниковское «уравнение Рока» можно называть менее амбициозным термином «уравнение таймфинчей».

Ниже мы приводим математическое выражение «закона таймфинчей» в наиболее полной форме — в виде двух уравнений, связанных между собою. В основе уравнений «закона таймфинчей» — явление идеальной синхронизации (формулы (3) — (5)). Непосредственным проявлением такой синхронизации являются Орфеевы системы (см. схемы (6) — (7)). Каждая Орфеева система, как уже говорилось, содержит два ряда (α и β) цикличностей, взаимосвязанных между собой. В основе первого уравнения таймфинчей лежит одна Орфеева система, система «ля бемоль» — «до диез», поэтому его можно называть «уравнением черных клавишей», Это уравнение содержит переключатель s на две позиции. В основе второго уравнения лежат две Орфеевы системы — система «соль» — «до» и система «ля» — «ре», вследствие чего его можно назвать «уравнением белых клавишей». В соответствие с этим уравнение белых клавишей содержит переключатель s на четыре позиции.

Итак, уравнение черных клавишей закона таймфинчей имеет вид:


G1(i,k,s) = Tвс— i·T1(k,s) = Tвс — i·Tbas / (2k·3s), (9)

где i, k — целые числа. s = 0, 1;

Tвс= 21716 млн. лет — возраст нашей Вселенной;

Tbas = T1(0,0) = 16896 млн. лет — базовый период;

k — ранг цикла;

i — порядковый номер реализации цикла k-го ранга;

s — переключатель рядов; при s = 0 подключен ряд α, при s = 1 ряд β;

G1(i,k,s) — дата («таймфинч») события, порожденного i-той
реализацией цикла T1(k,s) k-го ранга s-го ряда Орфеевой системы.

Уравнение белых клавишей имеет вид:


G2(i,k,s) = Tгол — i·T2(k,s) = Tгол — i·Tтрц / (2k·3s), (10)

где i, k, s — целые числа;

Tгол = 8113 г. до н. э. — геохронологический рубеж между плейстоценом и голоценом [76];

Tтрц = 11311 лет — базовый период (период 11-тысячелетнего геолого-геофизического трансгрессивного-регрессивного цикла А.Е.Кулинковича), значение которого уточнено на основе требований резонансных отношений [76].

k — ранг цикла (может выражаться отрицательным числом);

i — порядковый номер реализации цикла T2(k,s) k-го ранга (может принимать и отрицательные значения);

s — переключатель рядов; параметр s может принимать четыре значения: s = -1, 0, 1, 2;

G2(i,k,s) — дата («таймфинч») события, порожденного i-той реализацией цикла T2(k,s) k-го ранга s-го ряда.

Сопряжение двух уравнений может быть выполнено на основе следующего постулата:


G1(10529,11,0) = G2(0,0,0), (11)

что означает: рубеж «плейстоцен — голоцен» совпадает с концом 10529-ой реализации (от момента возникновения Вселенной) цикла T2(11,0), период которого равен
4.224·109/211 = 2.0625·106 лет.

Поскольку дата рубежа «плейстоцен — голоцен» определена с точностью до одного года (8113 г. до н. э.), постулат (11) позволяет все таймфинчи уравнения Рока, в том числе дату возникновения нашей Вселенной, рассчитать с точностью до года:


Твс = 21 716 070 613 г. до н. э. (12)

Конечно же, это определение возраста Вселенной не окончательное — оно основано на трех астрономических константах, в значения которых могли вкрасться (и можно сказать более однозначно — определенно вкрались) какие-то мультипликативные и аддитивные погрешности, так что последние три-четыре цифры, возможно, еще потребуют уточнения. Но главное в другом — сеть вселенских таймфинчей — результат сверхточной мегавселенской синхронизации, так что существует объективная возможность определять с огромнейшей точностью — не только до года, но и до суток, до секунд, до микросекунд — даты «узловых точек» этой сети. Разумеется, совсем другой вопрос, когда это мы сможем сделать и когда такие определения станут актуальными. Но общее правило естествознания: за каждой новой значащей цифрой скрываются новые научные открытия, порой самые неожиданные. В качестве базового периода в уравнении нами взят период 11-тысячелетнего цикла. Эта цикличность давно была известна людям, только значение ее периода оценивались по-разному. Древнегреческие философы Лин (VIII в. до н.э.) и Демокрит (около 470-370 г.г. до н.э.) определяли этот период в соответствие с популярной в древности шестидесятиричной системой счисления в 3 сара. Единица измерения времени сар («царское число») при шестидесятиричном исчисления является аналогом единицы век при использовании десятиричного счисления: 1 сар = 602= 3600 лет; 1 век = 102лет. Таким образом, согласно Лину и Демокриту Т11000= 10800 лет [77]. Геологи, признавая значимость этой цикличности, очень приближенно оценивали ее период. Так В.А.Зубаков [78], выделяя соответствующий ритм как стадиал, определяет Т11000= 11000 ± 7000 лет. В уравнении (7) принято:
Tтрц = 11311 лет. Правильность именно такого значения нам еще предстоит доказать. Очень хорошую аппроксимацию этого значения (погрешность — одна десятая промилле) дает модифицированная формула Лина-Гераклита , в которой тройка заменена числом π:


Т11000 = π·1сар= 11309.73 лет. (13)

Возьмем точное значение Tтрц = 11311 лет и рассчитаем по уравнению (7) начало последнего в плейстоцене стадиала G2(-1,0,0) = 19424 г. до н. э. Но ведь это, как показал П.И.Комнацкий [79], начало великой бореальной эры, от которой наши предки в течение двухсот веков вели отсчет времени и определяли политику историестроительства. Согласуясь с юбилейными датами по этому календарю, жрецы планировали важнейшие мероприятия, касающиеся судеб народов. Приведем лишь две эпохальные даты историестроительства: «юбилейный» год 10000 (9424 г. до н. э.) — засвидетельствованный «Велесовой книгой» великий поход-переселение наших предков евразийцев на юг, в Малую Азию и Африку (в Египет), известный благодаря Платону и Солону, имевшему доступ к египетским источникам, как «поход атлантов» (диалог «Тимей») [80]; год 20000 (577 г. н. э.) — окончательный разгром князем Светояром и боярином Скотичем остготов в Причерноморье, изгнание хазар из Киева и — главное — массовое переселение славян на Балканский полуостров. По уравнению (7) рассчитывается дата «пика» голоценового великого биосферного экологического оптимума G2(11,4,0) = 337 г. до н. э. — того интеллекто-демографо-языкового взрыва, который известен нам как Античность. Это — «осевое время» известного немецкого философа К. Ясперса, когда планету словно охватывает пандемия мудрости [81, 82]. Космогеофизическая модель интеллекто-демографо-языковых взрывов рассмотрена мною в [25]. Таймфинч G2(11,4,0) = 337 г. до н. э. можно назвать «историческим репером Беросса». Эта дата соответствует переломному для истории Древней Греции моменту — смену классической эпохи эпохой эллинизма , то есть моменту, когда «Александр Македонский греческой философии», как назвал Аристотеля Карл Маркс, закончил обучение готовившегося стать царем Македонии Александра , вдохновив его на завоевательный поход в Персию. Интуиция Беросса просто поразительна. Беросс (так его называли греки; настоящее имя Белрушу, ок. 350 — 280 гг. до н. э.) — вавилонский историк, жрец храма бога Мардука, автор дошедшего лишь во фрагментах сочинения по истории Вавилонии на греческом языке «Babilonika». В истории человечества, охватывающей, по его представлениям, более двух миллионов лет (600 саров = 2 160 000 лет; интересно, какая интуиция подсказала ему почти точное значение продолжительности антропогенового периода, которое ученые установят много-много веков спустя?) Беросс выделил как особое явление («исторический репер» по нашей терминологии) эпоху Александра , царя Македонии с 336 по 323 гг. до н. э. [83]. Один стадиал вглубь веков от «репера Беросса», и мы получаем дату «пика» предыдущего, последнего в плейстоцене, биосферного экологического супероптимума: G2(-5,4,0) = 337 + 11311 = 11648 г. до н. э. Но ведь это же почти точное совпадение с датой «эры Атлантиды» 11652 г. до н. э., предложенной Г.Беллами и Г.Гербигером на основании материалов Ю.Опперта о совпадении «точек начала» древних длиннопериодных календарей [84]. Наличие культурного «взрыва» именно в это время стало ясно совсем недавно, когда А.Г.Кифишиным [85] был расшифрован каменный летописный архив XII — III тысячелетий до н. э. древнейшего в мире святилища «Шу-нун» («Рука Владычицы») в низовьях Днепра близ Мелитополя (археологический памятник «Каменная могила» [86 — 88]). Как видим, стоило одну геохронологическую границу — рубеж «плейстоцен — голоцен» — определить с точностью до одного года, так сразу же «заговорили» древние календарные эры, которые до того были всего лишь какими-то непонятными датами. Но главное открытие — оказывается, историю ноосферы, историю человечества мы, по сути дела, еще не знаем, поскольку представляли себе людей палеолита, в том числе позднего палеолита, «по Фергюссону-Моргану-Энгельсу», как дикарей с невообразимо низким интеллектуальным уровнем. А они, эти самые «дикари», и письменность изобрели, и умели определять узловые точки истории биосферы с точностью, к которой мы, гомо-сапиенсы III-го тысячелетия н. э., только-только подходим. Естественно, определение таймфинчей с точностью до года — это только лишь начало. Уже чувствуется настоятельная необходимость и, как мы покажем далее, есть возможность определять «болевые точки» на оси исторического времени с точностью до суток.

Три астрономических константы, положенные в основу уравнений черных и белых клавишей (9) — (10), следующие:


· главная галактическая константа — продолжительность аномалистического галактического года (АГГ) ТАГГ = 176 млн. лет, установленная П.П.Паренаго [89];

· главная гелиологическая константа — продолжительность периода цикла Швабе-Вольфа Тsch. «Справочное» значение» — 11,04 года [90]; уточнённое: Тsch =11.04589 года;

· рубеж Бонова — 1785 г. н.э. — граница между двумя реализациями открытого А. Д. Боновым 176-летнего цикла [91]. В уравнении (7) цикл Бонова имеет обозначение Т2(6,0).


Правильность выбранных констант определяется соответствием их фактическим данным, в частности, мировым константам.



Построение модели космоантропогенеза
в форме субеттовской фрактальной спирали (закон ЗСФСВ)



В современной культурологии сформировалось особое направление — квинтэссенциональная культурология, объектом исследования которой являются культурологемы — достижения, составляющие «золотой фонд» человеческой культуры — неиссякаемый и вечно обновляющийся источник появления все новых культурных достижений. Одной из удивительных «культурологем», возникшая, по-видимому, еще в каменном веке, является поэма о восьми деяниях Творца в процессе его создания мира и человека [80]. Согласно развиваемой автором, возможно, дискуссионной, концепции, основанной на детальном исследовании текста «Велесовой книги», эта поэма имеет древнерусские корни и была заимствована автором «Жреческого кодекса» в период, когда произошла «одерень баблуска» (вавилонское пленение) славян (VII — VI вв. до н. э.)

В несколько трансформированном виде эта поэма дошла до нас на древнееврейском языке в составе Библии (первая глава первой книги Пятикнижия Моисея «Бытие»), где излагается миф о сотворении мира Творцом за шесть дней [92]. Повествование о каждом деянии заканчивается рефреном: «И увидел Бог, что это хорошо». Но поскольку деяний Творца восемь, а дней шесть, в третий и шестой день Творец трудится как бы в две смены. В современной интерпретации эти восемь деяний Творца следующие:

1) ритмогенез; 2) космогенез; 3) геогенез; 4) биогенез; 5) гелиогенез;

6) зоогенез; 7) психогенез; 8) антропогенез.

Можно только поражаться, как точно в древней поэме схвачена логика развития миростроения, учтены главные этапы становления Вселенной, завершившегося антропогенезом. Есть правда, в библейской последовательности этапов миростроения одна нелогичность, подмеченная И. Франко [93] Творец сначала (вторая «смена» третьего дня творения) создает растительный мир (фитогенез) и лишь на следующий (четвертый) день создает Солнце (гелиогенез), хотя правильной должна быть последовательный гелиогенез — фитогенез. Но при детальнейшем анализе этой «ошибки» древнего автора, приходится согласиться, что такая «нелогичность» оправдана: для того чтобы возникли сложно организованные животные, а тем более человек, Солнцу нужно было прейти на новую, более энергетическую орбиту, так, что «гелиогенез» с точки зрения развития жизни на Земле, фактически завершился лишь в палеозое [34]. Развития интуиция древнего человека (человека палеолита?) позволила ему быть более проницательным в понимании логики сотворения Мира, чем людям второго тысячелетия н. э.

Следует обратить внимание еще на одно обстоятельство. Мышление древнего («дописьменного») человека было объёмным, так что главной геометрической фигурой, к вершинам которой он соотносил важнейшие компоненты своего Миропонимания: 8 деяний Господа «Книги Бытия», 8 триграмм древникитайского произведения «Ицзинь» («Книга перемен»), «восьмиричный путь» древнеиндийской философии. Мышление людей письменной эпохи уже трансформировано, а в определенном смысле и деградировано, поскольку привязано к плоскости писчего листа. Замена первоначального куба плоской фигурой («шестиугольником») — шаг в этом направлении. Вот почему традиционная для кибернетики проблема: «Может ли машина мыслить?» дополняется контр-проблемой: «А человек может мыслить правильно?». Определенная деградация мышления, связанная с появлением письменности, ориентация мышления на плоский чертёж (знаменитое Архимедово: «Не тронь моих чертежей!»), особенно четко проявились у Аристотеля и его последователей при разработке теории силлогистики [23].

Рассмотрев вкратце этапы «сотворения мира и человека», как это представлялось древним людям, построим, свою количественную (с точными датами рубежей этапов) «мини-модель» сотворения Мира, как закручивающуюся спираль, взяв за основу закон спиральной фрактальности системного времени. Этот фундаментальный закон системогенетики был открыт как базис осмысления на новой основе эволюции систем одним из создателей системогенетики А. И. Субетто [94]. Обобщая принцип Геккеля, А. И. Субетто открытый им всемирный этот закон ЗСФСВ назвал «обобщенным законом Геккеля». Мы будем называть его «законом Субетто». Наша задача — построить «фрактальную спираль сотворения мира», выделяя последовательность «главных событий» на основе «Уравнения черных клавишей» закона Хлебникова-Кулинковича (9), раскладывая вселенскую историю по периодам тона «до диез», то есть по периодам ряда: Т1(0,0), Т1(1,0), Т1(2,0), Т1(3,0)… или в численном выражении 16.896 млрд. лет, 8.442 млрд. лет, 2.112 млрд. лет…

Алгоритм построения последовательности главных событий в истории Мироздания, если идти «третьим путем» крайне прост:


Шаг 1. Выбираем в качестве исходной даты момент τ0 рождения Вселенной (τ0= 21.716 млрд. лет назад). К этому моменту, как уже говорилось выше, образовалась Первооктава (произошел ритмогенез) и по законам этого генокода началось развертывание Вселенной (космогенез). Затем выбираем самый большой период из указанной выше последовательности периодов и откладываем этот временной интервал от момента τ0 рождения Вселенной, и. получаем дату τ1самого главного события за всю историю Вселенной.


τ1 = τ0 — Т(0,0) = 21.716 — 16.896 = 4.820 млрд. лет. (14)

Как известно, около 4,8 млрд. лет назад образовалось Солнце [95, 96]. С момента τ1 начинается история образования и развития солнечной системы или, грубо говоря, геологическая история. Земля образовалась 4.55 млрд. лет назад, вскоре после образования Солнца (почему именно в этот момент, показано в [34]), а вскоре после образования нашей планеты на ней образовалась жизнь. Поэтому с датой τ1 связаны три важнейших события — образования нашего светила (гелиогенез), нашей планеты (геогенез) и биосферы (биогенез).


Шаг 2. Дату самого главного события геологической истории τ2 получаем, вычитая из Т1 самый большой период из ряда «до-диез», который вкладывается в геологическую историю (4224 млрд. лет).


τ2 = τ1 — Т1(2,0) = 4.820 — 4.224 = 0.596 млрд. лет. (15)

Как видим, мы получили вполне разумный результат, поскольку именно в это время (около 600 млн. лет назад) произошел коренной перелом в истории Земли — возникла скелетообразующая фанерозойская фауна (зоогенез), так что дата Т2— действительно фундаментальна дата геологической истории: рубеж «докембрий («первичный геологический период») — фанерозой». О том, что произошло 600 миллионов назад, говорится в многочисленных статьях, монографиях и других публикациях [97]. В это время, согласной старинной геохронологии, закончился «первичный геологический период» (докембрий) и начался «вторичный геологический период»


Шаг 3. Дату главного события фанерозойской истории τ3 получаем, вычитая из даты τ2 период Т1(5,0) = 528 млн. лет — самый большой период, соответствующий тону «до диез», из тех, кто «укладывается» в фанерозойскую историю:


τ3 = τ2— Т2(5,0) = 596 — 528 = 68 млрд. лет. (16)

Дата τ3 = 68 млрд. лет — это рубеж между «вторичным геологическим периодом» (палеозой + мезозой) и кайнозойский эрой, а точнее, это — дата рубежа «мезозой — третичный период». Таким образом, с даты τ3 начинается «третичный геологический период». На рубеже мезозоя и кайнозоя, как известно, произошло масштабное событие — «предмезозойское вымирание», когда погибли динозавры. Кайнозой — это уже эпоха млекопитающих, животных с развитой нервной системой, так что дата τ3 — это важнейшая дата с точки зрения развития психогенеза.


Шаг 3. Аналогично получаем главную дату кайнозойской истории τ4:


τ4 = τ3— Т2(8,0) = 68 — 66 млн. лет = 2 млн. лет. (17)

Около двух миллионов лет назад возник человек и начался четвертичный геологический период, произошел антропогенез. Четвертичный (антропогеновый) период продолжается.

Итак, с помощью «уравнения черных клавишей» (9), этого «генератора открытий»,
мы на основе простейшего алгоритма получили «эстафетную последовательность» фундаментальных событий космоантропогенеза, закручивающуюся по законам конуса в «субеттовскую спираль». Как точно оказались датированы эти фундаментальные события! Но это — только начало «конвейера открытий». За знанием «что?» и «когда?» следует знание «почему?». Удачная датировка — это «ниточка», распутывая которую, мы делаем все новые и новые открытия. Как мы выяснили, главное событие за всю вселенскую историю — возникновение Солнца. С точки зрения логики космоантропогенеза это логично, за космогенезом должен следовать гелиогенез. Но в то же время — наше Солнце, как ни дорого оно нам, — всего лишь заурядная звезда, одна из бесчисленных себе подобных. Так что же произошло 4.8 млрд. лет тому назад, какое грандиозное событие, уникальное во вселенской истории, следствием которого стало образование нашего светила. Эта логика вопросов привела меня к открытию череды «вселенских праздников» — одновременной активизации ядер всех или, по крайней мере, большинства галактик. «Вселенский праздник», имевший место 4.8 млрд. лет назад — самый мощный за всю историю Вселенной. В это время пришло в состояние активности и наша Галактика — Млечный путь, следствием чего стало образование в нашей Галактике дисковой системы, к звездам которой и принадлежит Солнце. Но раз это так, то галактики — это совсем не то, что считают астрономы, галактики — это не звездные скопления. Главное в галактике — гестия, то есть галактическое ядро, которое является «фридмоном» (термин М.А.Маркова [98, 99]), почти вся масса которого «скрыта», но которое и порождает свою «звездную шубу». И сразу же по-новому решается проблема «дефицита массы» в Метагалактике… Открытия, новые гипотезы нарастают лавиной…






Литература

1. Розанов В. В. О понимании. СПб.: Наука, 1994. 539 с.
2. Бердяев Н. А. Философия свободы. Смысл творчества. М.: Правда, 1989.
3. Русский космизм: антология философской мысли. М.: Педагогика-Пресс, 1993. 368 с.
4. Bertalanfi L. von. Das biologische Weltbild. Bern, 1949.
5. Bertalanfi L. von. Algemeine Systemtheory // Deutsche Universitaetzeitung. — 1957, N 5/6.
6. Берталанфи Л. фон. История и статус общей теории систем// Системные исследования: Ежегодник, 1973. —М.: Наука, 1973,.— с. 20–37.
7. Уотсон Дж., Крик Ф. Структура дезоксирибонуклеиновой кислоты// Проблемы цитофизиологии. М., 1957.
8. Уотсон Дж. Двойная спираль. М., 1969.
9. Франк-Каменецкий М.Д. Самая главная молекула.— М.: Наука, 1988. — 175 с.
10. Амиров Ю.Д. Стандартизация, системогенетика и технический прогресс. Стандарты и качество.— 1978, 7. с. 48 — 51.
11. Субетто А.И. Системогенетика и теория циклов. — СПб-М., 1994; ч. 1.— 223 с.; ч. 2.— 260 с.
12. Субетто А.И. Социогенетика: системогенетика, общественный интеллект, образовательная генетика и мировое развитие. —СПб-М., 1994. —168 с.
13. Маркс К., Энгельс Ф. Из ранних произведений.
14. Камю Альбер. Бунтующий человек. М.: Политиздат, 1990. 415 с.
15. Кулинкович А. Е. Новая глобальная социологическая парадигма. В кн.: «Социокультурная динамика в период становления постиндустриального общества: закономерности, противоречия, приоритеты». М.:1998, с.136 — 140.
16. Кулинкович А. Е. «Новая социология» как теоретическая основа гармонии и сотрудничества локальных цивилизаций в третьем тысячелетии. В кн.: «Локальные цивилизации в XXI веке: столкновение или партнерство?» М., 1998, с. 102 — 107.
17. Кулинкович А. Е. Прогноз истории человечества в третьем тысячелетии н. э.: Доклад лауреата медали Н. Д. Кондратьева. В кн.: Тенденции и перспективы социокультурной динамики. М., 1999, с. 41 — 77.
18. Кулинкович А.Е. Планетарные изменения геофизических условий на Земле и их отражение в «рисунке» истории человечества и его культуры. Международная научная конференция «Геофизика и современный мир», Рефераты докладов, М.:, 1993, с. 13 — 14.
19. Кулинкович А. Е. «П. А. Сорокин и Н. Д. Кондратьев. Новые парадигмы социокультурной и экономической динамики: «гелиотараксийный» базис длинных волн Н. Д. Кондратьева». В кн.: Питирим Сорокин и социокультурные тенденции нашего времени. М.-СПб, 1999, с. 16 — 24.
20. Кулинкович А. Е. Цикличность этногенеза и природа «фактора икс» Гумилева. В кн. «Математические методы анализа цикличностей в геологии», вып. 6 . М.: РАЕН, 1994, с. 178 — 183.
21. Кулинкович А. Е. Цикличность истории и проблема фатального фактора. В кн. «Математические методы анализа цикличностей в геологии», вып. 6 . М.: РАЕН, 1994, с. 184 — 196.
22. Kulinkovich A. Ye. The planetary changes of geophysical conditions on the Earth and their reflection in the «pattern» of the mankind history and culture. International scientific conference «Geophysics and modern world», Abstracts of papers, Moscow, 1993. pp. 13 — 14.
23. Кулинкович А. Е., Килимник К. А. Палеопсихология и историческая (циклическая) психология.// Циклы. Материалы 2-ой международн. конференции. Том 1. Ставрополь, 2000, с. 193 — 196.
24. Кулинкович А. Е. Биоконституционная социология и моделирование социогенетической и экономической динамики П. Сорокина и Н. Кондратьева. В кн.: «Соціокультурна і економічна динаміка: закономірності, проблеми, перспективи». Київ: Інститут економіки НАНУ, 2001. с. 17 — 24.
25. Кулинкович А.Е. Крупномасштабная протосоциокультурная и социокультурная динамика в истории рода Homo за последние 100 тысяч лет (новая концепция эволюции сознания). В кн.: «Научное наследие Н.Д.Кондратьева в контексте развития российской и мировой социально-зкономической мысли». М.: МФК, 2002, с. 118 — 125.
26. Кулинкович А. Е. Запад – Центр – Восток: Разработка Евразийской и общепланетарной стратегической мировоззренческой концепции. В кн: «Будущее России, СНГ и евразийской цивилизации: научно-технологический аспект». Материалы к XV Междисциплинарной дискуссии. М.: Изд-во РАГС, 2001, с. 278 — 286.
27. Кулинкович А. Е. О теоретическом каноне эпох тектогенеза фанерозоя и позднего докембрия. Геофизический журнал, 1982, No 5, с. 39 — 49.
28. Kulinkovich A. E. The concept of epochs of tectonogenesis in the Phanerozoic and late Precambrian. Geophys. J., 4 (5), 1984, p. 722 — 739.
29. Кулинкович А. Е. Периодический закон исторической геологии. В кн.: «История и методология геологических наук», К.: Наукова думка, 1985, с, 33 — 48.
30. Кулинкович А. Е. Спиральная структура геологического времени и ограничения на принцип актуализма. В кн.: «Концептуальные основы геологии», СПБ: Санкт-Петербургский горный институт, 1992, с, 47 — 56.
31. Кулинкович А. Е. Физические модели галактическоцй геологии. В кн.: «Концептуальные проблемы геологии», СПБ: Санкт-Петербургский горный институт, 1992, с. 87 — 94.
32. Кулинкович А. Е. Взаимосвязь истории Земли и Вселенной. В кн.: «Концептуальные проблемы геологии», СПБ: Санкт-Петербургский горный институт, 1992, с. 77 — 86.
33. Кулинкович А. Е. Цикличность биокатастроф и фундаментальный закон развития биосферы. «Леонардо да Винчи XX-го века». К столетию А. Л. Чижевского. Тезисы Юбилейной сессии РАЕН. М.: РАЕН, 1997, с. 57 — 58.
34. Кулинкович А. Е. Фундаментальный закон геологии — закон многоуровневой системеной цикличности геологической истории. В кн.: Циклы как основа мироздания. Ставрополь: СКГТУ, 2001. с. 413 – 432, 550 — 554.
35. Кулинкович А. Є. Закон свiтової гармонiї. «Iдея», No 3, 1995, стор. 106 — 127.
36. Кулинкович А. Е. Триаднiсть i кiлькiснi закономiрностi розвитку свiтобудови. «Iдея», No 2, 1994, стор. 46 — 55.
37. Субетто А. И. Ноосферизм. Том 1. СПб, 2001. 538 с.
38. Кант И. Критика чистого разума. СПб: «Тайм-Аут», 1993. 476 с.
39. Кулинкович А. Е. Совершающаяся интеллектуальная революция как необходимое условие возрождения Евро-Азиатской (Православной) цивилизации. В кн.: Перспективы развития российской экономики и ее место в глобальном экономическом пространстве. М.: Международн. фонд Кондратьева, 2000, с. 20 — 26.
40. Кулинкович А. Е. «Мироздание витем» и ритмогенез. В кн.: «Циклы природы и общества. Выпуски первый и второй. Материалы третьей международной конференции «Циклы прирлды и общества», г. Ставрополь, 16 — 21 октября 1995 г,). Ставрополь, Изд-во Ставроп. ун-та, 1995, с. 206 — 208.
41. Кулинкович А.Е. «Мироздание витем» и ритмогенез// Проблемы ноосферы и экобудущего. вып. 1.— М.: РАЕН, 1996.— с. 124 — 128.
42. Кулинкович А. Е. Роль философской лирики Александра Чижевского и других поэтов «русского космизма» в формировании нового понимания мироздания. «Леонардо да Винчи XX-го века». К столетию А. Л. Чижевского. Тезисы Юбилейной сессии РАЕН. М.: РАЕН, 1997, с. 138 — 139.
43. Субетто А. И. Человековедческие основания российского образования и императив его гуманизации, или Неклассическое человековедение. Послесловие к книге «Казначеев В. П. Проблемы человековедения». М.: Исслед. центр проблем качества подготовки специалистов, 1997, 350 с.
44. Лосев А.Ф. Общая характеристика идеи как порождающей модели. Комментарий к диалогу Платона «Филеб»// Платон. Соч. т. 3, ч. 1.— М.: Мысль, 1971.— с. 563 — 572.
45. Силк Дж. Большой взрыв. М.: Мир, 1982. 391 с.
46. Берке У. Пространство-время, геометрия, космология. Пер. с англ. М.: Мир, 1985.
47. Вистелиус А.Б. Основы математической геологии. — Л.: Наука, 1980. — 390 с.
48. Бирюков Б.В. Кибернетика и методология науки. М.: Наука, 1974. 414 с.
49. Zadeh L. A. Fuzzy sets. Information and Сontrol, 1965, v. 8, № 3.
50. Заде Л.А. Тени нечетких множеств.// Проблемы передачи информации», 1966, т. II, вып. 1.
51. Zadeh L. A. Fuzzy algorithms. Information and Сontrol, 1968, v. 12, № 2.
52. Заде Л.А. Расплывчатые алгоритмы. Экспресс-информация «Техническая кибернетика», 1968, № 38.
53. Заде Л. Понятие лингвистической переменной и его применение к принятию приближенных решений. М.: Мир, 1976. 165 с.
54. Кулинкович А. Е. Концептуальные основы геологии и геофизики. К.: Знание, 1991, 28 с.
55. Буданов В.Г. Синергетика ритмокаскадов в эволюционирующих системах. В кн.: «Леонардо да Винчи XX-го века». К столетию А. Л. Чижевского. Тезисы Юбилейной сессии РАЕН. М.: РАЕН, 1997, с. 34 — 35.
56. Очинский В.В. Октавный цикл и золотая пропорция. В кн.: Циклы как основа мироздания. Ставрополь: СКГТУ, 2001. с. 180 — 205.
57. Арнольд В. И. Теория катастроф. Изд-е 3-е, доп. М.: Наука, 1990. 128 с.
58. Шилов Г.Е. Простая гамма. Устройство музыкальной шкалы. М.: Физматгиз, 1963. 20 с.
59. Хлебников Велимир. Творения. М.: Сов. писатель, 1986. 736 с.
60. Кулинкович А. Е. Геотаймерная программа «большого скачка» в геохронологии и геостратиграфии. В кн.: «Проблемы ноосферы и экобудущего», вып. 1, М.: РАЕН, 1996, с. 134 — 138.
61. Kulinkovich A. Ye., Samoyliuk A. P. A new technique of geophysical interpretation: mapping of isochronous reservoir horizons. European Association of Exploration geophycists. 56th Meeting and technical Exhibition. Abstracts. Vienna, 1994.
62. Kulinkovich A. E. Absolute Cyclostratigraphy of the Dnieper Donets Depression and other Oil Basins; 7th EAPG Conference. Glasgow, 1995, P-50.
63. Кожевников Д. А., Кулинкович А. Е. Циклометрическая интерпретация данных геофизических исследований скважин и «геологический интеллект». Международная конференция и выставка ЕАГО-GAGE-SEG Москва'97 (15 — 18 сентября 1997). Сборник тезисов. М.: Совирцентр, 1997.
64. Кулинкович А.Е., Кожевников Д.А., Рудов И.В. Геотаймерный анализ данных геофизических исследований скважин. Международная научная конференция «Геофизика и современный мир», Рефераты докладов, М.:, 1993, с. 294 — 295.
65. Kulinkovich A.Ye. Absolute cyclostratigraphy of Paleozoic Deposits of the Dnieper-Donetz Depression on the base of the geotimer analysis of well logging data. EUROPROBE workshop. Abstracts, Kiev, 1994.
66. Kulinkovich A. Ye., Kozhevnikov D. A., Rudoff I.V. The geotimer analysis of well logging data. International scientific conference «Geophysics and modern world», Abstracts of papers, Moscow, 1993, p. 294.
67. Кулiнкович А. Є. Перспективi застосування геотаймерного анализу промислово-геофiзичних та сеймичних даних у Прикарпаттi. У кн.: «Стан, проблеми i перспективи розвитку нафтогазового комплексу захiдного регiону Укра¤ни. Тези доповiдей i повiдомлень науково-практичної конференцiї (Львiв, 28 — 30 березня 1995 р.)». Львiв: Українська нафтогазова академiя, 1995, стор. 122 — 123.
68. Кожевников Д.А., Кулинкович А. Е. Циклометрическая интерпретация данных геофизических исследований скважин и «геологический интеллект». Международная конференция и выставка ЕАГО-GAGE-SEG Москва'97 (15 — 18 сентября 1997). Сборник тезисов. М.: Совирцентр, 1997.
69. Кулинкович А. Е., Кожевников Д. А. Циклографический анализ осадочных бассейнов по данным геофизических исследований скважин. Геофизика, № 3, 1998, с. 39 — 51.
70. Кулінкович А. Є. Геотаймерний аналіз геофізичних даних на прикладі палеозойских відкладів ДДЗ. В кн.: «Геолого-геофізичні дослідження нафтогазових надр України. Том 2, Львів: УкрДГРI, 1997-1998, с. 67 — 78.
71. Кулинкович А. Е. Хроностратиграфия Днепровско-Донецкой впадины.// Теоретичнi та прикладнi проблеми нафтогаэової геологiї. Том 2. Киiв: IГН НАНУ, 2000, с. 267 — 276.
72. Kozhevnikov D. A., Lazutkina N. Ye. Advanced petrophysical interpretation of nuclear well logging data. Nuclear Geophysics, 1995, Vol. 9, №2, pp 83 — 97.
73. Vroon Ronald. Velimir Xlebnikov's shorter poems: A Key to the Coinages. Ann Arbor, 1983. 251 p. (Michigan Slave Materials № 22). 74. Glodt Rainer. Sprache und Mythos bei V. Chlebnikov. Mainz. Liber Verlag. 1985 (Meinzer Slavische Veroffentlichungen. Slavica Moguntiaca).
75. Cooke Raymond. Velimir Khlebnikov: A critical study. Cambridge University Press. Cambridge, 1987.
76. Кулинкович А. Е. Программа супергеохронологии и ее значение для нефтегазовой геологии. 7-а Міжнародна науково-практична конференція «Нафта і газ України 2002». Київ, 2002.
77. Фрагменты ранних греческих философов, Т. I (подг. А. В. Лебедев). М.: Наука, 1989. 576 с.
78. Зубаков В.А. Стратиграфия новейших отложений Западно-Сибирской низменности и принципы климато-стратиграфической классификации. Автореф. дисс. на соиск. уч. ст. докт. геол.-мин. наук. Л.: ВСЕГЕИ, 1967. 54 с.
79. Комнацький Петро. Влес-книга. Київ, 2002. 198 с.
80. Платон. Сочинения в трех томах. М.: Мысль.Т. 2, 1970, 612 с.; т. 3 (1), 1971, 687 с.
81. Jaspers K. Vom Ursprung und Ziel der Geschichte. Zurich, 1949.
82. Ясперс К. Смысл и назначение истории. М.: Изд-во полит. лит-ры, 1991. 527 с.
83. Варден, ван дер Б. Пробуждающаяся наука. II. Рождение астрономии. М.: Пер. с англ. М.: Наука, 1991. 382 с.
84. Буткевич А. В., Зеликсон М. С. Вечные календари. 2-е изд-е. М.: Наука, 1984. 207 с.
85. Кифишин А. Г. Каменная могила. Опыт дешифровки протошумерского архива XII – III тысячелетий до н. э. М., 2001.
86. Даниленко В. М. Кам'яна могила. К., 1986. 152 с.
87. Михайлов Б. Н. Петроглифы Каменной могилы. Запорожье, 1994.
88. Михайлов Б. Н. Храм найдавнiших письмен. К., 2001.
89. Паренаго П.П. О гравитационном потенциале Галактики, II. Астроном. журнал, 1952, т. 24, вып. 3, с. 245 — 247.
90. Аллен К. У. Астрофизические величины. М.: Мир, 1977. 446 с.
91. Бонов А.Д. О 176-летнем изменении активности Солнца. Солнечные данные, № 3, 1957, с. 110 – 111.
92. Фрэзер Дж. Дж. Фольклор в Ветхом завете. М.: Политиздат, 1989. 452 с.
93. Франко Іван. Сотвореннє Сьвіта. Вінніпег, 1918. 118 с. (Перепечатка : Франко Іван. Сотворення Світу. Вид–во «С. Яворський», 1984, 118 с.)
94. Субетто А. И. Закон спиральной фрактальности системного времени как базис нового осмысления взаимосвязи циклов эволюции и циклов онтогенеза систем. В кн.: Циклы природы и общества. Материалы IV-ой международной конференции «Циклы природы и общества». Часть первая. Ставрополь: Изд-во Ставропольского университета. 1996, с. 146.
95. Рудник В. А., Соботович Э. В. Ранняя история Земли. Л.: Недра, 1973. 23 с.
96. Рудник В. А., Соботович Э. В. Ранняя история Земли. М.: Наука, 1984, 349 с.
97. Розанов А.Ю. Что произошло 600 миллионов лет назад. М.: Наука, 1986. 96 с.
98. Марков М.А. К теории фридмонов. Дубна: ОИЯИ, 1970. 31 с.
99. Марков М.А. О природе материи. М.: Наука, 1976. 216 с.
100. Длясин Г.Г. Азбука Гермеса Трисмегиста или молекулярная тайнопись мышления. – М.: Белые Альвы, 1998. 144 с.
101. Субетто А.И. Спирально-рефлексивная гармония мира/Длясин Г. Г. Азбука Гермеса Трисмегиста или молекулярная тайнопись мышления. — М.: Белые Альвы, 1998., С. 127 — 138.

Воспроизведено по: http://www.trinitas.ru/rus/doc/0203/001a/02030012.htm

     персональная страница содержание раздела на Главную