Письма Александра Хлебникова

Willie Cole (b. 1955 in Newark, New Jersey, US). Next Kent tji wara. 2007. Bycicle parts, spray paint and brazing. 94×52.1×21 cm. The piece is part of «Reconfiguring an African Icon: Odes to the Mask by Modern and Contemporary Artists from Three Continents». Metropolitan Museum of Art, Hortense and William A. Mohr Sculpture Purchase Fund, 2008.
Письмо первое

Папа и мама, извиняюсь за долгое молчание да кстати за ошибки и почерк. Буду описывать свое путешествие по порядку. До Перми доехал я в третьем классе довольно благополучно. В пути со мной было только два маленьких происшествия: ночью кто-то утащил около 30 копеек, да я чуть не остался в Чистополе. Последнее событие заслуживает ближайшего рассмотрения. Я сошел на берег погулять, дело было вечером, да на беду вообразил, что пароход будет стоять долго, подумал, подумал, услышал в роще рокот соловьиный и решил на манер серенького козлика в лес погулять. Едва отошел несколько шагов, как слышу вдруг пароход дает тревожные свистки. Я побежал вперед тихо, но дорогой заботливые извозчики так напугали меня своими советами, что я помчался как заяц, прыгая по лестнице через 3 ступеньки. Еще немного, и я бы опоздал — уже сняли мостик и чалки, но я сделал гигантский прыжок и очутился на пароходе. В таких случаях матросы дают шлепок, но меня спасла форма реалиста. Дорогой, в общем, я не скучал, слушал разговоры торговцев и рассказы раненого солдата, кроме того, почти все время проводил на палубе, любуясь камскими видами. Кама хотя и уже Волги, но от этого только выигрывает, так как ее обрывистые, покрытые темно-зелеными пушистыми елями берега видны вблизи и потому производят больше впечатления.

Приехавши в Пермь я прождал с пол часа и увидел Витю, как оказалось потом он ежедневно по нескольку раз в день ходил справляться на пристань, что ему, судя по рожице, порядком надоело. В Перми пробыли несколько часов, но закупок не удалось сделать, так как по случаю воскресенья магазины были все заперты.

От Перми до Кушвы мы проехали по железной дороге. От Кушвы до П.З. на лошадях. Дорогой Витя страшно экономничал и даже хотел отучиться и меня отучить от скверной привычки есть ежедневно, но, к сожалению, безуспешно. Перед приездом на Павдинский завод в знак своей кровожадности он съел кусок сырого мяса из груди дрозда и сварил неочищенную овсянку.

На П.З. мы устроились недурно, наняли комнату за 2 р. 50 коп. и к нашему счастью хозяева оказались людьми хорошими и заботливыми. Подробности жизни нашей на П.З. я напишу в другом письме. Так как я успел немного соскучиться, то прошу писать подробнее, что делает Вера, как идет ее рисование, каковы Катины дела; здоровы ли все и как думаете проводить лето. Кроме того, напишите, что делается в реальном, так как Роберт меня уже посещал во сне.

   (Чучел сделал 22 шт.) (денег 22 р. 46 к.) Адрес: Пермская губерния, Верхотурскмй уезд, Павдинский з. Студенту В.В. Хлебникову (до востребования)


Письмо второе
Приписка др. почерком: Послано В.А. Шурино письмо.


20 июня

Папа и мама, вот уже прошло 2 недели, как я собираюсь, по русской привычке, написать 2-е письмо. В этом письме я опишу наше житье на П.З. В общем, окрестности П.З. нас немного разочаровали. Во-первых, огромный П. пруд был спущен и высох за 30 лет до нашего приезда. Во-вторых, рыбных озер, о которых я мечтал, здесь тоже нет — озеро так заросло мхом и засыпалось тиной, что в нем нет места глубже 1,5 арш. и рыбы — кроме мелких окуней. Единственное утешение — это порожистые маленькие речки Ляля и Павда, протекающие через П.З., да кроме того река Лягва, отстоящая от нас за 80 в‹ёрст›. В последней, говорят, много хариусов и тайменей, но я на ней не был. П.З. на расстоянии сотен верст окружен тайгой, но тайга здесь не состоит из больших деревьев, как я предполагал: деревья здесь небольшие, не они производят впечатление, но бесконечность тайги: сколько ни иди, все новые и новые места. Густые поросшие мхом ели сменяются то сосной, то кедрами, то лиственницами, то смешанным лесом — и так бесконечно. И все эти деревья растут в страшном беспорядке, во многих местах грудами сваленные каким-нибудь шальным ветром. Это, должно быть, и составляет всю прелесть тайги. Одна беда — сколько ни ходи в тайге, но кроме мелких птиц да ореховок ничего не встретишь: птица сидит на яйцах или выбита, а зверя без собаки не увидишь; следов, правда, мы видели много, но зверя ни одного. Раз только я нашел гнездо горностая, но я был без ружья, да кроме того горностаиха так ловко действовала, что я едва успел захватить одного, да и тот умер через 4 дня.

Павдинцы живут здесь очень зажиточно, заработки у них хорошие — летом и зимой они работают на приисках, а осенью лесуют. Для лесования здесь употребляется 2 породы лаек. Одна остроухая, сибирская, другая порода борзоватого склада, с полу-повисшим ушами, волчьей шерстью и с черной мордой. Лайки первой породы употребляются больше на зверя сохатого, медведя, рысь, куницу. Второй породы больше идут на мелочь: на куницу, глухаря, тетерева и белку. Цена обучения хорошей лайки доходит до 40 р.

На Павдинском мы живем уже второй месяц. Так как мы редко появляемся на улицах, то проницательные павдинцы долго принимали нас за японских шпионов; при встречах мальчишки по нескольку раз забегали вперед посмотреть на японца и кричали, смотря по воинственности: японец, япоша, японская харя. Другие видели в нас “студентов”, желающих устроить смуту. Один пьяный лавочник долго и в сильных выражениях объяснял мне опасность наших тайных занятий и даже для наглядности показал, как он раздавит нас в кулаке, если выследит, но все это это было не страшно, так как в промежутках своей грозной речи он объяснял мне устройство рябчикого пищика.

В наше пребывание на П.З. мы дважды были на П. камне. В первый раз мы не нашли дороги и в продолжение 3 дней проплутали по болотам от сопки к сопке, да и то дошли только до меньшей вершины П. камня. Второе наше путешествие продолжалось 7 дней, дорогой мы уставали страшно, так как каждому приходилось нести около 30 ф. Под конец как первого так и второго путешествия мы сильно голодали, приходилось довольствоваться одним кофеем. В первом путешествии Витя даже нашел особую прелесть в угольках из под каш, а во втором собирался есть мох, но от этого нас спасли случайно налетевшие кедровки. Первое время по ночам в лесу я немного побаивался подвергнуться горькой участи Витергай [? — В.М.], но скоро привык и стал заботиться только о тепле. Тепло же нам дорого доставалось. Ужасно предательская вещь костер: чуть не доглядишь — что-нибудь загорится. Так, я сжег сапоги, бродни и рукав куртки, а Витя фуражку, носки и [пропуск в машинописи. — В.М.]

Витя ко мне относился довольно хорошо, но все старался поставить меня в зависимое положение и иногда изрыгал такое количество советов, замечаний и упреков, что мне становилось тошно. До сих пор мы жили о ним дружно, дружно, и вдруг такой случай: я взялся набивать 21 шт. в день, но иногда набивал меньше; Витя хотел, чтобы я ненабитых птиц набивал на следующий день кроме порции, я отказался. Тогда Витя перестал совсем мне давать птиц для набивки. Вот уже прошла неделя, как мы, по его словам, „живем на одни деньги и пьем вместе чай“. Не знаю, уладятся ли дела с Витей, но кроме того я побаиваюсь 6-ого класса, и потому хочу приехать как только пришлете деньги.

Писем ваших я не получал. Пишите подробнее. Адрес наш. Пермская губерния Верхотурский уезд Павдинский З. Студенту Виктору Владимировичу Хлебникову до востребования.



Воспроизведено по машинописной копии
писем Александра Хлебникова из архива М.П. Митурича-Хлебникова,
любезно предоставленной нам Ириной Владимировной Ермаковой.

Изображение заимствовано:
Willie Cole (b. 1955 in Newark, New Jersey, US).
Next Kent tji wara. 2007.
Bycicle parts, spray paint and brazing. 94×52.1×21 cm.
Metropolitan Museum of Art (MoMA), Hortense and William A. Mohr Sculpture Purchase Fund, 2008.
www.flickr.com/photos/cmasseyphotos/3053479578/

How do you turn a bicycle into an antelope?
     When the Bamana peoples of Mali dance in rites related to the agricultural cycle, they wear headdresses called ci wara (or tji wara). The graceful, elongated lines of the wooden forms evoke parent-and-child antelope pairings — or, sometimes, aardvarks, or armored pangolins. Willie Cole pays homage to the genre in Next Kent tji wara, a 2007 sculpture made out of bicycle parts. The piece is part of «Reconfiguring an African Icon: Odes to the Mask by Modern and Contemporary Artists from Three Continents», a show at the Metropolitan Museum of Art featuring “highly creative re-imaginings of the iconic form of the African mask”.
http://niborama.com/2011/03/22/how-do-you-turn-a-bicycle-into-an-antelope/


     содержание раздела на главную страницу