Чеников И.В.

Luke Rudolf (b. 1977  in Redhill, UK. Lives and works in London). Portrait №18. 2010. Acrylic and oil on canvas. 190×160 cm. http://www.saatchi-gallery.co.uk/artists/artpages/luke_rudolf_portrait18.htm


Хромосемантика бессознательного


В настоящее время теоретически никто не отрицает принцип Единства Мира. В соответствии с представлениями, восходящими к древности, считается, что в мире существует особый космический ритм, микроструктура которого содержит некую фундаментально значимую структурную информацию, являющуюся основой поддержания всеобщего космического порядка. Это своего рода звучание космического камертона, на который настраивается все сущее, благодаря чему и поддерживается единство Мироздания.

Ранее было высказано предположение, что в качестве такого камертона можно рассматривать основной элемент Вселенной водород, спектры испускания которого дают начало, в частности, основным земным ритмическим руслам: красному, синему [1]. Третье русло — желтое — задается линейчатым спектром гелия, образующегося из водорода. Каждое русло включает, по-видимому, не более 118 длин волн, считая от характеристической в видимой части оптического спектра, в соответствии с октавным принципом — 2n [2].

Интересно, что существенное различие между антропоидами и гоминидами — непосредственными предками Homo sapiens, использовавшими (уже в Терра Амата около 300 тыс. лет до н.э.) в символических целях охру, заключается в преобладающей роли синего (а не красного) цвета у антропоидов [3]. В наскальной живописи первобытных народов чаще всего встречаются уже три цвета — белый, черный и красный. Как подчеркивают различные исследователи, преобладание этих красок нельзя объяснить, например, легкостью их добычи. Ведущее значение этих трех цветов подтверждается изучением магических обрядов первобытных народов современности, живущих в Африке, Южной Америке и т.д. Особая заслуга здесь принадлежит английскому этнографу В. Тэрнеру (1983), собравшему большой фактический материал по “цветовой классификации” у первобытных народов[4].

Все это не случайно, ибо все то, что называется живым на нашей планете, является открытыми сложными системами. Образование и функционирование их, как уже отмечалось, направляется и поддерживается информационно, а может быть и энергетически, из названных русел, берущих начало от спектров водорода и гелия. Часть этих ритмов находится в органолептических диапазонах. Таким образом, слух, зрение, обоняние, вкус, осязание и, возможно, другие чувственные проявления в целом образуют сенсорное пространство человека. Именно оно является инструментом познания. И особенности человеческого мировоззрения, его личностных характеристик, в основном зависят от свойств этого инструмента, который формирует к тому же и память. Обнаруживаемые нами законы физической реальности тоже в значительной мере являются результатом взаимодействия способа восприятия и механизмов работы сознания и бессознательного.

Можно сказать, что эти законы проецируют присущий человеку способ восприятия и обработки информации на окружающий мир. Видимо, правы В.В. Налимов и Ж.А. Дрогалина, написавшие, что «…мы можем со всей серьезностью утверждать, что все научное знание опирается на некоторые шаблоны нашего бессознательного» [5, С.104].

Свет — один из важнейших объектов изучения науки. Размышления над природой света породили (иногда наряду с другими проблемами, а иногда — как основной фактор) важнейшие разделы математики и физики: вариационное исчисление (принцип наименьшего времени Ферма в оптике), классическую электродинамику, теорию относительности, квантовую теорию.

Значение света и связанной с ним символики как в религиозных системах, так и в науке, связано с той ролью, которую играет зрение в постижении мира человеком. Во всяком случае, если удалить образы, связанные со светом и зрением, из человеческой науки, от нее мало что останется. Интересно, что для млекопитающих в целом (в отличие от птиц) доминирование зрительного канала получения информации не характерно: основным чувством для большинства из них является обоняние либо слух.

Строго говоря, свет, как таковой, отсутствует в материальном мире. Это образ, биологический символ, которому в материальном мире соответствуют электромагнитные колебания определенной частоты. Но в то же время, так уж случилось, именно этот набор определенных колебаний является одной из предельно абстрактных категорий, всекосмическим посредником, неким тотальным коммуникатором, коммуникационный паролем всего объективно-субъективного, психосоматического, синтетического. Недаром в большинстве мировых религий именно свету приписывается начало начал.

В самом общем виде свет можно рассматривать как определенного рода текст и, что следует из самого этого понятия, он имеет две стороны — дискретную (семиотическую) и континуальную (семантическую). Таким образом, свет отражает континуальность и дискретность мира. Континуальность — это семантический вакуум [5], который принципиально не определим, не проявлен. Всякая попытка выявить его свойства нарушает непрерывность. Непроявленность подобна волновой функции — она присутствует везде, распространяется во всех направлениях с неограниченной скоростью без какой-либо фиксации. Проявленность — это свойство мира быть воспринятым. Проявленное объективно существует в диапазоне человеческого восприятия (в человеческой полосе). Вместе с тем, это не значит, что за пределами человеческой полосы мир не существует, просто он остается для нас непроявленным.

Проявленный мир усложняется ровно настолько, насколько расширяются наши возможности его восприятия. В плане физической реальности и в духовном плане проявленность осуществляется прежде всего через пары противоположностей, через дуальность. Это информация о мире в двоичной форме, например белое и черное (свет отраженный и поглощенный), свет и тьма (наличие или отсутствие излучения).

Цветовой спектр, с другой стороны, представляет собой результат определенной дифференциации (фракционирования) света. Замкнутость цветового круга отражает континуальность электромагнитных волн. Однако разложение на отдельные цвета — это уже квазинепрерывность, проявление смысла с помощью дискретных элементов — цветов, и именно оно (через различные существующие знаковые и символьные системы) делает возможным существование гармонических трехмерных динамических систем и, как результат, гармонической объемной логики, взамен черно-белой, дуальной. Три основных цвета: красный, синий и желтый — это уже тринитарное представление.

Для художников черно-белое и цветное — это не просто два разных типа зрения. Это две разные веры, и с какого-то момента пути их разошлись “всерьез и надолго”. Трудно объяснить, почему все внутренне близкое, родное, например, и Петр Митурич, и Вера Хлебникова рисуют в черно-белом варианте. Цвет и живопись для них уже иное, что не исповедуется изнутри. Для них это уже, похоже, работа. «Да, порча мира, „двоек и троек священные рощи...”».

Строго говоря, гармонии и красоты в материальном мире нет. Разумно предположить, что простая изоморфность природных соотношений, воспринимаемых человеком с помощью света и звука, соотношениям внутренней структуры органов восприятия человека, должна восприниматься человеком, как приятная и эстетически совершенная. Таким образом, определенные соотношения размеров, частот и др. объектов внешней среды наиболее эффективно воздействует на подобно организованные внутренние структуры восприятия, резонирует с ними. Их осознание имеет чисто биологические корни и связано со свойствами не столько разума, сколько бессознательного.

В последнее время появился термин хромосемантический (“цветосмысловой”), указывающий в определенной степени на невербальную природу человеческого интеллекта и характеризующий параллелизм смысла и цвета. Предлагается даже выделять хромотипы — конституционально закрепленные (относительно устойчивые и наследуемые психогенетически) особенности вибрационной инфраструктуры организмов, выражаемые в особенностях внутримозговой оптоэлектронной переработки биологически актуальной и личностно значимой информации. Хромотипология проявляется в относительной устойчивости предпочитаемых и отвергаемых оттенков цвета, названия которых и дают имя соответствующим хромотипам.

Употребляемый психологами термин «психосемантика цвета»[6] представляется не очень точным и построен на другом принципе формирования сложных слов.

Проблема семантики цвета еще очень далека от своего разрешения, ибо цвет, как уже отмечалось, обладает собственным значением, и поэтому не все в конкретном оттенке цвета доступно ощущению. Содержащаяся в нем информация адресована не только «глазу», но и человеку в целом, поэтому она может проявляться на физиологическом, эмоциональном, интеллектуальном и пр. «уровнях», точнее контекстах.

Действие цвета может распространяться и в сферу самосознания человека. Следовательно, предпочтение цвета должно отражать и особенности Я-концепции, а цветовое значение — включать в свою структуру категории, релевантные самосознанию личности [7].

Наиболее развернутая картина контекстов интерпретации цветового значения содержится в руководстве цветового теста М. Люшера, который явился не только методом исследования личности, но и целым направлением в науке о цвете. Суть цветовых тестов заключается в том, что испытуемому предлагается из набора разноцветных карточек выбрать наиболее нравящиеся и ранжировать их, а затем проделать то же самое с теми, которые не нравятся. В настоящей работе использован вариант по [8], включающий восемь цветов: черный, серый, красный, синий, желтый, зеленый, коричневый, фиолетовый. Как видно, первые два цвета — это характеристики интенсивности, яркости, остальные — отражают в основном спектральный состав. В целом же, в плоской системе координат, при уточнении интенсивностей можно построить графическую характеристику фильтра, определяющего распаковку смыслов в соответствии, например, с формулой Бейеса [9]

Тест Люшера — это так называемый «глубинный» тест, поскольку предпочтение того или иного цвета неосознанное. При этом интерпретации результатов тестирования не всегда однозначны, так как рассматриваются только наиболее ярко выраженные личностные особенности, а формулировки даются в самой общей форме. Тем не менее, цветовые тесты позволяют достаточно четко фиксировать не только статику, но и динамику эмоциональных состояний в той или иной экстремальной ситуации.

По предпочтению всего восьми цветов теста Люшера можно достаточно точно предсказать большинство из параметров Я-концепции, измеряемых обычно с помощью личностного семантического дифференциала (ЛСД) практически с абсолютной точностью [7].

 Красный цвет обычно предпочитают физически здоровые, сильные люди, они живут сегодняшним днем и испытывают желание получить все, что хотят, тоже сегодня. Дети, выбирающие из палитры карандашей красный, легко возбудимы, любят шумные подвижные игры. Красный цвет давно стал символом любви и силы. И, видимо, не случайно в 1337 году во Франции вышел указ, запрещающий простолюдинам носить красную одежду. Этой привилегией пользовались только короли, кардиналы и сенаторы. Отвергают красный цвет, как правило, астенизированные, уставшие люди.

Дети, выбирающие желтый цвет, отличаются тем, что нередко уходят в мир своих фантазий. Повзрослев, они могут при определенных обстоятельствах стать мечтателями «не от мира сего»,  такие люди плохо приспосабливаются к жизни. Нелюбовь к желтому может означать нереализованные надежды («разбитые мечты»), истощение нервной системы.

Людям, выбирающим зеленый цвет, обычно свойственны: самоуверенность, настойчивость. Они стремятся к обеспеченности.

Предпочтение синего цвета отражает потребность человека в стабильности, порядке. Синий цвет чаще выбирают флегматики.

Педиатры заметили, что хронически больные дети, находясь в удовлетворительном состоянии, выполняют рисунки в сине-голубых тонах и оранжевой гамме — в период обострения болезни.

Коричневому цвету часто отдают предпочтение люди, неустроенные в жизни.

Вместе с тем при оценке результатов любого тестирования следует помнить слова И. Гете. «… есть в человеческой природе черта, отчасти затрудняющая точные суждения: это дух подражания, склонность примыкать к большинству». Поскольку процесс творчества является в значительной степени, а иногда и целиком, процессом спонтанным, то использование «цветных» слов также должно происходить в определенной степени неосознанно и, таким образом служить основой для психодиагностики. В наибольшей степени проявления неосознанного цветопредпочтения можно ожидать в поэзии. Первые шаги в этом направлении уже сделаны. Так, поэт Марина Юрич уже использовала одну из интерпретаций теста Люшера для анализа некоторых стихотворений Блока [10]. Получены любопытные сопоставления.

Представляется, что для качественной характеристики личности поэтов более подходящим является восьмицветный вариант теста Люшера, хотя при его применении приходится совершать ряд упрощающих процедур. Прежде всего, выявление цветовых предпочтений требует сведения к одному цвету различных его оттенков. Например, синий — это и голубой, и лазоревый, и черно-синий и др; красный — алый, багряный, розовый и др.; желтый — золотой, золотистый и др. Кроме того необходимо принимать в расчет «цветные слова» разного типа: существительные, прилагательные глаголы, наречия. Как установлено, у большинства поэтов практически не встречаются «коричневые» и «фиолетовые» слова, которые приходится ставить в одинаковой последовательности для всех поэтов, что приводит к тому, что заключительная часть характеристик становится также похожей.

Автором с помощью варианта восьмицветного теста Люшера [8] проанализированы стихотворные произведения ряда поэтов XIX–XX веков, отличающихся своим индивидуальным стилем. Для них выявлены следующие последовательности цветовых предпочтений:

П. Верлен [11] — красный, синий, черный, желтый, зеленый, серый, коричневый, фиолетовый;

М. Волошин [12] — синий, красный, желтый, черный, серый, зеленый, коричневый, фиолетовый;

Вяч. Иванов [13] — синий, красный, желтый, черный, зеленый, серый, коричневый, фиолетовый;

О. Мандельштам [14]– черный, синий, красный, желтый, зеленый, коричневый, серый, фиолетовый;

Б. Пастернак [15] — черный, синий, желтый, серый, красный, зеленый, коричневый, фиолетовый

В. Хлебников [16] — синий, черный, желтый, красный, зеленый, серый, коричневый, фиолетовый;

М. Цветаева [17] — красный, черный, синий, серый, желтый, зеленый, коричневый, фиолетовый.

Несмотря на кажущуюся, а может быть и действительную, приблизительность избранной методики полученные характеристики в соответствии с цветовым тестом Люшера оказались вполне индивидуальными.

П. Верлен

Стремится к жизни, богатой действиями и впечатлениями, и к близости, которая доставляет сексуальное и эмоциональное удовлетворение.

Находится в состоянии стресса, вызванного требованиями, предъявляемыми ему сложившейся ситуацией. Пытается освободиться от всего того, что как-то ограничивает или стесняет его.

Считает, что ему выпало больше всяких трудностей, чем другим. Тем не менее упорно преследует свои цели и пытается преодолевать трудности, применяя гибкость и приспосабливаясь.

Чувствителен и отзывчив на мягкость и тонкость чувства, жаждет мистического слияния, эротической гармонии. Однако это желание остается неудовлетворенным из-за отсутствия подходящего для этого партнера или неблагоприятных обстоятельств, и чтобы знать «на каком он свете», он держит свои эмоциональные отношения под строгим контролем. Эстет, обладает воспитанным и утонченным вкусом, позволяющим ему формулировать и выражать свои пристрастия и мнения, особенно в области искусства и художественного творчества. Стремится объединиться с теми, кто может способствовать его интеллектуальному или художественному росту.

М. Волошин

Ищет нежных, приятных гармоничных отношений. Стремится к тесному союзу, в котором была бы любовь, самопожертвование и взаимное доверие.

Оценивает ситуации как критические или угрожающие, поэтому ищет какой-то выход. Это может приводить к внезапным, даже опрометчивым решениям. Своеволен и отказывается слушать чьи-либо советы.

Считает, что он получает меньше, чем ему следует, но что ему придется с этим примириться и постараться наилучшим образом использовать сложившуюся ситуацию.

Находится в состоянии стресса, вызванном неспособностью все время поддерживать взаимоотношения в желаемом состоянии.

Психологическая интерпретация такая же, как и для Верлена.

Иванов Вяч.

Желаемые цели и поведенческая характеристика аналогична таковым для М.Волошина.

Крушение надежд и неспособность определить, какие меры следует принять — все это вызывает значительный стресс.

Обстоятельства вынуждают его идти на компромиссы, сдерживать свои требования и надежды и временно отказываться от некоторых вещей, которые ему хотелось бы иметь.

Хочет найти партнера, с которым они делили бы все в атмосфере безоблачного спокойствия, однако импульсивное желание демонстрировать свою индивидуальноть заставляет его выработать у себя отношение критическое и взыскательное. Это вносит в отношения разлад и вызывает чередование периода сближения и отдаления, так что то идеальное состояние, к которому он стремится, не может стать реальностью, несмотря на побуждение удовлетворять свои естественные желания, он сам накладывает на свои инстинкты значительное ограничение, полагая, что это доказывает его превосходство и поднимает его над толпой. Проницателен, критичен и взыскателен, разборчив, имеет тонкий вкус. Эти качества в сочетании с его склонностью и независимым воззрением, позволяют ему давать вещам самостоятельную оценку и авторитетно высказывать свои суждения. Оригинальное, искусное и утонченное доставляет ему наслаждение, он стремится объединиться с другими людьми, имеющими сходные вкусы, которые могли бы способствовать его интеллектуальному расцвету. Хочет видеть от других восхищение и уважение.

Мандельштам О.

Страдает от неприятных воздействий и оказывает им сильное сопротивление. Хочет лишь одного — чтобы его оставили в покое.

Непостоянен и устремлен вовне. Ему необходимо чувствовать, что события развиваются в желаемом направлении, в противном случае раздражение может вызвать непостоянство или поверхностность в действиях.

Чувствует, что все равно с существующими трудностями он много не сделает и должен поэтому как можно лучше использовать обстоятельства, какие они есть. Способен получать удовлетворение от сексуальной активности. Получает наслаждение от всего тонкого, изящного, изысканного, однако сохраняет критическую позицию и не позволяет себе увлечься, пока полностью не убедится в том, что все это неподдельно и целостно. Поэтому держит свои эмоциональные отношения под строгим и неусыпным контролем — он должен точно знать «на каком он свете». Требует от других полной искренности — она должна защищать его от свойственной ему тенденции к излишней доверчивости.

Его природная способность ко всему подходить с позиций критической «разборчивости» приняла искаженную форму и превратилась в отношение «резкого критиканства», которое все резко отрицает и надо всем глумится, несмотря на факты.

Б. Пастернак

Желаемые цели и поведенческая характеристика аналогична таковым для О.Мандельштама.

Ищет какого-либо разрешения существующих проблем и забот, однако склонен полагать что выбор правильного курса — дело трудное.

Чувствует себя несчастным из-за сопротивления на которое он наталкивается всякий раз, когда пытается отстаивать свои права. Полагает, однако, что он может мало что изменить и что должен использовать наилучшим образом ситуацию как она есть.

Находится в состоянии стресса, вызванном неспособностью все время поддерживать взаимоотношения в желаемом состоянии.

Психологическая интерпретация такая же, как и для Верлена.

В. Хлебников

Крайне нуждается в отдыхе, расслаблении, покое и теплом участии. Считает, что к нему относились с недостаточным уважением, в результате он стал беспокойным и тревожным. Поскольку его потребности не удовлетворяются, считает, что ситуация, в которой он находится, невыносима.

Активный, устремленный вовне и неугомонный. Разочарован тем, что события разворачиваются в желаемом направлении так медленно. Это вызывает раздражительность, переменчивость и недостаток настойчивости в преследовании своих целей.

Недостаток уверенности, в которой он не признается, заставляет его стараться избегать конфликтов, и он считает, что должен наилучшим образом использовать обстоятельства такими, какие они есть.

Находится в состоянии стресса, вызванном неспособностью все время поддерживать взаимоотношения в желаемом состоянии. В целом состояние весьма негативное: обида, чувство угнетенности, вероятность неадекватных реакций.

Психологическая интерпретация такая же, как и для Верлена.

М. Цветаева

Хочет наверстать то, что как ей кажется, она упустила, живя «насыщенной жизнью»; так по ее мнению, она сможет освободиться от всего, что ее угнетает.

Чувствительна и отзывчива, однако в ней ощущается некоторая напряженность. Нуждается в покое, который она может обрести в обществе близкого человека.

Считает, что ей выпало больше всяких трудностей, чем другим. Тем не менее, упорно преследует свои цели и пытается преодолевать трудности, применяя гибкость и приспосабливаясь.

Находится в состоянии стресса, вызванном неспособностью все время поддерживать взаимоотношения в желаемом состоянии. В целом состояние весьма негативное: обида, чувство угнетенности, вероятность неадекватных реакций.

Психологическая интерпретация такая же, как и для Верлена.


Обращает на себя внимание сходство психологических интерпретаций поэтов. Пять из семи «чувствительны и отзывчивы…». Являются ли эти качества общими и обязательными для людей, занимающихся поэтическим творчеством, или являются, скорее, следствием неполного отражения всех цветов теста в творчестве — ответ требует более глубокого анализа.

Отобранные для исследования поэты не только не похожи друг на друга, но и явно выпадают из своих этносов.

Для характеристики этносов с помощью цветового теста было допущено, что их цветовые предпочтения отражают символы национального суверенитета — флаги. Хотя на первый взгляд представляется, что флаги являются результатом работы, большей частью, специальных комиссий и продуктом определенного коллективного разума, цветовые решения, скорее всего, отражают коллективное бессознательное.

Ниже приведены цветовые предпочтения по континентам, рассматриваемым как место расположение гиперэтносов, в соответствии с классификацией Л.Н. Гумилева [18]. Данные для анализа получены из [19]. Во внимание принимались основные цвета и не учитывались большей частью цвета национальных гербов, часто изображаемых на флагах.

Последовательность практически не встречаемых на флагах цветов была принята следующей: серый, фиолетовый, коричневый.


Выявлены следующие ряды предпочтений.


ЕВРОПА — красный, белый, синий, желтый, зеленый, черный;

АЗИЯ — красный, белый, зеленый, синий, желтый, черный;

АМЕРИКА — красный, синий, белый, желтый, зеленый, черный;

АФРИКА — красный, желтый, белый, зеленый, синий, черный;

АВСТРАЛИЯ и ОКЕАНИЯ — белый, красный, синий, желтый, зеленый, черный;


Среднее предпочтение по всем континентам (человек планеты Земля)– красный, белый, синий, желтый, зеленый, черный.

Характерно, и что сразу обращает на себя внимание, цветовые предпочтения одинаковы в целом для мира и для двух континентов (Европы и Америки) — совпадают. Очень близки к ним предпочтения Австралии и Океании. Все это, безусловно, отражает количественную долю соответствующих континентов и историю их цивилизаций. Наиболее характерные особенности гиперэтносов трех континентов по Люшеру: стремление к жизни, богатой действиями и впечатлениями, и к близости, которая доставляет сексуальное и эмоциональное удовлетворение; надежда на лучшее положение и более высокий престиж, что позволит обеспечить себя многими вещами, без которых приходилось раньше обходиться.

Для азиатского этноса более характерны упорство в достижении поставленных целей, строгое следование по намеченному пути, желание преодолеть все возникающие трудности, стремление ценой своих успехов добиться особого положения и признания. Им также свойственны одолжительность, легкая приспосабливаемость, стремление к связи с людьми, группой или организацией, на которых можно положиться.

Африканцы, прежде всего, жаждут успеха, возбуждения, жизни полной впечатлений. Они хотят развиваться свободно, сбросить с себя оковы неуверенности, побеждать и жить насыщенной жизнью. Любят общаться с другими, по натуре энтузиасты и оптимисты. Восприимчивы ко всему новому, современному и увлекательному. У них много интересов, они хотят расширять сферы деятельности. В тоже время нуждаются в уважении, признании и понимании со стороны близких людей.

Анализ был продолжен и для уровня этносов. В частности, для России (по флагам субъектов Федерации) цветовые предпочтения сложились в следующий ряд: синий, красный, зеленый, желтый, черный, серый, фиолетовый. В соответствии с тестом Люшера для россиян в целом характерен поиск нежных, приятных, гармоничных отношений, стремление к тесному союзу, в котором была бы любовь, самопожертвование и взаимное доверие. Российский гражданин пытается улучшить свое положение и повысить престиж. Он неудовлетворен существующим положением дел и полагает, что некоторое улучшение их принципиально важно для его самоуважения. Однако обстоятельства таковы, что приходится временно идти на компромиссы, чтобы не лишать себя некоторой привязанности или «полного участия».

Распространение цветового теста на вексилологические (вексилология — наука о флагах) характеристики субэтносов в принципе становится менее достоверным уже в силу, прежде всего, меньшего количества исходных данных. Так, попытка провести анализ для федеральных округов России оказалась безуспешной, так как цветовые предпочтения во многих случаях оказываются одинаковыми, а, следовательно, выводы становятся более, чем приблизительными. Однако, в целом, как видно, различия между этносами достаточно показательные и вполне согласуются со сложившимися представлениями.

Таким образом, принципиальным итогом проделанной работы можно посчитать нахождение новых доказательств первоистоков личностных особенностей и ориентаций: ритмические особенности психофизической структуры, которые определяют характерные черты поведения, в т.ч. коммуникативные особенности.




     Литература

1 Чеников И.В.  Циклы геологической истории в циклической системе природных процессов /Материалы межрегионального научного семинара «Циклы». — Ставрополь: СКГТУ, 2002. — С.62–65
2 Чеников И.В.  Ритмические русла процессов самоорганизации и функционирования /Материалы шестой Международной конференции «Циклы». Том первый — Ставрополь: СКГТУ, 2004. — С.17–20
3 Иванов Вяч.Вс.  Знаковая система бессознательного как семиотическая проблема /Бессознательное. — Тбилиси: Изд-во Мецниереба, 1978. — Т. 3. — С.168–172.
4 Базыка Б.А.  Цвет и психика: Моногр./Харьк.гос.акад.культуры. — Харьков: ХДАК, 2001. — 172 с.
5 Налимов В.В., Дрогалина Ж.А.  Реальность нереального. Вероятностная модель бессознательного. — М.: Изд-во «МИР ИДЕЙ», АО АКРОН, 1995. — 432 с.
6 Яньшин П.В.  Введение в психосемантику цвета. Учебное пособие. — Самара: Изд-во СамГПУ, 2001. — 189 с.
7 Яньшин П.В., Андреева К.А.  Связь предпочтения цвета с Я-концепцией / Прикладная психология. 1999. № 6. С.45–57
8 Тест Люшера:  URL=www.psihotest.ru/lush.html
9 Налимов В.В.  Спонтанность сознания: Вероятностная теория смыслов и смысловая архитектоника личности. — М.: Издательство «Прометей» МГПИ им. Ленина, 1989. — 287 с.
10 Юрич М.  Аутическое мышление и символизм. Символика цвета в поэзии А.А. Блока. URL = http:/m-urich.by/ru.aut00.shtml
11 Верлен П.  Избранное: Стихотворения: Пер. с фр./ П.Верлен. — М.: ООО «Издательство АСТ», 2002. — 201 с.
12 Волошин М.А.  Стихотворения. — Л.: Советский писатель, 1977. — 464 с.
13 Иванов Вяч.И.  Стихотворения и поэмы. — Л.: Советский писатель,1974. — 510 с.
4 Мандельштам О.Э.  Собрание сочинений в четырех томах. Том1. — М.: ТЕРРА, 1991. — 684 с.
15 Пастернак Б.Л.  Стихотворения и поэмы. — Л.: Советский писатель,1976. — 608 с.
16 Хлебников В.В.  Лирика. — Минск: ООО «Харвест», 1999. — 480 с.
17 Цветаева М.И.  Избранные произведения. — Л.: Советский писатель, 1965. — 812
18 Гумилев Л.Н.  Этногенез и биосфера Земли. — Л.: Гидрометеоиздат, 1990. — 528 с.
19 Все флаги мира:  URL= http://www.flags.ru
Воспроизведено по авторской электронной версии.

Изображение заимствовано:
Luke Rudolf (b. 1977 in Redhill, UK. Lives and works in London).
Portrait №18. 2010.
Acrylic and oil on canvas. 190×160 cm.
http://www.saatchi-gallery.co.uk/artists/artpages/luke_rudolf_portrait18.htm

     персональная страница содержание раздела на Главную